ФОН Прозрачный Новая книга Старая книга Древняя книга
kavkazdoc.me/Историческая литература/Дагестанские исторические сочинения/«О борьбе дагестанцев против иранских завоевателей».

Дагестанские исторические сочинения

О борьбе дагестанцев против иранских завоевателей

Оглавление

Основной текст

Введение

Перевод

Комментарии

Текст хранится в рукописном фонде ИИЯЛ (ф. 1, оп. 1, д. 287). Составлен на арабском языке, на белой фабричной бумаге, на 7 страницах (л. 1б–4б), черная тушь, почерк — насх. Автор и переписчик не указаны, дата переписки 1267/1850–51 г. Сочинение известно только в одном списке.

Название хроники отсутствует в арабском тексте. Позже другой рукой написано: «Сражение уцмиев в Дагестане и история событий (сражений) с иранцами».

Сочинение предоставляет в распоряжение исследователей новый ценный материал о героической борьбе народов Дагестана против агрессии иранских шахов в конце XVI–XVII вв. (О борьбе народов Дагестана за независимость против Ирана и Турции в XVI–XVII вв. см.: История Дагестана, т. 1, с. 267–275; Гаджиев. Роль России, с. 65–97; Умаханов. Взаимоотношения, с. 142–204.) — именно в то время, когда народы Закавказья также развернули борьбу за независимость, против агрессии Турции и Ирана.

Перевод

/л. 1б/ Во имя Аллаха, милостивого, милосердного, к нему мы обращаемся за помощью.

Хвала Аллаху, господину миров, молитва и мир Мухаммаду, его семье и его асхабам и всем тем, кто после них предводительствовал в ведении по правильному пути.

Когда господин, воитель за веру, победитель (сахиб ал-газй абу-л-футух) султан Махмуд захватил страну Дагестан — а он (т. е. Махмуд) — [один] из потомков (авлад) Хамзы (1), дяди пророка — да благословит его Аллах и да приветствует! — он поселился и обосновался в области (нахийа) Хайдак, в крепости (кал'а) Курайши, которая принадлежала к числу земель Дагестана, [подвластных] [191] Хамза-усуми, правителю (малик) Дагестана, по [праву] господства, и [это] право расчищало [ему] путь, предначертанный [небесным] знамением. Он (султан Махмуд) сражался за веру, его джихад был истинным, так что говорили, что он завоевал пять тысяч селений Дагестана, убил их правителя (малик) по имени Казанфар и женился на одной из его дочерей.

[Султан Махмуд] сражался с жителями гор, завоевывал их селения, обманным путем убил эмира Кумука. Жители Кумука приняли ислам от него. [Султан Махмуд] назначил над ними человека из своих подданных, который родился в Шаме, в местечке (махалла) Хал, [поэтому] его называют шамхал по имени этого местечка и страны, составив [из двух имен одно]. Шамхал также сражался вместе с победителем (т. е. султаном Махмудом) против неверующих, и они завоевывали вдвоем их села и города, пока не утвердился ислам в городах Дагестана и не укрепился [настолько], что от неверия не осталось [такого] следа, который бы он не стер и не уничтожил, и такого [языческого] обряда, который бы он не отменил и не преодолел [...] (Далее следуют выспренние, многословные до тавтологии, но совершенно не несущие объективной информации славословия по адресу султана Махмуда, стараниями которого в Дагестане, укреплялся ислам и устранялось неверие (куфр). В переводе этот текст (около 13 строк, или более половины страницы) опущен. — Примеч. ред.).

Далее. Поистине, правители Фарса, после того как отделили свою религию [от остальных мусульман] и стали шиитами, стали нападать на [соседние] страны, чтобы обратить мусульман в свою веру и [заставить их] согласиться со своим [религиозным] учением (мазхаб). И вот они завоевали многие страны мусульман, пока не захватили [в их числе] область Ширван /л. 2а/ вплоть до границ Дагестана (2). Затем он (3) написал раисам (4) Дагестана: «Я сделал шамхала [главным] раисом над вами, следуйте за ним и повинуйтесь ему. Я буду отправлять вам ежегодно [часть] от хараджа и дары — столько, чтобы вам [ни в чем] не нуждаться». Раисы на это согласились.

Раисом Кайтага был [в это время] усуми (5), а шамхал (6) [был утвержден] со стороны правителя Фарса — шаха. [Вследствие этого] жители Дагестана разделились. Усуми собрал свое войско, вышел войной против рафизитов (равафида) (7). Он сказал: «Мой долг — освободить своих братьев-мусульман от рафизитов».

