ФОН Прозрачный Новая книга Старая книга Древняя книга
kavkazdoc.me/Материалы из русских журналов XIX–XX вв./А. С. Лыкошин. «Предание военно-окружному суду без производства предварительного следствия»

Военный сборник, 1903, № 9

Из заметок военного юриста.
Предание военно-окружному суду без производства предварительного следствия.

Действующий Военно-Судебный Устав, в видах ускорения и упрощения производства, предоставляет военным начальникам право по делам, подсудным военно-окружным судам, в некоторых случаях предавать обвиняемых суду немедленно по окончании дознания, без производства предварительного по делу следствия (Ст. 334 п. 4 Военно-Судебного Устава (кн. XXIV С. В. П. 1869 г., изд. 3-е)) . Это правило было внесено в Военно-Судебный Устав еще в 1867 году, причем составлявшая проект основных положений преобразования военно-судной части комиссия генерал-адъютанта Крыжановского признавала необходимым установить в отношении назначения предварительного следствия различие между преступлениями по службе и преступлениями общими, не касающимися интересов службы. Последние по сложности своей в большей части случаев должны быть, по мнению комиссии, подвергаемы всегда предварительному следствию; в преступлениях же по службе комиссия не находила нужным требовать непременно производства предварительного следствия по [164] каждому случаю: преступление по службе совершается иногда столь очевидно и явственно, что производство предварительного следствия было бы напрасною формальностью, замедляющею лишь окончание дела; собранные начальством на дознании сведения о преступлении будут иногда заключать в себе вполне достаточные материалы для производства следствия на суде, иногда же по ним можно только предполагать о виновности кого либо, но нельзя окончательно решить, подлежит ли подозреваемый преданию за действия его суду; только в последнем случае, по мнению комиссии, представляется полезным назначение предварительного следствия (Сборник законодательных работ по составлению Военно-Судебного Устава, стр. 61.) . В виду этих соображений комиссия генерал-адъютанта Крыжановского внесла во II-ю часть проекта основных положений преобразования военно-судной части статью 47, согласно которой «когда преступление по службе учинено столь очевидно, что не представляется надобности в предварительном разъяснении обстоятельств преступного деяния, то военные начальники, имеющие власть предавать суду, могут и без производства предварительного следствия предавать обвиняемого военному суду, для чего сообщают военному прокурору подробно о всем том, за что обвиняемый отдается под суд». В соединенном присутствии генерал-аудиториатов, на рассмотрение которого в ноябре 1863 г. был внесен проект основных положений, проектированное комиссиею правило не встретило никаких возражений и вошло без изменений в ст. 46 ч. II удостоившихся 25-го октября 1865 года Высочайшего утверждения основных положений преобразования военно-судной части, затем в ст. 403 составленного в 1866 г. проекта Военно-Судебного Устава, которая (Сборник законодательных работ по составлению Воен. Судебн. Устава, стр. 553.) устанавливала, что по окончании дознания военное начальство, если преступление по службе учинено столь очевидно, что не представляется надобности в предварительном разъяснении обстоятельств преступного деяния, делает и без предварительного следствия распоряжение о предании обвиняемого военному суду (Ст. 403 проекта Воен. Суд. Уст., соответствует ст. 399 Воен. Суд. Уст. 1867 г. и ст. 403 кн. XXIV Св. Воен. Пост. 1869 г., изд. 1-е и 2-е.).

При пересмотре Военно-Судебного Устава в 1882–1884 гг. первоначально предполагалось установить по делам о [165] нарушениях воинской дисциплины и порядка военной службы в виде общего правила предание суду по результатам дознания, допуская в делах этой категории назначение предварительных следствий лишь в случаях крайней необходимости, когда по дознании решительно невозможно решить, следует ли обвиняемого предать суду (Архив главного военно-судного управления, дело 4-го стола II-го отделения по дополнительной описи 1883–1888 гг., № 19 том I, часть I, записка главного военного прокурора за № 11, представленная военному министру 23-го сентября 1882 г.) . Однако, в виду весьма энергических возражений, как со стороны чинов военно-судебного ведомства, так и со стороны некоторых военных начальников, это предположение было оставлено и в проекте II и III разделов Военно-Судебного Устава, внесенном в начале 1884 года главным военно-судным управлением в Высочайше учрежденную для пересмотра Военно-Судебного Устава комиссию генерал-адъютанта Гурко, были сохранены правила Военно-Судебного Устава 1867 года. Проект II и III разделов ограничился лишь тем, что устранил возможность предания военно-окружному суду без производства предварительного следствия лиц гражданского ведомства, участвовавших вместе с военнослужащими в нарушения обязанностей военной службы. Согласно п. 4 ст. 334 Воен.-Суд. Уст. 1884 г. военному начальству было предоставлено право предавать обвиняемых военно-окружному суду немедленно по окончании дознания без производства предварительного следствия по делам о преступных деяниях, относящихся до нарушения обязанностей военной службы только в тех случаях, когда подобные преступные деяния совершены военнослужащими без участия гражданских лиц и притом дело разъяснено с достаточною полнотою, а преступление является настолько очевидным, что нет надобности в производстве предварительного следствия.

