ФОН Прозрачный Новая книга Старая книга Древняя книга
kavkazdoc.me/Дагестанская поэзия/Пастух и Юсуп-хан

Пастух и Юсуп-хан

Высоко в горах пас отару мой брат.
Вздремнул он, как вдруг обуял его страх.
Очнулся: у ног нуцалы сидят,
Злодей Юсуп-хан у него в головах.
Двуострый кинжал Юсуп-хан достал,
Дважды брату в грудь погрузил кинжал...
А у брата был лишь пастуший нож.
Наш пастуший нож — для овец хорош,
Толстой бурки им насквозь не пробьешь!

Два пса, что всегда вкруг брата вились,
Дико завыли, помчались вниз.
В аул примчались, нашли наш дом...
Гляжу: две овчарки стоят под окном.

«Да будет долог, о мать, твой век!
Псы просят поесть. Испеки чурек!

Да будет, жена, твоя жизнь легка!
Псы просят попить. Вскипяти молока!»

Пшеничный чурек им мать испекла.
Псы не тронули ни куска.
Жена, вскипятив, им дала молока.
Псы не выпили ни глотка.

Завыли и вновь побежали назад.
Подняли морды. Скулят, скулят...

«Жена, да не знать тебе в жизни невзгод!
В аул бы пошла, где мулла живет!..»

Оделась жена, в путь-дорогу пошла.
«Салам алейкум, аульский мулла!»
— «Алейкум салам, моя Меседо!
Как муж твой живет, Ханзапил Али?»
— «Прекрасно живет Али Ханзапил,
Сходить за тобою меня он просил».

К нам, в нижний аул, они оба пришли:
«Салам алейкум, Ханзапил Али!»
— «Алейкум салам, аульский мулла!»
— «Скажи мне, Али, в чем забота твоя?..
Выкладывай все, ничего не тая».
— «Беда приключилась, аульский мулла!
Семейство мое я вверяю тебе.
То поле мое, что на крае села,
Семье передать завещаю тебе.
Сказав «бисмиллах», оседлайте коня.
Ко мне подводите, молясь за меня...»

— «В ауле, Али, на коня не садись!
Коня в поводу неспешно веди!
Минуешь аул, на коня взметнись!
Хлестни его плеткой, как птица лети!»

— «Когда не хлестну за аулом коня,
Пусть саблей нуцалы разрубят меня!
Когда я презрю наставленье твое,
Пусть тело мое расклюет воронье!
Доныне конем не изведана плеть:
Как сокол степной, он будет лететь!»

Наверх по горе поскакал я верхом,
В бинокль поглядел, что творится кругом.
Там конь не заржет, не заблеет овца:
Потравлены сплошь луговины отца.

Полянами я бродил наугад.
В ущелье глядел, где потоки текли...
Вдруг вижу: в кровавой луже — мой брат...
«Салам алейкум, мой брат родной!»
— «Алейкум салам, Ханзапил Али!»
— «Что с тобой, мой брат?.. Что случилось с тобой?»
— «Со мной?.. Разве что-то случилось со мной?..»
— «Когда ничего не случилось с тобой,
То где же стада кудрявых овец?
Когда ничего не свершилось с тобой,
То где ж табуны, что оставил отец?!
Где резвые кони — кутанов краса?
Откуда он — вор и убийца — взялся?
Скажи мне, мой брат! О, скажи что-нибудь!
Иначе кинжал я вонжу себе в грудь!»

— «Что ж, я расскажу тебе... Слушай, Али,
Откуда все наши напасти пошли:
Высоко в горах пас отару я, брат.
Вздремнул я, но вдруг обуял меня страх.
Очнулся — у ног нуцалы сидят,
Злодей Юсуп-хан у меня в головах.
Двуострый кинжал Юсуп-хан достал,
Дважды в грудь мою погрузил кинжал.
А со мною был лишь пастуший нож.
Наш пастуший нож для овец хорош,
Толстой бурки им насквозь не пробьешь!»

Я выслушал все. Я вскочил на коня.
Аллах да поддержит сегодня меня!
Наверх по горе поскакал я верхом,
В бинокль поглядел, что творится кругом,
И вижу, грызя от ярости ус,
Что пир во дворце Юсуп-хана идет,
Гремит вкруг дворца и гармонь, и кумуз,
Нуцалы шныряют взад и вперед.
И пляшут они, и красавиц зовут,
Красавицы те, точно павы, плывут...

Там ловят овец с курдюком — пожирней,
Раскормленных там отбирают коней...

И я поскакал во всю мочь с высоты.
Коня своего погонял во всю прыть.

 «Салам, Юсуп-хан!.. Юсуп-хан, это ты?..»
Он взгляд на меня не успел устремить
И слова не вымолвил ни одного,
Как с плеч голова покатилась его...

Кто был на коне — те с коней не сошли,
А пешие — те в себя не пришли!
Дворец десять раз я объехал подряд:
Сородичей хана убил — пятьдесят,
Гляжу я: красавицы в страхе дрожат.
«Красавицы, что вам бояться меня?
Дворец Юсуп-хана красив и богат.
Живите спокойно в нем с этого дня.
Али отдает вам дворец и сад.
Живите, владейте всей ханской казной.
А я не притронусь из вас — ни к одной!

Всех слуг, что у хана дворец стерегли,
С собою берет Ханзапил Али!
Всех тех, кого в рабстве томил злодей,
Опять превращу я в свободных людей —
Пастушьею властью и волей своей!»

В ущелье коня я направил опять
И брату хотел обо всем рассказать:
«Злодей Юсуп-хан этой саблей убит,
А с ним пятьдесят сородичей спит!»

— «Нет времени слушать твой сладкий рассказ,
Ясин почитай. Я умру сейчас...»

Над братом ясин стал читать я, спеша.
Лишь часть прочитал: отлетела душа.
Я братово тело взвалил на седло,
В отцовское с ним поскакал село.

И вижу — народ навстречу спешит,
А мать впереди и стара, и бедна —
И посох в руке ее правой дрожит,
А левой — слезу утирает она.

«О матушка, слез безутешных не лей!..
«Не плакать» тебе завещает мой брат:
Один лишь покойник под кровлей твоей.
А в доме у хана — лежит пятьдесят!»

____________

(С аварского. Перевод Ю. Нейман)


Текст воспроизведен по изданию:
«Антология Дагестанской поэзии». Том I. Песни народов Дагестана.
Дагестанское книжное издательство, 1980.
Составители: К. И. Абуков, А. М. Вагидов, С. М. Хайбуллаев

© Scan — A.U.L. 2009
© OCR — A.U.L. 2009
© Сетевая версия — A.U.L. 08.2009. kavkazdoc.me
© Махачкала. 1980.