[Усуми] полностью освободил от рафизитов мусульманские области — Кубба, Мускур, Шаки, Кабала и весь Ширван (8). [После этого] он обосновался в местечке Мада. Он сражался против рафизитов, захватил много их земель, так что правители Фарса [192] сильно боялись его и заключили с ним соглашение платить ему ежегодно сто тысяч динаров [в качестве] хараджа с условием, чтобы [войско усуми] не преступило реку Куру.

Усуми согласился с этим. [Так] он укреплял веру ислама и следовал сунне посланника Аллаха. Так прошло некоторое время. Затем правитель Фарса послал тайно к шамхалу и другим эмирам и старейшинам (кубара) Дагестана послов с дарами, подношениями, вещами, деньгами и взятками и написал шамхалу письмо следующего содержания: «Оставайся на своем месте, не следуй за усуми-ханом. Я буду ежегодно одаривать тебя и тех, кто следует за тобой, подобным образом и сделаю тебя раисом над всей областью (нахийа) Дагестан».

Шамхал согласился [с этим, и вследствие этого] жители области Дагестан [оказались] разделенными [на две части]. Часть их стала на сторону шамхала, говоря: «Мы живем благополучно в своих домах и не можем сражаться против царя персов». Другая же часть стала на сторону усуми и последовала за ним.

Когда царь рафизитов (9) узнал о расколе среди дагестанцев, он собрал свое войско и вторично отправился для завоевания области Ширван. Эмир-усуми-хан (10), узнав об этом, [также] собрал свое войско и приказал шамхалу и остальным жителям Дагестана выйти на борьбу (газв) против рафизитов. Но [те] впали в заблуждение, смалодушничали, приняли взятки. На борьбу вышла только незначительная часть из области Хайдак. Усуми-хан дал рафизитам несколько сильных сражений, убил много народу из них, так что говорили, что кровь текла рекой. Рафизитам не пришлось радоваться победе над усуми-ханом, они повернули назад, обратившись в бегство.

Далее. Усуми-хан умер в те дни в городе (балда) Мада и был перевезен в город Кал'а Курайши. Усуми вместо него стал его сын (11). Он был храбрее своего отца, сражался с рафизитами по-настоящему (хакк ал-джихад), и персидский царь заключил с ним мир. По прошествии некоторого времени он (усуми) скончался — да помилует его Аллах! — оставив маленьких детей.

Когда царь рафизитов узнал о его смерти и [о том, что] за ним не последовали те, кто содействовал [раньше его] власти, он вышел со своими войсками и завоевал область Ширван вплоть до крепости Баб ал-абваб. Царь рафизитов послал коварно и тайно взятки и подарки шамхалу, чтобы завоевать [таким образом] Дагестан.

После завоевания Ширвана он задумал захватить Дагестан, послал [своего] эмира с войсками. Когда до сына усуми-хана (Слово усуми написано под строкой.) (12) дошло [известие] о вероломстве, он заключил договор о власти, [193] собрал свое войско в Хайдаке, приготовился к сражению, вышел к местности Кафари и вел с рафизитами ожесточенные бои в течение трех дней.

На четвертый день мусульмане с мечами атаковали рафизитов, и те обратились в бегство, а мусульмане преследовали их по пятам с мечами и убили многих из них.

Так прошло некоторое время, рафизиты усилились, перерезали дорогу между халифом и усуми. Затем царь рафизитов посылал отряды /л. 2б/ и воинов (ал-джунуд ва-л-'асакпр). Когда приходили их войска, одно за другим, усуми-хан сражался с ними, и рафизитам не удавалось захватить Дагестан.

Что касается остальных эмиров Дагестана, то они польстились на взятки и оставили борьбу с врагами. Затем царь персов (13)-рафизитов послал одного эмира, по имени Арабхан, с войском во время [правления] Рустамхана-усуми, который собрал свое войско и вступил с [Арабханом] в сражение. Было убито много рафизитов, они не смогли захватить Дагестан и были вынуждены обратиться вспять. Это было в тысяча двенадцатом (1603–04) году (14). Тогда царь рафизитов послал второго эмира, по имени Абдалхан, во время [правления] Рустамхана-усуми, который сражался с рафизитами, которым [так и] не удалось захватить Дагестан. Это событие имело место в тысяча сорок пятом (1635–36) году (15).

