ФОН Прозрачный Новая книга Старая книга Древняя книга
kavkazdoc.me/Материалы из русских журналов XIX–XX вв./ВС № 3 1862. «Известия из Кубанской области».

Военный сборник № 3, 1862

Известия из Кубанской области

В дополнение к сообщенным нами сведениям, мы перепечатываем из газеты «Кавказъ» следующие, в которых особенно интересны последние действия Абадзехов, решившихся наконец выйти из своего двусмысленного положения.

Из 51 и 54 №№ газеты «Кавказъ», читателям известен общий характер военных действий, продолжавшихся в Кубанской области в прошлую весну. Летом войска заняты были исключительно работами, по возведению новых станиц, между рр. Лабой и Белой и устройством дорог в разных частях края, в которых спокойствие отчасти уже водворено.

Самым замечательным фактом летнего периода действий было выселение Башильбаевцев, Тимовцев, Кашильбековцев, Шахгиреевцев и Баговцев, обитавших в верховьях Большой и Малой Лабы и Ходза, в долинах и ущельях между главным хребтом и Черными горами.

Генерал-адъютант граф Евдокимов, имея в виду очистить пространство, занимаемое этими племенами, еще прошлою зимою потребовал от них, чтобы они выселились на назначенные для них места, на левом берегу р. Лабы. Племена эти, подобно Бесленеевцам, под разными предлогами уклонялись от исполнения этого требования. Видя это, граф Евдокимов объявил решительно, что, в случае, если они немедленно не исполнят его требования, то он принужден будет действовать против них оружием. Сознавая свое бессилие и невозможность сопротивляться нашим войскам племена эти в начале июня оставили прежние места своего жительства и частью выселились на плоскость, частью же, перейдя через хребет, спустились к Сухуму и оттуда отправились морем в Турцию.

Следствием этого переселения было совершенное очищение от туземного населения пространства между Урупом и Ходзом на юг от крайних наших станиц до гребня главного Кавказского хребта.

Приближение наших казачьих поселений к границам земель, занимаемых Абадзехами разъяснило наконец назначение той двусмысленной покорности, которую это племя изъявило в 1859 году. Покорность эта, многими из Абадзехов искренно изъявленная, с самого начала не нравилась той части населения, которая, или по фанатизму, или по безотчетной склонности к войне, желала оставаться во враждебных к нам отношениях. В виду предъявленных нами требований уступить предгорья Кавказского хребта для наших казачьих поселений, воинственная партия, как кажется, одержала верх, и большая часть абадзехского населения обнаружила явную к нам неприязнь и готовность снова поднять оружие. Это враждебное расположение проявилось сперва в мелких нападениях на наших казаков и отдельные команды, но в половине ноября начали собираться уже значительные партии их, и 20 числа они произвели [97] открытое нападение на нижне-абадзехский отряд наш, рубивший просеку на левом берегу р. Белой от Ханского брода (в 12 верстах ниже Майкопа) к р. Пшехе. Войска наши отразили это нападение после довольно упорного боя, стоившего нам 3 человек убитых нижних чинов, раненых одного штаб-офицера (Войсковой старшина Пистолькорс.), одного обер-офицера (Кавказского гренадерского стрелкового батальона штабс-капитан Гедмонт.) и 19 нижних чинов.

Вслед за этим 24 ноября, Абадзехи в числе до 1,000 человек сделали нападение на Ново-Лабинскую станицу. Перед рассветом, в 6-м часу утра, значительная партия хищников, переправившись на правый берег Лабы, в 3 верстах ниже станицы Ново-Лабинской у Свиного и Хуциева бродов, быстро двинулась к станице.

Один из секретов наших, расположенный между означенными бродами, был отрезан от станицы и не мог дать знать своевременно о приближении неприятеля; казаки другого же секрета, находившиеся ближе к станице, едва успели вбежать в оную, как передовые толпы хищников появились у ворот от въезда со стороны Некрасовской станицы и старались, выломав ворота, ворваться в станицу.

Встреченные метким огнем часовых у ворот и подоспевшего караула, не успев при том в своем первоначальном намерении, они рассыпались вдоль станичного окопа, стараясь в каком-либо пункте прорваться через ограду: встретив на всех пунктах атакуемого фаса сильный отпор, горцы вынуждены были отступить с уроном.

Неудача первого нападении не заставила горцев отказаться совершенно от своего намерения; поддерживаемые вновь прибывавшими толпами, они завязали жаркую перестрелку с казаками, занимавшими станичную ограду, и два раза еще возобновляли атаку; но, встреченные оба раза сильным ружейным и картечным огнем, после значительного урона пришли в беспорядок и несколькими раздельными партиями стали уходить.

В это время, на пушечные выстрелы, скакали к месту боя казачьи сотни ближайших станиц Тенгинской и Некрасовской. Первая из них прибыла в момент окончательного отступления неприятеля и вместе с ново-лабинскою сотнею преследовала хищников по направлению к Свиному броду; некрасовская же сотня, увидев горцев, толпившихся в беспорядке на левом берегу Лабы, переправилась через реку у Хуциева брода и бросилась преследовать одну из уходивших партий. Видя свое числительное превосходство, неприятель повернул назад, и три наши сотни должны были некоторое время выдерживать неравный бой и вступать с ободренными горцами в рукопашные схватки.

Между тем, по тревоге на помощь нашим казакам поспешали: две сборные роты кавказского линейного № 2 батальона, из станицы [98] Тенгинской, воздвиженская сотня с 4 ракетными станками и вслед за сотнею 6-й эскадрон Тверского драгунского Его Императорского Высочества Великого Князя Николая Николаевича Старшего полка.

Прибытие на место боя воздвиженской сотни с ракетными станками и появление нашей пехоты, переправлявшейся через Лабу, дали решительный оборот делу. После нескольких выпущенных ракет, горцы пришли в смятение. Воздвиженская сотня, поддержанная тремя другими с огнями и подоспевшими к ним на помощь покорными Темиргоевцами, стремительно атаковала неприятеля, который, заметив притом приближение пехоты и драгун, подходивших в это время к станице Ново-Лабинской, обратился в совершенное бегство. Казаки преследовали хищников, до р. Псенафы, а к вечеру войска возвратились за Лабу. Вообще, бой продолжался с 6 часов утра до полудня. Потеря наша в этом деле заключается из 13 убитых (один обер-офицер) (Есаул Мацацев), один житель станицы Ново-Лабинской и 11 казаков, и в 9 раненых.

Русск. Инв.

____________


Текст воспроизведен по изданию:
«Известия из Кубанской области».
«Военный сборник» № 3, 1862

© Текст — ?
© Scan — Thietmar. vostlit.info
© OCR — A.U.L. 2008
© Сетевая версия — A.U.L. 08.2009. kavkazdoc.me
© Военный сборник, 1862