Таким образом предание военно-окружному суду без производства предварительного следствия допускается ныне лишь при наличности следующих условий: 1) дело должно быть разъяснено дознанием с такою полнотою, чтобы по данным дознания можно было вполне точно формулировать возникшее обвинение и чтобы дознанием были собраны все необходимые для изобличения обвиняемого доказательства и улики; 2) обвиняемыми должны быть одни только военнослужащие, нижние чины или офицеры безразлично, но отнюдь не лица гражданского ведомства, и 3) возникшее [166] обвинение должно относиться исключительно до нарушения обязанностей военной службы и не касаться преступлений о6щеуголовных, как бы они не были маловажны. Против первого из этих условий, конечно, возразить ничего нельзя: допускать предание военно-окружному суду в тех случаях, когда дознание не дает достаточного материала для выяснения в чем собственно обвиняется подсудимый и какими доказательствами устанавливается его виновность, решительно невозможно, так как при подобном порядке военно-прокурорский надзор не мог бы формулировать обвинение, а военно-окружный суд вынуждался бы собирать доказательства виновности подсудимого. Второе из указанных нами условий применения 4 п. ст. 334 кн. XXIV уже не представляется таким бесспорным: внося его в устав в видах ограждения прав лиц гражданского ведомства, которые являются подсудными военному суду лишь в виде изъятия, в случаях участия их в совершаемых военнослужащими преступных деяниях против обязанностей военной службы, составители проекта II и III разделов Военно-Судебного Устава упустили из виду, что по правилам устава уголовного судопроизводства в гражданском ведомстве предварительное следствие производится обязательно лишь по делам о более тяжких преступлениях, влекущих за собою лишение всех прав состояния или всех особенных, лично и по состоянию обвиняемого присвоенных прав и преимуществ, тогда как дела о менее тяжких преступлениях могут быть рассмотрены окружным судом (без участия присяжных заседателей) и без предварительного следствия, если прокурор, по доставленным ему сведениям и доказательствам или по самому свойству дела, признает возможным предложить суду обвинительный акт, а суд, с своей стороны, не усмотрит надобности в производстве предварительного по делу следствия (Ст. 544 и 545 устава уголовного судопроизводства (св. зак. т. XVI, ч. I, изд. 1892 г.).) . Благодаря этому недосмотру составителей проекта II и III разделов Военно-Судебного Устава 1884 г. на практике получается ряд несообразностей: так например, в случаях оскорбления офицера при исполнении им обязанностей службы, если оскорбление нанесено одними военнослужащими или одними лицами гражданского ведомства, дело может быть без производства предварительного следствия внесено по окончании дознания на рассмотрение суда, в первом случае военно-окружного по 4 п. 334 ст. XXIV кн., [167] так как для военнослужащих оскорбление офицера, предусмотренное 2 ч. 97 или 97 ст. XXII кн., подсудно военно-окружному суду (2 п. 260 ст. XXIV кн.), а во втором — окружному суду без участия присяжных заседателей, так как гражданские лица за оскорбление должностного лица при исполнении им обязанностей службы, согласно 285 и 286 ст. улож. о наказ, уголовных и исправительных (Св. зак., т. XV, изд. 1885 г.) подвергаются заключению в тюрьме без лишения прав или с лишением только некоторых особенных, лично и по состоянию осужденного присвоенных прав и премуществ; если же оскорбление нанесено офицеру совместно военнослужащим и лицом гражданского ведомства, то производство предварительного следствия является необходимым, так как правило 4 п. 334 ст. XXIV кн. применения иметь не может. Еще более спорным является целесообразность последнего из указанных выше условий, допускающего предание военно-окружному суду по результатам дознания только по делам о нарушениях обязанностей военной службы. По общему правилу 335 ст. XXIV кн. производство предварительного следствия требуется только по делам, подсудным военно-окружным судам, по делам же о менее тяжких преступных деяниях, подсудных полковому суду, обвиняемые предаются суду без производства предварительного следствия. Поэтому нижний чин, обвиняемый в простой краже, будет, согласно 2 п. 334 ст. XXIV кн., предан полковому суду немедленно по окончании дознания; точно также без предварительного следствия может быть, согласно 4 п. 334 ст. XXIV кн., предан военно-окружному суду нижний чин, обвиняемый в оскорблении офицера; но если нижний чин обвиняется одновременно и в простой краже, и в оскорблении офицера, то, согласно 267 ст. XXIV кн. он за оба преступления подсуден военно-окружному суду и может быть предан суду не иначе, как по производстве предварительного следствия, ибо 4 п. 334 ст. XXIV кн. и в этом случае не может иметь применения.