Царь рафизитов послал тогда с войсками третьего эмира, по имени Хаджихан, который одарил взятками эмиров и старейшин (16) области Дагестан, чтобы они оставили усуми в одиночестве. Теперь [уже] пришло войско, перед которым нет преграды. Рустамхан-усуми находился в то время в городе Баршли (17), [но Хаджихан] захватил город Баршли и всю равнину из земель Хайдака. Рустам-хан-усуми нашел убежище в крепости Кал'а Курайши. Так продолжалось в течение ряда лет. Рустамхан-усуми горячо взялся за дело, обошел дагестанские селения, собрал там улемов и раисов, посовещался с ними. И сказал он эмирам Дагестана и старейшинам Баршли: «Разве борьба (джихад) не долг каждого мусульманина, когда врываются неверные и нечестивые в землю ислама?! Или вы не убоитесь Аллаха и не постыдитесь посланника Аллаха в день воскресения?» И еще он сказал: «Что вы ответите в день воскресения, когда посланник будет своими устами порицать вас?»

[Эмиры и раисы] пришли к общему мнению — сразиться [с рафизитами]. Они собрали свои войска, пошли на помощь Рустамхану-усуми, вступили в сражение с рафизитами. Кровь рафизитов текла рекой. Город Баршли был освобожден. Они изгнали шиитов с дагестанской земли. Так прошло некоторое время. [194]

Затем царь рафизитов послал с войсками [другого] эмира, по имени Хусайн-хан (18), во время [правления] Алисултана-усуми (19), который [также] занимался подкупом: [это было] в тысяча сотом (1688–89) году.

Тот (Хусайн-хан) пошел с войсками на город Баршли, захватил его и обосновался в нем. Алисултан-усуми собрал свое войско числом в тридцать тысяч [воинов] и вел ожесточенные сражения с рафизитами, которых изгнал из города Баршли. Рафизиты обратились в бегство, и мусульмане предавали их мечу, уничтожили огромное число их, и текла кровь рафизитов рекой.

Тогда царь персов послал эмира Ахмадхана, сына Хусайн-хана, со взятками (би-р-риша) к эмирам Дагестана во время [правления] Амирхамзы-усуми (20). И приняли эти взятки все эмиры, кроме Ахмадхана-усуми, сына Уллуби-усуми, сына Рустамхана-усуми (21), [который] сказал: «Я не дам [покоя] еретикам в области Дагестан, пока я жив». Ахмадхан (22) выступил со своим войском в сторону города Баршли, и произошло между обоими [противниками] ожесточенное сражение. [Туда же] направились Амирхамза-усуми, эмиры и старейшины Акуши, которые изгнали Ахмадхана, [сына Хусайн-хана], оттуда (из Баршли) в сторону Маджалиса. Ахмадхан-усуми, [сын Уллуби], дал ему много боев и великое сражение, и в конце концов эмир рафизитов был убит верными людьми (умана; ед. ч. амин) Ахмадхана-усуми. Дагестан был освобожден [таким образом] от шиитов.

/л. 3а/ За два года до этих событий скончался Амирхамза-усуми. А до этого умерли Айдамир и Султанахмад (23), и не оставалось в области Хайдак [других] эмиров, кроме него (т. е. Ахмадхана-усуми). Так закончилась власть [тех эмиров].

Когда утвердилась (тамма) власть Ахмадхана-усуми и свершилось желаемое — изгнание рафизитов, то овладело им искреннее усердие в восходе по путям совершенства, и он отправился в горы для поисков надежных людей среди храбрецов. В казне его не было имущества, кроме части для верных [людей] его, а в селениях не осталось его ра'иййатов, кроме тех, кем одарил он последовавших за ним эмиров, таких, в частности, как эмиры Кумука — Сурхай и Шукук, эмиры Хамри, Буйнаки, старейшины (кубара') и кадии Акуши и Кайтака. За ним следовали все дагестанские эмиры, кроме шамхала (24). Он (Ахмадхан-усуми) воздвиг в Дагестане шатры спокойствия и безопасности, разостлал постели справедливости и правосудия, разрушил основы несправедливости и произвола. Он упрочил знамя управления в Кайтаке, силой овладел престолом усуми. Он оказался храбрее [195] отцов и дедов своих, усердствовал в охране чистоты ислама от неверующих и рафизитов.

[В это время] эмиры области Табасаран преграждали пути мусульманам и не гарантировали безопасность путников. [Тогда] Ахмадхан-усуми послал к ним посла с предложением, чтобы они обеспечили безопасность дорог для мусульман и не отнимали имущество путников. Некоторые ответили ему [согласием]: Мухаммад-мавсум и те, кто на его стороне; другие же оставили [просьбу Ахмадхана-усуми] без внимания: Рустам [хан-кади], Алибек и их приверженцы.

