ФОН Прозрачный Новая книга Старая книга Древняя книга
kavkazdoc.me/Историческая литература/Дагестанские исторические сочинения/«История Ирхана».

Дагестанские исторические сочинения

История Ирхана

Оглавление

Основной текст

Введение

Перевод

Комментарии

Ирганай — аварское селение, расположенное на правом берегу Аварского Койсу, в Унцукульском районе, один из древних населенных пунктов Дагестана.

История сел. Ирхан (Ирганай) дошла до нас в четырех списках.

1) Список А — хранится в Рукописном фонде ИИЯЛ в составе сводной рукописи, именуемой «К истории Дагестана. Запись Инкачилау» (РФ ИИЯЛ, ф. 1, оп. 1, д. 378). Текст озаглавлен, очевидно, переписчиком: «О событиях в Дагестане в старые времена», копия снята в 1926 г. М. Инкачилавом. Мы, однако, назвали это сочинение «Историей Ирхана», так как события, описанные там, связаны в основном с этим населенным пунктом. Текст на арабском языке (пагинация европейская обратная, с. 10–8), написан на белой фабричной бумаге (35x22 см) черными чернилами, почерк — полукурсивный «турецкий» рик'а. Имя автора и время составления сочинения не указаны.

2) Список Б — сохранился в составе сборной рукописи, принадлежавшей М.-С. Д. Саидову, которая содержит: а) «Тарих Дагестан»; б) «Дербенд-наме»; в) записи обычно-правовых норм отдельных дагестанских обществ. «История Ирхана» вставлена здесь в текст «Дербенд-наме». Текст (л. 3б–4б) на желтой и светло-синей фабричной бумаге (27x16 см), арабский язык, черные чернила, насх. Переписчик всей рукописи — Хаджжи Дибир из сел. Ахалчи (ал-Акалчи). Дата переписки отсутствует, но не ранее 1276/1859–60 г. (Саидов, Шихсаидов. «Дербенд-наме», с. 20.).

3) Список В — находится в составе сборной рукописи, также принадлежавшей М.-С. Д. Саидову («Тарих Дагестан», «Дербенд-наме», хронологические записи по истории Дагестана). Рассказ об Ирхане и здесь вставлен в «Дербенд-наме». Текст разбираемого источника на арабском языке (л. 4б–5б), на белой фабричной бумаге (28x15 см), черные чернила, насх (Там же.). [163]

4) Список Г — хранится в Рукописном фонде Историко-этнографического музея Дагестанского государственного университета им. В. И. Ленина; Р. М. Магомедов издал русский перевод части текста сочинения, выполненный Т. М. Айтберовым (Магомедов. Дагестан, с. 206–207.) (описание рукописи и ее шифр не даются).

«История Ирхана» — сложное по составу сочинение, представляющее собой, в сущности, собрание устных рассказов и легенд, связанных с определенной территорией, перекликающихся при этом с фактическим материалом и в определенной мере отражающих его.

Для определения хронологии текста следует обратиться к основной тематике «Истории Ирхана»:

1) описание Ирхана и «земли Харакан», кварталов Аракани;

2) рассказ о выходе правителя Ирхана «в сторону крепости Ма'миз» и о его скотоводческом хозяйстве;

3) рассказ о том, как удалось выяснить количество жителей в Кадаре;

4) рассказ о правительнице Гелбаха;

5) рассказ о жителях Кудутля и о влиянии на них «жителей Ирхана»;

6) сообщение о конфессиональной и этнической принадлежности жителей Кадара, Андалала, Гидатля, Чоха, Аварии, Цудахара, Ирхана;

7) захват мусульманскими войсками Кадара, Аркаса, Ирхана и распространение там ислама;

8) упоминание о медных и золотых разработках в Эндери и у Терека, находившихся в руках хакана.

Если начало рассказа связано со временем деятельности шаха Кавада (начало VI в.), то заключительная часть его посвящена исламизации аварских селений, имевшей место, как известно, после X в. (Шихсаидов. Ислам, с. 110–130.). Рассказ о селении Аракани и его кварталах — первоначально отдельных поселениях, стало быть, об уже сложившемся крупном населенном пункте, указывает примерно на X–XIV вв., когда в Дагестане прошел в основном процесс образования крупного села на базе слияния мелких населенных пунктов (Шихсаидов. Дагестан, с. 97–108.). Ту же датировку может подкрепить и сообщение о христианском населении в ряде аварских обществ, действительно существовавшем в X–XIV вв.

В целом тематически «История Ирхана» делится на две части: бытовой рассказ об Ирхане и других пунктах, о количестве хозяйств в них, о хозяйственной деятельности населения; а с [164] другой стороны — процесс исламизации дагестанских обществ. Можно предположить, что весь рассказ об Ирхане состоит из двух самостоятельных, хронологически разновременных рассказов, объединенных общей идеей — борьбы за утверждение ислама.