Итак, существующая ныне редакция 4 п. 334 ст. XXIV кн. в случаях участия в воинском преступлении лица гражданского ведомства или совершения обвиняемым вместе с воинским преступлением менее важного преступления общеуголовного, делает обязательным производство по делу предварительного следствия, хотя бы преступления были очевидны и дознание было произведено с достаточною полнотою. Следователю в таких случаях приходится совершенно непроизводительно повторять то, что было сделано [168] производившим дознание, и предварительное следствие нередко оказывается, почти дословною копиею дознания. При этом если общее преступление совершено военнослужащим в месте, не состоящем в исключительном ведении военного начальства, то по делу приходится производить два следствия: о воинском преступлении, (в нашем примере — оскорбление офицера) военное начальство предлагает произвести предварительное следствие военному следователю, а об общем преступлении (в нашем примере — простая кража) — судебному следователю. Далее, если общее преступление, как в нашем примере, само по себе оказывается подсудным мировому судье, то судебные следователи иногда отказываются от производства по этому преступлению предварительного следствия, ссылаясь на 249 ст. Устава Уголовного Судопроизводства, обязывающую судебных следователей производить предварительные следствия лишь по делам, подсудным окружным судам; правда, такой отказ, как разъяснено общим собранием кассационных департаментов Правительствующего Сената в решениях 1894 № 3 и 1896 № 8, является неправильным, так как по делам военной подсудности судебные следователи обязаны руководствоваться не правилами Устава Уголовного Судопроизводства, а ст. ст. 335 и 338 Военно-Судебного Устава, но для того, чтобы побудить судебного следователя принять дело к своему производству, военному начальству приходится возбуждать с ним пререкание, до разрешения которого дело, в течение более или менее продолжительного времени, остается без движения.

Наряду с правилом 4 п. 334 ст. XXIV кн. относительно предания военно-окружному суду без производства предварительного следствия, в Военно-Судебном Уставе имеются по тому же вопросу специальные правила для Восточной Сибири и военного времени. §12 Высочайше утвержденного 25 апреля 1889 г. Положения о порядке применения и введения в действие с 1 октября 1889 г. Военно-Судебного Устава в войсках Иркутского и Приамурского военных округов (приказ по военному ведомству 1889 г. № 106) в губерниях Иркутской и Енисейской, в области Якутской и во всех местностях Приамурского военного округа военному начальству было предоставлено право ограничиваться при предании военно-окружному суду одним дознанием, независимо случая, указанного в 4 п. 334 ст. XXIV кн., также и по преступлениям общим, не влекущим за собою наказаний уголовных, когда обвиняемые не пользуются особыми правами состояния и когда [169] преступление является очевидным и без производства следствия (§ 12-му положения 25-го апреля 1889 г. соответствуют ныне п. 11 лит. В и п. 8 лит. Г приложения V к ст. 213 кн. XXIV С. В. П. 1869 г., изд- 3-е.) . Это постановление устраняет отчасти указанные выше недостатки п. 4 ст. 334 кн. XXIV, но попрежнему не допускает предания военно-окружному суду без производства предварительного следствия лиц гражданского ведомства, участвовавших вместе с военнослужащими в учинении воинских преступлений, как бы маловажны ни были эти преступления. Затем правило § 12 Положения 1889 г. устанавливает неизвестно для чего различное направление дела в зависимости от того, пользуется или не пользуется военнослужащий, обвиняемый в общеуголовном преступлении, особыми правами по состоянию. Наконец § 12 не допускает предания суду без предварительного следствия только по делам об общих преступлениях, влекущих за собою наказания уголовные, т. е., соединенные с лишением всех прав состояния, тогда как ст. 544 Устава Уголовного Судопроизводства в гражданском ведомстве требует обязательного производства предварительного следствия по делам о преступлениях, влекущих за собою как лишение всех прав состояния, так и лишение всех особенных, лично и по состоянию присвоенных прав и преимущества.