[Тогда] Ахмадхан-усуми собрал свое войско. Своего брата Хасанбека он послал с войском против неповиновавшихся, но тот не смог подавить их. Затем он (Ахмадхан-усуми) вышел со [своим] войском и изгнал [неповиновавшихся] из их селения, а большое число селений их было предано огню. [Таким образом] была обеспечена безопасность дорог для мусульман. [Ахмадхан-усуми] взял заложников, и были заключены договоры и соглашения с жителями Табасарана о том, что все они последуют за ним (25). Все они (жители Табасарана) стали следовать за ним, кроме Рустама, который раз [уже] бежал к кизилбашам и раз [уже] был прощен Ахмадханом-усуми.

Далее. Завершив свое дело в Табасаране, Ахмадхан-усуми остался там и отправил посланника с письмом в область Мускур — а там благочестивые, немощные люди, [находясь] в руках шиитов, [продолжали] выявлять [преимущества] ислама и веры. В письме было написано: «О жители Мускура, о жители Ширвана! Я хочу освободить вашу страну от рафизитов. Если вы хотите избавиться от них, пошлите ко мне [своих] людей для переговоров». Те согласились, послали одного из наиболее благоразумных людей, по имени Хаджжи Дауд. Хаджжи Дауд прибыл к Ахмадхану-усуми, и они начали переговоры. Ахмадхан-усуми сказал Хаджжи Дауду: «Жители области Дагестана едины во мнении о [необходимости] сражения с шиитами и следуют за мной, кроме [одного] шамхала. Я хочу изгнать рафизитов из вашей области. Посоветуйте жителям вашей области [последовать за нами]. Если они согласны на это, то пошлите заслуживающих доверия лиц из ваших улемов, старейшин и праведников, чтобы договориться обо всем».

Хаджжи Дауд принял это предложение. [Затем] они разошлись, и каждый из них вернулся к себе на родину, взяв заложников из Табасарана (В тексте: Табарасан.). [196]

Хаджжи Дауд советовался с жителями своей области (т. е. Мускура) и разъяснял им намерения усуми Ахмадхана. [Жители Мускура] заявили: «Мы послушны. /л. 3б/ Мы жертвуем свои души ради того, кто добивается нашего избавления от шиитов». Они послали благоразумных людей к усуми Ахмадхану из числа своих старейшин (нукаба; ед.ч. накиб(26), чтобы вторично обсудить [вопрос]. [Представители Хаджжи Дауда и усуми Ахмадхана] пришли к согласованному мнению о необходимости совместной борьбы против кизилбашей и сказали [усуми Ахмадхану]: «Если ты избавишь нас от шиитов, мы непременно сделаем тебя эмиром, своим главой, и мы непременно будем твоими соучастниками [во всем]». А когда он их избавил, то они вдруг потребовали для себя государя и повелителя от халифа.

Затем Ахмадхан-усуми приказал им собрать суннитов в их стране и выступить священной войной против рафизитов. [Жители Мускура] выступили, а усуми отправил им вслед отряд из своего войска под командованием Муртада'али, сына Амирхамза-усуми, который выступил и прибыл в страну Мускур. Они собрали там суннитов и напали на город Шабиран, осадили и захватили его после упорного боя. Они так перестарались в убийстве рафизитов, что о них говорили, будто они умерщвляли детей в колыбели.

[После этого] они благополучно вернулись в область Мускур с добычей и отправили посла к Ахмадхану-усуми с известием о победе. [Усуми] одарил посла почетной одеждой. [Затем он] вторично отправил посла с письмом, [предложив войскам Муртада'али] остаться там: «Я пошлю войско вторично на Худат» (27). И послал он это войско, назначив над ним Али Хурука. Войско прибыло туда, и оба войска объединились и отправились против Худата. Когда жители области Кубба услышали о завоевании Шабирана и о намерении Ахмадхана-усуми сразиться с рафизитами, они решили объединиться с этими войсками в борьбе с рафизитами.

Эмир Худата — а им был тогда сын Ахмадхана, сына Хусайн-хана, убитого в Баршли, — собрал всех тамошних шиитов. Когда воители за веру подошли к Худату, [то] осадили и захватили его вмиг, [а затем] осаждали цитадель (хисн) эмира около недели. Некоторые храбрецы захватили [с собой] лестницы, взобрались по ним на стены цитадели, ворвались в цитадель, захватили их эмира, убили [многих] защитников, захватили их имущество. Убив эмира, они вернулись благополучно [и] с добычей. Эти события произошли в 1132 (1719–20) году.