Ниже дается перевод «Истории Ирхана» по списку А с учетом других упомянутых выше списков.

Перевод

/с. 10/ Вот что произошло в Дагестане в старые времена.

Город Ирхан (Списки Б и В — рассказ об Ирхане вводится в текст «Дербенд-наме» после слов: «Их (т. е. хазар) правитель (кабир), то есть правитель указанных пунктов (кура), сидит в Ирхане...» В списке Б город почти всегда назван Ирхан, но в трех случаях встречается написание Ихран. Список В дает только Ихран.) (1) был большим городом, в котором имелся медный рудник. В городе Ирхан было девять тысяч девятьсот девять домов (байт).

В квартале (махалла) Каршаб (2) было тридцать пять еврейских домов, которые платили харадж эмиру Ирхана. После принятия ислама нашей землей в земле Харакан (3) было семь кварталов — в (В трех списках (А, Б, В) есть этот предлог, не совсем «уместный» в контексте.) Казиниб, 'Арцалиб, Ма'миз и других (Б — «К.д.н., '.р.с.р., М.'.м.з. и других»; В — «Казни, Ансеари, Мамиз и других».) [местах] (4). В Ма'мизе, в стороне Шиширак (Б — Ширшик; В — Ширширик.) (5), были сильная крепость и большое селение.

Летом султан Ирхана выходил из города Ирхан в сторону крепости Ма'миз. Оттуда он направлялся к Хазарскому морю (Б — Бахл Гадар, Гадар; В — Бахли Гадар, Гадар.) (6) и возвращался с наступлением холодов. Своих овец, коров и буйволов /с. 9/ он оставлял у своих райятов в селении Ма'миз, где скот и содержался. Его крупный рогатый скот прибывал в селение Ма'миз вечером, разбредаясь [на] целый день вокруг крепости.

Дорога от Ирхана до Хазарского моря была длинной и шла через лес Масакулу (Б, В — Сасакулрух.) (7). Раньше этот лес назывался Каранкаш (Б, В — «раньше это селение называлось Каранкаш».).

Имя султана Ирхана — Ариф-хан, сын Амир-хана, сына Турарав-бека, сына Сарисанфаш-шаха, сына Кадирфаш-хана, сына Кавтар-шаха, сына Адах-шаха; он (Ариф-хан) — брат Хакан-шаха (Б, В — «Ариф-хан, сын Султан-хана, сына Хаджар-хана, сына Аббас-хана, сына Зафир-хана, сына Амир-хана, сына Турарав-бека, сына Сарсинфаша-шаха, сына Кадирфаша-хана, сына Кавтар-шаха, сына Адил-шаха, а он (Ариф-хан) брат хакана (в тексте: харкан)».), который ничего не предпринимал без разрешения Ариф-хана, в знак уважения к нему. [165]

[В это время] никто не знал количества домов в городе Ирхан, кроме одной женщины, жившей в городе Хадар (8), умеющей общаться с джиннами. Тогда собрались мудрецы (укала) Хадара и решили хитростью разузнать количество домов города Ирхан. Был изготовлен [для этого] изар с тремя штанинами (Б — изар; В — шаршун, или ак.) (9), который был выставлен [на воротах] города Хадара. Тогда женщина, знавшая все от джиннов, увидев это, воскликнула: «Не видела я [до сих пор], чтобы в Ирхане был кто-нибудь с тремя ногами, хотя в нем девять тысяч девятьсот девять домов (Б, В — доб.: «нет, в этом городе четыре тысячи четыре дома».), не слышала я и в отношении Хадара, [хотя там] было семь тысяч семьсот семьдесят семь домов». Таким образом узнали о количестве домов в обоих [городах] (Б, В — сообщается только о Хадаре.). И не было в земле Харакан, Кимра (Б, В — Гумравэ.) (10), Унсукул (11), Балакан (Б — Балакун, В — Балаккан.) (12) и других [местах больших городов], кроме Килбаха (13) и Хадара.

В городе Килбах жила благородная правительница (амира), которую хотел сосватать [один] из эмиров Таргу (Б, В — Таргуб.) (14), но она на это не выражала своего согласия. Когда [эмиры Таргу по этому поводу] услышали ее грубый ответ, то они решили взять ее силой. Узнав об этом, [правительница] ответила: «Меня окружает крепкая стена, [охраняют] многочисленное войско и мощные укрепления, и словами их меня не подчинить». И засомневались эмиры Таргу [в своих силах], а правительница сказала: «Килбах» (Б, В — килбах.) (15), и с этого времени местность эта и стала называться Килбах. Раньше она называлась Каскар.