Для военного времени Военно-Судебный Устав первоначальной редакции (раздел V кн. XXIV С. В. П. 1869 г. изд. 1 и 2) в отношении предания военному суду высшей подсудности без производства предварительного следствия не устанавливал никаких специальных правил. При пересмотре в 1885 г. правил Военно-Судебного Устава о суде в военное время в Высочайше утвержденный 9-го июля 1885 г. раздел IV Военно-Судебного Устава была внесена ст. 1346, согласно которой в тех случаях, когда произведенным дознанием о преступных деяниях, подсудных корпусным судам и суду тыла армии, дело разъяснено с достаточною полнотою и преступное деяние является настолько очевидным, что нет надобности в дальнейшем расследовании его, военный начальник по получении дознания предает обвиняемого суду. При пересмотре IV раздела Военно-Судебного Устава в 1899 г. это постановление было оставлено без изменения (Статья 1346 раздела IV Воен.-Судебн. Устава 1885 г. ныне соответствует ст. 1334 кн. XXIV С. В. П. 1869 г. изд. 3.), [170] несмотря на то, что в замечаниях, сделанных чинами военно-судебного ведомства на 1346 ст. указывалось, что по несовершенству дознаний следовало бы ограничиваться последними лишь по воинским преступлениям, а из общих преступлений лишь по тем, которые не влекут за собою для виновных уголовных наказаний. Это мнение не было принято составителями проекта, находившими, что устанавливать в данном случае различие между более или менее важными общими преступлениями нет основания, так как здесь речь идет о дознаниях, коими дело разъяснено с достаточной полнотой, и нет надобности в дальнейшем расследовании, а при таких условиях в исключительной обстановке военного времени становится безразличным, о каком именно преступлении произведено дознание. Таким образом в военное время, согласно 1334 ст. XXIV кн. С. В. П. 1869 г. изд. 3, для предания военно-окружному суду театра войны или суду армии без производства предварительного следствия необходима наличность только первого из указанных выше условий 4 п. 334 ст. XXIV кн. — достаточной полноты дознания и очевидности преступления, устраняющей надобность в дальнейшем его расследовании; затем ни звание обвиняемого (военнослужащий или лицо гражданского ведомства), ни свойство преступления (воинское или общее) для применения 1334 ст. XXIV кн. значения не имеют.

Нельзя не остановиться на установленном в законе определении круга дел, по которым допускается предание суду без предварительного следствия. Мы видели, что в мирное время круг этих дел является слишком узким, так как производство предварительного следствия является обязательным во всех случаях участия в преступлении лиц гражданского ведомства, а равно совершения обвиняемым вместе с воинским преступлением менее тяжкого общего преступления. С другой стороны круг дел, по которым может быть применен 4 п. 334 ст. XXIV кн., представляется слишком широким, так как предание военно-окружному суду без предварительного следствия допускается по всем делам о преступных деяниях, относящихся до нарушения обязанностей военной службы, независимо от тяжести преступления и того наказания, которое оно влечет за собою по закону для виновного. Поэтому, например, возможно предание суду без производства следствия по обвинении в оскорблении начальника насильственным действием, хотя виновный, если оскорбленный начальник исполнял обязанности службы, [171] может быть присужден по 2 ч. 98 ст. XXII кн., к бессрочной каторге, а в случае применения, согласно 91 ст. XXII кн. законов военного времени — даже и к смертной казни. Если принять во внимание с одной стороны, что при производстве дел о тягчайших воинских преступлениях, согласно 1022 ст. XXIV кн., применяются установленные для военного времени сокращенные сроки, вследствие чего дополнение дела новыми данными после внесения его в суд (например, вызов новых свидетелей, указание вещественных доказательств и т. п.) является весьма затруднительным, а с другой, что именно по делам о тягчайших воинских преступлениях производящие дознание офицеры не всегда умеют сохранить должное беспристрастие и под впечатлением возмутительного нарушения воинской дисциплины склонны к некоторому сгущению красок во вред обвиняемому, то необходимо придти к заключению, что по делам о тягчайших воинских преступлениях, влекущих за собою наказания уголовные, не следовало бы допускать предания суду без производства предварительного следствия. Все сказанное относится, конечно, и к общим преступлениям, причем в виду существующего в гражданском ведомстве обязательного производства предварительного следствия по делам о преступлениях, влекущих за собою лишение всех прав состояния, или всех особенных, лично и по состоянию присвоенных прав и преимуществ, следовало бы и в военном ведомстве допускать предание суду без производства предварительного следствия только по делам о менее тяжких преступлениях, не влекущих за собою этих праволишений.