Затем Ахмадхан-усуми собрал полки из жителей области и отправил к Сурхаю и Шукуку посланца, который передал: «Если [197] вы — мои подданные и верны мне, то постарайтесь вместе со мной: я хочу совершить поход для взятия города Шамахи и освобождения его жителей из-под власти шиитов». И выступили оба со своим войском. Ахмадхан-усуми выступил в субботу, двадцать четвертого рамадана (30 июля 1720 г.), и вместе с ним эмиры Кумука, старейшины и раисы Акуши и другие его отряды. Они прибыли в землю Мускур. Все жители его (Мускура), Куббы, Кулхана (28) и Куры сошлись вместе, так что количество их достигло примерно тридцати тысяч (Слово «тысяч» написано над строкой.). Войско это выступило в сторону Шамахи и овладело тотчас же половиной города. Тогда раисы и старейшины города направили к Ахмадхану-усуми посланцев, которые заявили ему: «Не разрушай наш город и не захватывай имущество. Мы в твоем подчинении и будем послушны твоему приказу. Вернись со своим войском в эти (чит.: свои) области, не разрушая города (Букв.: «до разрушения города».), тогда мы сделаем то, чего ты пожелаешь».

[Ахмадхан-усуми] поверил им и вернулся со своим войском благополучно [и] с добычей к себе на родину. Но все это было хитростью и коварством с их стороны, *то есть со стороны жителей города (Добавлено под строкой.). Жители города Шамахи, приняв меры предосторожности, /л. 4а/ вышли за стены города, [затем] они стали грабить имущество [жителей] Мускура. Ахмадхан-усуми, узнав об этом, направил Хассбулата, сына Амирхамза-усуми, с отрядом храбрецов для защиты жителей Мускура и других суннитов от кизилбашей. В эту зиму там оставались те, кто стоял на страже религии, кто сражался с кизилбашами, отнимал их имущество, защищал от них мусульман.

Затем Ахмадхан-усуми вскоре выступил в поход со своим войском, остановился в местности Кафари, [откуда] отправил к Сурхаю посланца, [который передал]: «Выступи со своим войском. Рафизиты в прошлом году [уже] совершали поход против нас».

Они оба, [Ахмадхан-усуми и Сурхай], — выступили со своими войсками. Шамхал, услышав об этом, отправил посланца к Ахмадхану-усуми, чтобы передать ему: «Не выступайте против кизилбашей! Вы лишаете меня хараджа, поступающего от них. Если вы пойдете против них, я пойду против вас. Если же ты не пойдешь, то тебе и воинам будет со стороны кизилбашей харадж, равный нашему» (Под строкой очень мелко выписаны несколько слов, которые не удалось разобрать.). [198]

Но они (войска Ахмадхана-усуми) выступили и благополучно вернулись с добычей. Ахмадхан-усуми заявил: «Мы не прекратим борьбы против рафизитов ради взятки, в то время как мусульмане изнывают под властью рафизитов (Букв.: «в их руках».), так что я сделаю, что при этом [требуется]».

Затем Ахмадхан (Имя Ахмадхан помещено над строкой.) [стал] опасаться за жителей своего государства (мамлака), он обосновался в своей стране, опасаясь нападения на нее со стороны шамхала. Во главе своего войска он поставил двух мужей из раисов Хайдака — Каидмухаммада и Каврамухаммада, которые были посланы с войском вместе с Сурхаем и Хаджжи Даудом. Они осаждали город Шамахи около полумесяца. Затем сунниты, жившие в городе, сговорились с осаждавшими, пробили брешь в стене города, откуда воины ворвались в город и овладели им, перебили их защитников, пощадили перебежчиков и сохранили жизнь тем, кто искал спасения. Захватив имущество горожан, войска вернулись к себе на родину благополучно [и] с добычей. Все это произошло в 1133 (1720–21) году (29).

Затем Ахмадхан-усуми и Сурхай послали на Барда'а войско, во главе которого усуми назначил Бурджумбека, а Сурхай — Курбана. Войска выступили и легко (Букв.: «в один час».) захватили Барда'а. После этого Сурхай возгордился, стал вести себя высокомерно, важничать, кичиться, сильно прославлять себя, предъявлять [чрезмерные] претензии на власть, проявлять тщеславие, перестал следовать за Ахмадханом-усуми. Тогда Ахмадхан-усуми отнял у него отданные ему [в свое время] села своих ра'иййатов. Так начался раскол между ними.