Что касается жителей Кудутля (кудукийун) (Б, В — каркал (кудутлинцы).) (16), то они были в ущелье Цанта, ныне называемом Никки ми'ир (Б — Марка ми'ир никир; В — Марка ми'ир никки ми'ир.) (17). С тех пор Цанта принадлежит жителям Ирхана и приносит ежегодно жителям [Ирхана] восемьдесят баранов.

У жителей Кудутля было восемьдесят шесть домов, [но] они навлекли на себя гнев всевышнего Аллаха, обрушился на них шахик (?) (Б — сандар, или куру; В — сандар, или луру.), и в ночь шабана утонули все жители. Умерли [почти] все жители в ночь месяца шабан, в живых осталось только шестеро [166] мужчин, которые находились в Ирхане. Затем [они] вернулись в лес Чурчир, или в лес Кудутля, они обошли его повсюду, желая охотиться [там]. Затем стали прибывать с разных сторон [люди] и обосновались здесь. А что касается времени, то оно уже указывалось.

Жители Хадара — неверные, смутьяны, чистые русы (Б, В — урусы); жители Андала (18) были иудеями, [жители] области Хид (Б, В — Хидал.) (19) были грузины, области Чаххал (20) — христиане, Авар — все чистые русы, жители Цудакара (Б — Цидих и Ахуш; В — Цидих и Акуша.) (21) были иудеями и так далее. Жители Ирхана (Отсюда начинается изданный перевод списка Г.) [по своей вере посередине] между мусульманами, неверующими и коптами (Б — ал-хабашин (букв.: «эфиопами»).), религия их — смешанная.

После завоевания Дербенда, Табасарана и Хайдака мусульманские войска дошли до Анджэ (Г — Анди. Вероятно, в протографе списка Г также стояло Анджи, но при переписке допущена ошибка.). После [преодоления] стен и захвата этого города [мусульмане дошли] до Бахли Хадара, хотя здесь скопились неверующие из Авара и из других мест (В — доб.: «хотя и из мусульман [также]».).

Мусульмане окружили [неверующих], напали на них, вступили с ними в сражение, но долгое время не могли овладеть Хадаром. Тогда мудрые люди из мусульман, посоветовавшись между собой, решили применить хитрость. Они отправили в Индию письмо и [своих] представителей, чтобы они доставили оттуда [ядовитую] траву. Те [отправились] и вернулись, подошли к Хадару, трава была разделена на части, и были изготовлены из нее разного рода горячие блюда. Затем мусульмане послали шпиона, который [будто] бежал [к неверующим] и рассказал им о траве и о положении [мусульман]. Шпион рассказал неверующим: «Они хотят уйти от вас, им очень трудно, [у них] большие разногласия». Узнав, что [мусульманам] не удастся захват крепости, [неверующие] обрадовались, были довольны этой вестью.

С наступлением вечера неверующие открыли ворота своего города и начали сражение с мусульманами. Мусульмане [ложно] обратились /с. 8/ в бегство, бросив еду, смешанную с ядом. Неверующие, вступив в город вслед за убежавшими мусульманами, набросились на еду. Всякий, кто пробовал еду, падал мертвым, и погибло [таким образом] из них семь тысяч семьсот тридцать [167] четыре человека. В тот же день мусульмане захватили Хадар, а неверующие бежали, пока не дошли до своих земель.

Затем состоялось сражение в Хиркасе (Б, В — Хиркис.) (22), продолжавшееся целую неделю. Селение было взято, но оставался [не занятым] один квартал в верхней части селения, где укрылись их раисы и эмиры — таватийал и арнахурал (Б — таватил и азнахурал; В — таватийал и азнахурал; Г — таватийал и азнаурал. Здесь, «видимо, тавады и азнауры — грузинские феодальные титулы» (Магомедов. Дагестан, с. 207).). Мусульмане в течение двух месяцев не могли овладеть этим укрепленным кварталом. [Наконец] он был взят с помощью всевышнего Аллаха, господина миров. Мусульмане убили всех, кого там застали, за исключением тех, кто принял ислам.

Жители Ирхана, поняв тщетность сопротивления мусульманам, убили своих эмиров и раисов, приняли ислам и послали своих представителей, добиваясь покровительства мусульман, в ущелье Бухнаб. Султан же их бежал из Ирхана в область Килбах, думая, что они (жители Килбаха) будут заодно с ним. Но в местности Ахалл (23) произошло сражение с мусульманами, в котором он был убит. Мусульмане бросили его [труп], как и [трупы] его сподвижников, в реку.