Итак, мы считаем желательным допущение предания военно- окружному суду без предварительного следствия по делам о всех преступлениях, как воинских, так и общих, и о всех обвиняемых, как военнослужащих, так и лицах гражданского ведомства, но с соблюдением следующих условий: 1) дело должно быть разъяснено дознанием с достаточною полнотою, устраняющей необходимость в производстве предварительного следствия, и 2) возникшее обвинение не должно влечь за собою по закону при обвинении в воинском преступлении — лишения всех прав состояния или всех особенных, лично и по состоянию присвоенных прав и преимуществ. Эти же условия следовало бы установить для предания военно-окружному суду без предварительного следствия в отдаленных местностях Сибири, в военное время. Для Сибири этим было бы устранено по делам [172] об общих преступлениях различие между обвиняемыми, пользующимися и непользующимися особыми правами состояния, а по делам о воинских преступлениях — устранялось бы обязательное производство предварительного следствия в случаях соучастия лиц гражданского ведомства. Что же касается до некоторого ограничения круга дел, по которым допускается ныне в Сибири и в военное время предание суду без предварительного следствия, то с одной стороны некоторое замедление производства будет гарантировать большую его правильность, а стало быть и справедливость постановляемых судами по важнейшим делам приговоров, с другой же стороны, предание суду без предварительного следствия по делам о тяжких преступлениях довольно часто вместо ускорения производства приводит к совершенно обратным результатам, так как при судебном рассмотрении дела оно оказывается недостаточно полным, вследствие чего суд оказывается вынужденным откладывать судебное рассмотрение и обращать дело к дополнению.

Посмотрим теперь, какое применение имеет на практике установленный законом порядок предания военно-окружному суду без производства предварительного следствия. При действии первоначальной редакции Военно-Судебного Устава (до 1-го сентября 1884 г.) ежегодно военным начальством направлялось к военным прокурорам по окончании дознаний, без производства предварительного следствия, от 1406 (в 1881 г.) до 3011 (в 1872 г.) дел, в среднем около 2063 дел в год, т. е. 23% всех дел, поступающих в военно-прокурорский надзор. Со времени введения в действие пересмотренной редакции Военно- Судебного Устава, несмотря на то, что циркулярным предписанием военного министра командующим войсками военных округов от 9-го октября 1884 г. за № 5925 было обращено особое внимание военного начальства на правило 4 п. 334 ст. XXIV кн., могущее в значительной мере ускорить решение военно-судных дел, число дел, направляемых военным начальством к военным прокурорам по окончании дознания без предварительного следствия, не увеличилось, как можно было ожидать, а наоборот, более чем вдвое уменьшилось. Так, с 1885 по 1900 г. таких дел направляется ежегодно, в среднем, 525, т. е. 11% всех дел, поступающих в военно-прокурорский надзор, причем число дел, направляемых по результатам дознания, с каждым годом уменьшается: в 1885 г. таких дел было 771 [173] (20%), в 1889 г. их было 667 (18%), в 1894 г. — 429 (11%), а в 1900 г. — 390 (9%). Чем объяснить такое отношение военных начальников к праву, предоставленному им 4 п. 334 ст. XXIV кн., сказать трудно, но быть может причиною неохотного пользования военным начальством правом предания военно-окружному суду без предварительного следствия отчасти является и установленный Военно-Судебным Уставом порядок предания суду в подобных случаях.

Решив предать обвиняемого военно-окружному суду без предварительного следствия, военный начальник препровождает оконченное дознание к военному прокурору вместе с приказом о предании обвиняемого суду, в котором должны быть изложены возникшие обвинения по фактическим обстоятельствам деяний обвиняемого и указана их юридическая квалификация, т. е. статьи закона, предусматривающие преступления, законным признакам коих соответствуют деяния обвиняемого. Этот приказ служит для военного прокурора основанием при формулировке выводов обвинительного акта, вносимого им на рассмотрение военно-окружного суда; при этом военный прокурор, по букве и духу Военно-Судебного Устава, не вправе ни отказаться от внесения в суд обвинительного акта, ни изменять в том или ином смысле формулировку обвинений, предъявленных начальством в приказе о предании суду. Устав предоставляет военному прокурору только право требовать от военного начальства необходимых предварительных сведений, если те, по коим обвиняемый предан военным начальником суду, не представляют возможности составить правильное заключение о существе дела (Ст. 547, кн. XXIV С. В. П. 1869 г., изд. 3.).