Затем Сурхай пошел со своим войском, желая захватить город Канджа, но не сумел захватить его и вынужден был вернуться со слезами разочарования. [А] Ахмадхан-усуми пошел с войском Хайдака, Сирхи, Акуши и Хаджжи Дауда на Ардабил, [войска его] легко захватили город, уничтожили защитников, захватили их имущество. Окрестные [же] районы (навахи; ед. ч. нахийа) попросили пощады. Это случилось в пятницу, .л. 4б. в четырнадцатый день месяца ша'бан 1134 (30 мая 1722) года. Затем войска вернулись в свои края благополучно [и] с добычей.

В это время дошло известие о [новом] походе против мусульман (30). Ахмадхан-усуми оставался в Шамахи до осени, а когда услышал о походе, пустился в обратный путь к себе на родину и обнаружил, что до его прибытия неверующие разрушили уже большое число мусульманских сел. Ахмадхан-усуми энергично [199] готовился к сражению с ними, встретил их отряд, взял область Хумри (Слова «область Хумри» выписаны мелким почерком над строкой.) и цитадель Баб ал-абваба. Те направились к себе на родину, захватили крепость в месте, называемом Араб Каджи, оставили там своих храбрецов для охраны. Усуми пошел на них со своим объединенным войском, и они перебили их всех до единого. [Переписан] этот текст... (?) в 1267 (1850–51) году.

Комментарии

(1) По другим источникам имя султана Махмуда — завоевателя Дагестана нам неизвестно.

(2) Здесь и далее речь идет о событиях, происходивших во второй половине XVI–XVII вв. во время правления в Иране шахов Тахмаспа I (1524–1576), Мухаммеда Худабенде (1578–1587), Аббаса I (1587–1629), Сефи I (1629–1642) и Аббаса II (1642–1666). Дагестан был в это время ареной захватнической политики и соперничества двух государств — Турции и Ирана.

(3) По всей вероятности, речь идет о шахе Мухаммеде Худабенде, при котором Иран потерпел ряд поражений в борьбе с Турцией. В это время многие земли Закавказья, захваченные Ираном, были оккупированы турецкими войсками. В этих условиях Мухаммед Худабенде ищет поддержки у феодальных правителей Дагестана.

(4) Раис — старшина, глава, начальник. В данном контексте под словом раисы следует понимать местных феодальных правителей (уцмий, шамхал и т. д.).

(5) Как видно из последующих событий, речь идет о Султанахмад-уцмие. Согласно А. Бакиханову, Султанахмад-уцмий умер в 966/1587–88 г. Слово уцмий в тексте всюду передано в форме усуми.

(6) Речь идет о Сурхай-шамхале (Сурхай II, ум. в начале XVII в.), который стал правителем в 1589 г. (см.: Лавров. Эмиры, с. 130).

(7) Рафизиты — так называли персов-шиитов.

(8) Местности и области в Северном Азербайджане.

(9) Шахом Ирана в это время был Аббас I (1587–1629).

(10) Выше говорилось просто об уцмие Кайтага. Здесь же — об эмир-усуми-хане. Надо полагать, что речь идет о Ханмухаммад-уцмие, сыне Султанахмада (1587–88 — 1596–97) (см.: Бакиханов. Гюлистан-Ирам, с. 88; Лавров. Эпиграфические памятники, ч. 2, с. 153).

(11) Имя уцмия не названо, но скорее всего это Амирхамза-уцмий, который пришел к власти примерно в 1596–97 г. (но не позднее 1601 г.). О нем см.: История уцмиев, л. 41б (тур. яз.), с. 61 (рус. пер.). Хроника эта упоминает ракмы, выданные в 1003/1594–95 и 1016/1607–08 гг. шахом Аббасом I на имя Амирхамзы (см. там же). Как сообщает А. А. Рахмани на основе сочинения Искендера Мунши, в 1607 г. по завоевании Дербента «Аббас I уладил отношения с правителями Дагестана Рустам-ханом Дагестани, Масум-ханом Табасарани, Уцмий-ханом Кайтаги, Али-ханом Захори» (Рахмани. Тарих-и алам арай-и Аббаси, с. 111). Здесь не названо имя уцмия, а Рустамхан Дагестани не назван уцмием. Однако в фирмане от августа 1607 г. шах Аббас I называет Амирхамзу «правителем Дербента» (Путуридзе. Персидские документы, док. N 2). По А. Бакиханову, шах Аббас I послал подарки именно Рустамхану-уцмию (Бакиханов. Гюлистан-Ирам, с. 96).

