ФОН Прозрачный Новая книга Старая книга Древняя книга
kavkazdoc.me/Дагестанская поэзия/Песня об Али-молодце

Песня об Али-молодце

С овечьей отарой в зеленых горах
По склонам скитался Али-молодец.
Меж скал на горе он поставил шалаш.
Усталый, уснул, чтобы встать на заре.
Приснились джигиту недобрые сны,
Под утро они разбудили его.
И видит Али: сыродел из села,
Осла погоняя, подходит к горе,
«Салам алейкум, Али удалой!»
— «Алейкум салам, дорогой сыродел!
Спасибо, что мимо меня не прошел,
Скажи мне, что слышно в родимом селе,
Какою молвою живет джамаат?»
Я нового слова тебе не принес,
Все живы-здоровы в селенье родном.
Одною молвою живет джамаат,
Не рад я тебе эту весть сообщить.
Та весть о хозяйке твоей молодой:
Чужой молодец ходит в саклю ее,
И малые дети остались одни.
Они, как сироты, все клянчат куски.
А бусы, что ты ей купил у купца,
Теперь у того молодца, говорят».
Помедлил немного, вокруг поглядел,
Своею дорогой ушел сыродел.
И предался горю Али-молодец,
Все двести овец, что он пас на горе,
Зарезал кинжалом и бросил в овраг,
Послушных пастушьих собак разогнал.
И в путь зашагал к ненаглядной жене.
«Салам алейкум, бесчестная тварь,
Которую звал я своею женой!»
— «Алейкум салам, мой Али-молодец,
Пасущий овец на далеких лугах.
Наверное, ты утомился в пути,
Позволь мне еды принести и бузы».
Но кружку с бузой и тарелку с едой
Али опрокинул ударом ноги.
«Скажи мне на милость, Али-молодец,
Что это случилось сегодня с тобой?
В согласии много мы прожили лет,
И ныне с тобою нам спорить зачем?»
— «Когда, как не нынче, тебя мне бранить,
Ты брани моей не услышишь потом.
Когда, как не нынче, мне плакать навзрыд,
Ты, мертвая, слез не увидишь моих».
И вынул он острый кинжал из ножен,
Наотмашь книжалом ударил жену.
«Али, да продлит твои годы аллах,
А я, мой любимый, прощаю тебе.
Ты только меня отнеси на кровать,
Лежать не хочу на полу я в крови».
— «Тебя я могу на кровать отнести,
Когда ты мне скажешь, где бусы твои!»
— «Аллах да хранит тебя, грозный мой муж,
Хранятся они в сундуке под замком».
Он отпер сундук — и подарок жене,
Жемчужные бусы, на дне увидал.
И тело жены положив на кровать,
Он к матери в саклю чуть жив прибежал.
«Салам алейкум, родимая мать!»
— «Алейкум салам, мой любимый Али,
Тебя привели к нам какие дела?
Овцу ль ты пригнал и для нас заколол,
Пришел ли в селенье за белой мукой?
Соскучились дети вдали от тебя,
Жена стосковалась, Али, по тебе?»
— «Пришел я, родимая, не за мукой,
И не заколол я на мясо овцу.
Святого ягненка убил я со зла.
Дурного козла мне осталось убить».
И снова пошел он к жене молодой,
Глядит, а бедняжка не дышит совсем,
Уже потемнели большие глаза.
Застыла слеза на бескровной щеке,
И пальцы ее охладевшей руки
Прямы, как дербентские карандаши.
И словно проклятые бусы, блестят
Жемчужные зубы в оскаленном рту.
И вытащил снова кинжал свой Али
И грудью упал на его острие.
Отсохни, проклятый и лживый язык,
Который привык клеветать на людей.
Пусть очи откроются тех простаков,
Кто сразу поверить готов клевете.

____________

(С аварского. Перевод Н. Гребнева)


Текст воспроизведен по изданию:
«Антология Дагестанской поэзии». Том I. Песни народов Дагестана.
Дагестанское книжное издательство, 1980.
Составители: К. И. Абуков, А. М. Вагидов, С. М. Хайбуллаев

© Scan — A.U.L. 2009
© OCR — A.U.L. 2009
© Сетевая версия — A.U.L. 08.2009. kavkazdoc.me
© Махачкала. 1980.