Однако, на практике внесение в военно-окружный суд дел, направляемых военными начальниками по результатам дознания представляется весьма неудобным в тех случаях, когда военный начальник отдает приказ о предании военно-окружному суду за такое преступление, которое по закону этому суду неподсудно, или требует обязательного производства предварительного следствия, или же когда в приказе о предании суду деяние обвиняемого подведено не под те статьи уголовного закона, которыми оно предусматривается. Обыкновенно в подобных случаях военные прокуроры, хотя и не имея на то права по закону, возвращали такие дела военному начальству, указывая на необходимость отмены [174] или изменения приказа о предании суду и надлежащего затем направления дела. Хотя военные начальники обыкновенно не делали в подобных случаях возражений и, не настаивая на своих первоначальных распоряжениях, подчинялись указаниям военной прокуратуры, но одна возможность таких возражений послужила в 1890 г. основанием к внесению в инструкцию военно-прокурорскому надзору (приказ по военному ведомству 1890 г., № 258) статьи 16, согласно которой если военный начальник, препровождая приказ о предании военно-окружному суду, потребует от военного прокурора внесения обвинительного акта по делу, неподсудному военно-окружному суду, или же по делу, хотя и подсудному сему суду, но по которому преданию суду должно было предшествовать производство предварительного следствия, то военный прокурор, изложив основания, по которым он находит состоявшееся распоряжение неправильным, сообщает тому начальнику о необходимости отмены этого распоряжения, а в случае отказа в том, входит с представлением к высшему непосредственному начальнику лица, предавшего суду, об отмене его приказа о предании суду и о направлении дела в законном порядке. Само собою разумеется, что это правило ст. 16 Инструкции военно- прокурорскому надзору противоречит основному принципу Военно- Судебного Устава, по которому предание военнослужащих военному суду предоставляется исключительно власти военного начальства. Вместе с тем ст. 16 не указывает, как должен поступить военный прокурор в том случае, когда непосредственно высший военный начальник не согласится с его мнением о необходимости отмены приказа о предании суду и будет настаивать на заведомо неправильном направлении дела в суд, а равно и в том случае, когда военный прокурор не согласен с мнением начальника, предавшего суду, по существу и находит, что против обвиняемого не имеется достаточных улик; в первом из этих случаев военный прокурор, как разъяснил Главный Военный Суд в решении 1892 г. № 12, обязан внести в суд обвинительный акт, а во втором — он может только, применяясь к ст. 559 кн. XXIV, потребовать от военного начальника, чтобы тот изложил основания, по которым признает необходимым предать обвиняемого суду, и указал лиц, которые должны быть вызваны в качестве свидетелей.

Таким образом ст. 16 Инструкции военно-прокурорскому надзору, далеко не всегда может устранить неправильное предание [175] военно-окружному суду по результатам одного дознания, которое вполне возможно, так как военный начальник в этих случаях предоставлен самому себе и должен сделать распоряжение о направлении дела, не имея в виду заключения военно-прокурорского надзора. Между тем опасение сделать ошибочное распоряжение и быть поставленным в необходимость отменять отданный о предании военно-окружному суду приказ нередко удерживает военных начальников от пользования предоставленным им 4 п. 334 ст. XXIV кн. правом, которое при умелом им пользовании в значительной мере содействовало бы ускорению и упрощению производства военно-судных дел. Может быть поэтому было бы целесообразнее несколько изменить существующей ныне порядок предания военно-окружному суду без производства предварительного следствия, установив, что в случаях, указанных в п. 4 ст. 334 кн. XXIV, военный начальник, не отдавая приказа о предании суду, отсылает оконченное дознание военному прокурору, который в 2-х-дневный срок должен возвратить его с своим заключением о дальнейшем направлении дела тому же военному начальнику с тем, чтобы последний, если военный прокурор дал заключение о предании военно-окружному суду, в суточный срок отдал приказ о предании суду и вновь препроводил дело к военному прокурору для немедленного внесения в суд обвинительного акта. Если при этом порядке и придется пересылать дело от начальника к прокурору три раза вместо одного, то происходящее вследствие этого замедление вряд-ли будет значительным благодаря установлению сокращенных сроков: ныне для внесения обвинительного акта в случае предания суду без предварительного следствия полагается общий 7-ми-дневный срок, а при предлагаемом нами порядке, срок этот сокращен до четырех или даже трех дней, полагая, что обвинительный акт будет вноситься в самый день обратного получения дела. Между тем при этом порядке устранится необходимость особого требования дополнительных сведений по 647 ст. XXIV кн., так как все необходимые справки могут быть затребованы от начальства вместе с заключением о дальнейшем направлении дела. С другой стороны, военные начальники не будут уже опасаться, что отдаваемые ими приказы о предании суду окажутся подлежащими отмене или изменению и чаще будут применять на практике 4 п. 334 ст. XXIV кн.