(12) Рустамхан, кайтагский уцмий, сын уцмия Ханмухаммада. О нем см.: Лавров. Эпиграфические памятники, ч. 2, с. 157. Л. И. Лавров годами правления Рустамхана-уцмия считает 1601–1638, но это документально не обосновано. Рустамхан-уцмий [200] был смещен около 1645 г. шахом Аббасом II (1642–1666), старавшимся использовать в своих целях противоречия между феодальными правителями. В 1645 г. уцмием уже был племянник Рустамхана Амирхан-султан. Однако власть Амирхана-уцмия распространялась только на Нижний Кайтаг, в то время как Верхний Кайтаг оставался в руках Рустамхана-уцмия (Умаханов. Взаимоотношения, с. 180–181).

В 40-х годах XVII в. уцмийский дом фактически разделился на две линии — Маджалисскую и Янгикентскую, и каждый дом выдвигал на должность уцмия своего представителя (Бакиханов. Гюлистан-Ирам, с. 99). Иногда, в связи с внешними вторжениями, Кайтаг имел двух уцмиев. Так случилось в середине 40-х годов XVII в., когда шахской грамотой был утвержден в уцмийском достоинстве Амирхан, а Рустамхан продолжал считать себя законным уцмием. Рустамхан обосновался в Калакорейше, а Амирхан — в Башлы.

Согласно родословной кайтагских уцмиев, после смерти Рустамхана уцмием стал его старший сын — Амирхамза-бек (История уцмиев, л. 41б — тур. яз., с. 61 — рус. пер.), т. е. родословная не признает «незаконного» уцмия Амирхана.

Год смерти Амирхана-уцмия точно не устанавливается. По Л. И. Лаврову, он правил до 1651 г., однако в Нижнем Кайтаге он находился еще во время и после антииранского восстания в Дагестане в 1659–1660 гг. (Хрестоматия по истории СССР, с. 683–689; Умаханов. Взаимоотношения, с. 31–32).

(13) В тексте титул шах заменен словом малик («владыка»). В данном случае речь идет об иранском шахе Аббасе I.

(14) Эта дата не совсем ясна, так как, по другим источникам, иранские войска подошли к границам Дагестана только в 1606 г. В том году жители Дербента, поддержанные уцмием Рустамханом, освободили Дербент от турецкого гарнизона и обратились за поддержкой к шаху Аббасу I. Воспользовавшись выгодной обстановкой, шах Аббас I овладел Дербентом. Братья Рустамхан-уцмия, Алибек Захурский и Майсум Табасаранский (а по другим данным — сам Рустамхан-уцмий), прибыли с «изъявлением преданности». Желая привлечь на свою сторону дагестанских правителей, шах Аббас I старался всячески задаривать их (История Дагестана, т. 1, с. 271–272; Умаханов. Взаимоотношения, с. 143–145).

Имеется также сообщение о пребывании иранских войск во внутренних районах Дагестана. На полях рукописи сочинения «ал-Хисн ал-хасин», хранящейся в частной библиотеке жителя сел. Усиша М. Галбецова, мы обнаружили памятную запись: «Пришло войско рафизитов в местность Усиша области Дарго в 1022 (1613–14) году». Отношение автора текста к данному событию видно из того, что эта запись дана в составе других записей, посвященных описанию разрушительных землетрясений и эпидемических заболеваний в Дагестане.

(15) Это сообщение не зафиксировано в других источниках.

(16) Речь идет о правителях феодальных владений (эмирах) и старейшинах союзов сельских общин.

(17) Ныне урочище близ сел. Башлыкент Каякентского района.

(18) Хусайн-хан, один из представителей рода уцмиев. Он воспитывался при дворе шаха и был назначен шахом правителем Кубы. Он и совершает в 1688–89 г. неудачный поход в Кайтаг (см.: История Дагестана, т. 1, с. 275). Как сообщает А. Бакиханов, в 1100/1688–89 г. «Гусейн-хан сделал поход в Кайтаг и овладел своим наследственным усмийским владением Башли. Тогдашний усмий Али-Султан собрал из разных горских народов 30 000 войск, в скором времени вытеснил его в Кубу, где он и умер» (Бакиханов. Гюлистан-Ирам, с. 100–101).