Что касается рудника меди в Индирайе, золотого рудника, что у реки Тирик (24), то они были в руках хакана, который поставил здесь хакима, [жившего] в Килбахе, и т. д. Вот так (Здесь, по всей вероятности, заканчивается вставной текст истории Ирхана и опять идет рассказ «Дербенд-наме».).

Комментарии

(1) Ныне сел. Ирганай Унцукульского района, которое по-аварски называется Рихьуни, а по кумыкски — Иргьанай. В арабских текстах иногда пишется в форме Ихран вместо Ирхан. М. А. Казембек в своих комментариях к «Дербенд-наме» писал, что Ихран — это самостоятельная крепость или город, получивший имя правителя, и что Ирганай — это искаженное название Ихрана (Derbend-Nameh, с. 432–433, примеч. 19). М. Алиханов-Аварский отождествлял, однако, Ихран с Хунзахом (Тарихи Дербенд-наме, с. 32).

(2) Каршаб — квартал сел. Аракани Унцукульского района. На территории этого квартала в начале XX в. была расположена пятничная мечеть.

(3) Аракани.

(4) Как сообщил нам М. Г. Нурмагомедов, сел. Аракани образовалось в результате объединения следующих населенных пунктов, развалины которых сохранились по сей день: Казиниб (КIазиниб), расположенный в 5 км к югу от Аракани; Кариб (Къариб) — на восток от Аракани; Шишираг — также к востоку от этого селения; [168] Ма'миз (МагIмиз) — к северу от селения, на горе Тузтау; Арцалиб — к западу от Ма'миза; Цуниб — (ЦIуниб) — ниже Арцалиба; Керетлоб (Керекьоб) — к северо-западу от Аракани. В «Истории Ирхана» названы из этих пунктов только три — Казиниб, Арцалиб и Ма'миз, но уже в качестве кварталов сел. Аракани. Это обстоятельство может быть учтено при датировке данного отрывка — речь идет о времени после слияния мелких пунктов в сел. Аракани, когда они стали его кварталами.

(5) Чит.: Шишираг.

(6) Хазарское море (Бахр хазар); по-арабски обычно Бахр ал-хазар. В других списках разбираемого сочинения Бахр хазар заменено на Бахл Гадар (Б) или Бахли Гадар (В), что приближает это название к Гадар (ныне Кадар, Буйнакский район). В данной связи отметим, что замена хазар на Гадар наблюдается в некоторых списках «Дербенд-наме»: «а цель строительства этого города — охрана Дербенда от неверующих Хумза и Бахл Гадара»; «цель этого — охрана Дербенда от неверующих Гадара и Авара» (см.: Саидов, Шихсаидов. «Дербенд-наме», с. 55).

(7) Участок леса близ Ма'миза, который называется ныне КIудияб рохь (авар., «большой лес»).

(8) Речь идет о сел. Кадар (Къадар) Буйнакского района, которое соседи-аварцы называют Гьадар. Наиболее древняя арабская надпись из этого селения относится к 898/1492–93 г. (Шихсаидов. Эпиграфические памятники, с. 259–260).

(9) В тексте: шуршин — «штанина». Список В уточняет: ак (ГIаг) — авар., «штанина».

(10) Сел. Гимры (Генуб) Унцукульского района.

(11) Сел. Унцукуль.

(12) Сел. Балахани Унцукульского района.

(13) Килбах (Гелбах).

(14) Современный пос. Тарки.

(15) Чит.: гел бах (кумык.) — «приходи, посмотри».

(16) Кудутлинцы (по-аварски — кьаркьал), жители сел. Кудутль (Къудукь), расположенного ныне в Гергебильском районе.

(17) Никки ми'ир (Некки мегIер) — гора между Гимры и Ирганаем.

(18) Общество Анди.

(19) Общество Гидатль, занимавшее часть нынешнего Советского района.

(20) Чохцы (чIахал), т. е. жители сел. Чох Гунибского района.

(21) Сел. Цудахар (ЦIудахар) Левашинского района. В приведенном рассказе из «Истории Ирхана» отразились факты наличия в раннее средневековье христианских и иудейских элементов в горном Дагестане.

(22) В верхней части сел. Аркас сохранились развалины внушительных размеров цитадели, просуществовавшей вплоть до XIV в. (см.: Атаев. Аркасское городище).

(23) Чит.: Ахалълъ.

(24) Терек.

____________


Текст воспроизведен по изданию:
«История Ирхана» // «Дагестанские исторические сочинения». А. Р. Шихсаидов, Т. М. Айтберов, Г. М.-Р. Оразаев.
М. Наука. 1993

© Scan — Thietmar. vostlit.info
© OCR — A.U.L. 2008
© Сетевая версия — A.U.L. 08.2009. kavkazdoc.me
© Наука, 1993