Необходимо заметить, что предлагаемый нами порядок [176] предания военно-окружному суду без производства предварительного следствия отнюдь не представляет собою чего-либо нового, а выработан, так сказать, жизнью. В самом деле, за время с 1871 по 1884 год в военно-прокурорский надзор было направлена военным начальством 28,879 дознаний, а внесено обвинительных актов по результатам одного дознания всего 15,336 (т. е. 53%); точно также и в период времени с 1885 по 1900 г, на 8,398 поступивших в военно-прокурорский надзор дознаний было внесено в суд обвинительных актов лишь 3,946 (т. е. 47%). Это громадное различие в цифрах не может быть поставлено в зависимость от предоставленного военному прокурору ст. 16 Инструкции военно-прокурорскому надзору права не исполнять в некоторых случаях требования военного начальства о внесении в суд обвинительного по делу акта: этим правом военные прокуроры пользуются весьма редко, в единичных случаях. Объясняется несоответствие числа вносимых в суд по дознаниям обвинительных актов числу дознаний, поступающих в военно- прокурорский надзор тем, что военные начальники весьма часто присылают оконченные дознания военному прокурору с просьбою дать заключение о дальнейшем направлении дела и затем, в случае, если военный прокурор выскажется за возможность предания военно-окружному суду без предварительного следствия, отдают приказ о предании суду и вторично препровождают дело к военному прокурору.

Другою причиною сравнительно редкого направления дел, подсудных военно-окружному суду, в порядке 4 п. 334 ст. XXIV кн. является укоренившаяся привычка военного начальства передавать все неподсудные полковому суду дела военному следователю, в расчете, что специалист по юридическим вопросам даст делу надлежащее направление или, по крайней мере, укажет военному начальнику, как ему следует в данном случае распорядиться. Дело только в том, что в настоящее время военные следователи лишены права указывать военному начальству на возможность применения 4 п. ст. 334 кн. XXIV к делу, направленному для производства предварительного следствия. До 1883 г. вопроса о праве военных следователей делать подобные указания военным начальникам никто не возбуждал и на практике военные следователи нередко возвращали военному начальству присланные им для производства предварительного следствия дела в виду достаточной полноты дознания и очевидности [177] преступления; военное начальство в подобных случаях обыкновенно применяло порядок, указанный в 4 п. 334 ст. XXIV, чем значительно ускорялось движение дела. В 1883 г. при ревизии кавказского военно-окружного суда, произведенной по поручению военного министра военным прокурором московского военно- окружного суда тайн. советн. П. Ф. Нееловым, был отмечен один случай, когда дело, не принятое военным следователем к своему производству под предлогом достаточной полноты дознания, по направлении его затем военным начальником в порядка 4 п. 334 ст. XXIV кн. оказалось внесенным в военно-окружный суд без необходимых для решения дела сведений. Состоявшимся по поводу этой ревизии циркулярным предписанием военного министра от 30-го ноября 1883 г. № 7574 военным следователям было воспрещено возвращать поручаемые им для производства предварительного следствия дела военному начальству под предлогом достаточной полноты дознания и очевидности преступления, допускающих возможность предания военно-окружному суду без предварительного следствия, причем это воспрещение было мотивировано тем, что, передавая дознание по преступлению по службе к производству следствия, военный начальник тем самым ясно выражает, что он не считает дознание достаточно полным, ни преступление очевидным. В 1885 г. это запрещение было вновь подтверждено циркулярным предписанием военного министра от 23-го августа 1885 г. за № 7513 по поводу ревизии казанского и одесского военно-окружных судов, а затем оно было внесено в утвержденную 9-го июня 1886 г. военным министром инструкцию для делопроизводства и внутреннего распорядка в военно-окружных судах (приказ по военному ведомству 1886 г. № 161). Согласно 154 ст. Инструкции военным следователям воспрещается возвращать дознания военному начальству или вступать с последним в переписку под предлогом, что произведенное дознание, при несложности дела, дает возможность направить его прямо к военному прокурору без производства предварительного следствия. Это правило не имеет применения только к случаям поручения военному следователю производства предварительного следствия по делам об оскорблении присутствия полкового суда подсудимым во время судебного заседания: так как порядок направления этих дел точно указан самим законом (приложение I к ст. 112 кн. XXIV С. В. П. 1869 г. изд. 3), где категорически определено, что подсудимый за нанесенное полковому суду [178] оскорбление предается военно-окружному суду в порядке, установленном п. 4 ст. 334 кн. XXIV, то в случае направления такого дела к военному следователю, последний, не стесняясь правилом 154 ст. Инструкции для делопр. и внутр. распор, в военно-окружных судах, вправе возвратить его военному начальнику с указанием на необходимость соблюдения правил приложения I к ст. 112 кн. XXIV. Во всех остальных случаях правило 154 ст. Инструкции представляется безусловным, а потому военный следователь, получивший от военного начальства для производства по делу предварительного следствия, обязан произвести следствие как бы ни было полно дознание, хотя в таких случаях производство предварительного следствия явится совершенно бесцельною тратою времени и труда.