(19) Алисултан, уцмий Кайтага, умер в конце XVII в. (около 1696 г.). Когда в 1100/1688–89 г. Хусайн-хан, единственный оставшийся в живых потомок разгромленной Маджалисской линии уцмиев, ставший кубинским и сальянским ханом, подчинил Башлы, то уцмием в это время был Алисултан (см.: Бакиханов. Гюлистан-Ирам, с. 100–101). В памятных записях на полях рукописей иногда встречается имя этого уцмия. Так, на полях одной рукописи имеется запись: «Войска рафизитов пришли в город Баршли во время Алисултана в 1100 году», т. е. в 1688–89 г. (см.: Айтберов, Шихсаидов. Из памятных записей, с. 119). 1696 год [201] — это время утверждения шахом другого уцмия в Кайтаге (Бакиханов. Гюлистан-Ирам, с. 101). Поэтому мы отмечаем: «около 1696 г.».

(20) Согласно А. Бакиханову, Амирхамза был утвержден шахом в звании уцмия в 1107/1696 г. и правил Кайтагом более десяти лет (Бакиханов. Гюлистан-Ирам, с. 101). После этого он был свергнут Ахмадханом, сыном Хусайн-хана, представителя Маджалисской линии, называвшего себя уцмием. Согласно хронологической записи, обнаруженной в сел. Кища Дахадаевского района, Амирхамза-уцмий умер в 1122/1710–11 г. Через два года после смерти Амирхамзы Ахмадхан, сын Уллубий-уцмия, овладел сел. Башлы и частью Кайтага. Ахмадхан, сын Хусайн-хана, удалился в Маджалис (Бакиханов. Гюлистан-Ирам, с. 101).

(21) Ахмадхан, сын Уллубия, стал уцмием примерно в 1711 г. Датой его смерти Л. И. Лавров считает 1737 г. Но это мнение ошибочно. Новое чтение эпитафии на могиле уцмия Ахмадхана дает иную дату — мухаррам 1163 г., т. е. время между 11 декабря 1749 и 9 января 1750 г. (подробно см.: Шихсаидов. Материалы, с. 140–142).

(22) Речь идет об Ахмадхане, сыне правителя Кубы Хусайн-хана (см.коммент. (18)).

(23) Представители уцмийского рода.

(24) Шамхалом в это время был Адилгирей

(25) По данным А. Бакиханова, это имело место в 1123/1711 г. Когда Ахмадхан-усуми, значительно усилившись, «пошел войной на Табасаран, Мухаммед-Масум, тогдашний владелец части Табасарана, дабы избегнуть кровопролития, согласился на мирные предложения, но Рустам и Али-бек, владельцы остальной части этой провинции, решились защищаться», однако после разрушения нескольких деревень «они изявили покорность и дали аманатов» (Бакиханов. Гюлистан-Ирам, с. 101).

Автор переводимой нами хроники не упоминает ни разу об имевших место фактах борьбы Табасарана против шахского военачальника Зулфукар-хана, правителя Ширвана (см.: Бакиханов. Гюлистан-Ирам, с. 96–97). Как пишет Рамазан из Куштиля, в 1610–11 г. «произошло сражение в стороне Астал между Зулфукар-ханом и Табасараном... погибло множество мусульман, и было отрезано много голов мусульман и голов рафизитов» (Шихсаидов. Новые данные, с. 147).

(26) Можно предположить, что термин накиб в данном контексте идентичен термину кабир («старейшина»).

(27) Худат расположен в Северном Азербайджане.

(28) Столицами Кубинского ханства были Худат и Кулхан, пока в 1735 г. резиденция не была перенесена в Кубу (Бакиханов. Гюлистан-Ирам, с. 99–100).

(29) Изложенные выше события, связанные с деятельностью Хаджжи Дауда и антииранскими выступлениями в Дагестане, нашли отражение в источниках и литературе (Бакиханов. Гюлистан-Ирам, с. 102–103; История Дагестана, т. 1, с. 340–344; Гаджиев. Борьба; История Азербайджана, т. 1, с. 291–293). Наш текст вносит много новых подробностей.

(30) Речь идет о походе Петра I на западное побережье Каспийского моря, предпринятом летом 1722 г.

____________


Текст воспроизведен по изданию:
«О борьбе дагестанцев против иранских завоевателей» // «Дагестанские исторические сочинения». А. Р. Шихсаидов, Т. М. Айтберов, Г. М.-Р. Оразаев.
М. Наука. 1993

© Scan — Thietmar. vostlit.info
© OCR — A.U.L. 2008
© Сетевая версия — A.U.L. 08.2009. kavkazdoc.me
© Наука, 1993