Для устранения этого следовало бы отменить правило 154 ст. Инстр. для делопр. и внутр. распорядка в военно-окружных судах и дать военному следователю право в случае, если он найдет, что по делу, переданному ему военным начальником для производства предварительного следствия, в виду достаточной полноты дознания и очевидности преступления, нет надобности в производстве предварительного следствия, немедленно препровождать такое дело с мотивированным постановлением к военному прокурору, который затем должен рассмотреть его в том же порядке, как если бы он получил это дело непосредственно от военного начальника, а в случае необходимости производства предварительного следствия — возвратить его военному следователю. При подобном порядке направления дознаний будет устранена возможность внесения в военно-окружный суд без предварительного следствия дел в неполном виде, а производство несложных дел, подсудных военно-окружному суду, будет ускорено и упрощено.

Таким образом в существующем ныне порядке предания военно-окружному суду без производства предварительного следствия надлежало бы ввести следующие изменения: 1) Допускать предание военно-окружному суду без предварительного следствия во всех случаях, когда военный начальник по рассмотрении оконченного дознания признает, что дело разъяснено с достаточною полнотою и преступление является настолько очевидным, что нет надобности в производстве предварительного следствия, если только обвиняемому по закону не грозят уголовные наказания, соединенные с лишением всех прав состояния, а при обвинении [179] в общем преступлении — и высшие исправительные наказания, соединенные с лишением всех особенных, лично и по состоянию обвиняемого присвоенных прав и преимуществ. 2) Установить, что в подобных случаях военный начальник препровождает оконченное дознание к военному прокурору, который в 2-х дневный срок возвращает его с своим заключением о дальнейшем направлении дела военному начальнику с тем, чтобы последний, если военный прокурор дал заключение о возможности предания военно-окружному суду без предварительного следствия, в суточный срок отдал приказ о предании обвиняемого военно-окружному суду и препроводил дело к военному прокурору для немедленная внесения в суд обвинительного по делу акта. 3) Установить, что военный следователь, признав, что препровожденное к нему для производства предварительного следствия дело разъяснено дознанием с достаточною полнотою, если по тяжести преступления возможно предание военно-окружному суду без предварительного следствия, препровождает дело с своим постановлением военному прокурору, который дает ему дело в том же порядке, как если бы оно было получено непосредственно от военного начальника.

Предлагаемые правила следовало бы установить и для мирного и для военного времени, не делая никаких изъятий для отдаленных местностей Сибири и, как нам думается, они в значительной мере увеличили бы число случаев предания военно-окружному суду без предварительного следствия. Достигнутое таким путем ускорение и упрощение производства военно-судных дел нисколько не отразилось бы на правильности их рассмотрения, так как достаточная полнота направляемых в военно-окружный суд дознаний вполне обеспечивалась бы предварительным рассмотрением его военным прокурором.

А. С. Лыкошин

____________


Текст воспроизведен по изданию:
А. С. Лыкошин. «Предание военно-окружному суду без производства предварительного следствия»
«Военный сборник», № 9, 1903

© Текст — Лыкошин А. С.
© Scan — Thietmar. vostlit.info
© OCR — A.U.L. 2012
© Сетевая версия — A.U.L. 10.2012. kavkazdoc.me
© Военный сборник, 1903