ФОН Прозрачный Новая книга Старая книга Древняя книга
kavkazdoc.me/Материалы из русских журналов XIX–XX вв. «Св. арабских писателей о Кавказе...» Ал-Истахрий.

Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа, № 29, 1901 г.

Караулов Н. А.

Сведения арабских писателей X и XI веков по Р. Хр. о Кавказе, Армении и Адербейджане

I.

Ал-Истахрий.
(Писал около 930 г. по Р. X.).

Абу-Исхак-Ибрахим-ибн-Мухаммед ал-Фарисий ал-Истахрий, о жизни которого нам почти ничего неизвестно, оставил после себя сочинение под заглавием: «Китабу месалик-ил-мемалик (книга путей царств)». Это сочинение представляет из себя издание трудов его предшественника Абу-Зейда-Ахмед-ибн-Сахля ал-Балхия, дополненное самим ал-Истахрием.

Ал-Балхий, уроженец города Балха, изучал в Ираке философию под руководством aл-Kиндия и был секретарем балхского князя Ахмед-ибн-Сахл-ибн-Хашима ал-Мервезия. Ал-Балхий составил атлас географических карт: «Сувар-ил-акалим (изображение поясов земли)» с краткими объяснениями, значительно распространенными впоследствии ал-Истахрием. Первое издание этого атласа вышло в 307 г. или в 308 г. хиджры, а второе между 318 и 319 годами хиджры. Ал-Балхий скончался в 322 г. хиджры (934 г. по Р. X.).

Текст ал-Истахрия составляет первый том «Bibliotheca geographorum arabicorum. Lugd. Batav. 1870», издания de Goeje.

Страницы I-го тома издания de Goeje указаны на полях текста и перевода.

При переводе мы пользовались основным текстом ал-Истахрия, установленным de Goeje, указывая лишь на наиболее заслуживающее внимания варианты других списков данного автора.

Буквы латинского алфавита относятся к подстрочным примечаниям, касающимся текста, а цифры относятся к объяснениям, помещенным отдельно в конце текста и перевода. [3]

Из книги путей царств
Абу-Исхака Ибрагим-ибн-Мухаммеда ал-Фарисия ал-Истахрия, известного под именем ал-Керхия.

|180 (14)| В своем описании мы с восточной стороны достигли уже крайних пределов ислама (1) и возвращаемся вновь к пределам Рума (2) на запад. Итак, мы дадим описание этого пояса до крайних пределов ислама на востоке; начнем же мы со стран Армении, Аррана и Адербейджана, считая их за одну область.

Армения, Арран и Адербейджан.

Армению, Арран и Адербейджан мы соединяем на одной карте (3); и рассматриваем как одну область. С ними граничат, прилегая с востока, Джибаль (4), Дейлем (5) и западный берег Хазарского моря (6); с запада |181| пределы Армана (7), Алланов (8) и отчасти границы Джазиры (С имеет: «пределы хазар») (9); с севера Алланы и горы Кабк (10); с юга граничит с ними Ирак (11) и отчасти пределы Джазиры.

Самый большой город в Адербейджане Ардабиль (12); [5] в нем лагерь войска и дворец правителя. Этот город занимает две трети фарсаха (13) в длину и столько же в ширину, а вокруг него стена, и в ней трое ворот (С имеет: «и в ней четверо ворот»); большая часть построек его глиняные; город этот цветущий и цены в нем дешевые; у него есть волости и округа (в списке С прибавлено: «обильные», D добавляет: «значительные»). Приблизительно в двух фарсахах от Ардабиля огромная и высокая (С добавляет: «чрезвычайно») гора, называемая Сабалан (А, В, С и D: «Саялан»; Е правильно: «Сабалан») (14). На ней лежит снег и зиму и лето, и она (С: «на этом снегу (нет жилищ)») необитаема.

За Ардабилем по величине следует Мерага (15); там в прежние времена был лагерь войск и дворец правителя. Мерага местность весьма здоровая, цветущая, обильная садами, волостями и посевами: а вокруг нее стена, которую разрушил Ибн-аби-с-Садж (16).

Далее по величине за Мерагой следует Урмия (17); это город здоровый, обильный продуктами, и цены в нем дешевые. Лежит он при озере «аш-Шурат» (А и В имеют: «ас-Сурат»; С: «'айн-ус-Сурат») (18).

Меянидж, Хунадж (Е имеет: «Мияпэ и Хунэ»), Уджан, Дахарракан (А и В: «и Ахраман»; Е: «и Берванан». Ниже в А и В: «Харракан» и «Дахаракан»; С и Е: «Дир-Харакан»), Хувей, |182| Саламас, (Е добавляет: «и Нашава» т. е. и «ан-Нашава»), Меранд, Тибриз, Берзенд, Варсан (А и В: чтение не выяснено за отсутствием точек при буквах), Мукан, Джабраван (А и В: «и Хабравар»; Е: «и Хабиран»; D: «ал-Джабиран») и Ушнух (19) города незначительные и сходные по величине. [7]

Что касается до Джабравана (А и В: «и Хабравар»; D: «Дахаракан»), Тибриза и Ушнух-ал-Азария (А: вероятно: «ал-Адрия»; В: вероятно: «ал-Apвия»), то эти три города и область, охватываемая или, называются Рудайнией (А: «называют ар-Рудайния»; В по-видимому: «называют ар-Рувейния»; В: «называют племенем ар-Рудайния»).

Что касается до Берда'а (20), то это город большой, более фарсаха в длину и в ширину, здоровый, цветущий и весьма обильный посевами и плодами. В Ираке и Хорасане после Рея и Испагани нет города более значительного, более цветущего и более красивого по местоположению и угодьям, чем Берда'а. От него менее чем в одном фарсахе есть место по имени Андараб (В и D: «ал-Андарат») между Керне, Ласуб (Е имеет: «Ласут») и Яктан (А и В без точек; Е: «Яктан»; Якут: «Нактан»), занимающее пространство более чем день пути (21) в длину и ширину. Место это заполнено садами и огородами. В нем произрастают всевозможные плоды, и между прочим превосходный волоцкий орех, лучше ореха самаркандского. Среди плодов «шахибаллут» (22) лучше шахибаллута сирийского. Там же растет плод по имени «зукал» (23), величиной приблизительно в «губейра» (24). В нем есть косточка, и он сладок, когда созреет, и горький (В имеет.: «кисло-сладкий») до созревания.

|183| Что же касается шахибаллута, то он величиной в половину черного грецкого ореха, а вкус его близок ко вкусу волоцкого ореха и спелого финика.

Смоквы (25) в Берда'а привозятся из Ласуба, и считаются они лучшим сортом из этого рода плодов. Из Берда'а вывозится много шелку. Червей шелковичных вскармливают на тутовых деревьях, не принадлежащих [9] никому. Много его (шелку) отправляется оттуда в Персию (вместо: «Фарис (Персия)» Е имеет: «Ирак») и Хузистан.

В одной трети фарсаха (С и D: «в трех фарсахах») от Берда'а река Кура, а в реке Кура рыба «сурмахи» (26), доставляемая в соленом виде в разные страны. Из Куры вылавливается также рыба, называемая: «зеракан» (А: не ясно, без точек; В: тоже без точек; С: «ад-деракан» D: «аз-зераки»; E: «рафан») и «ишубет» (А: неясно без точек; В, С и D тоже без точек; Е: «и ашр»; словарь Якута: «и ал-ушуб») (27). Эти обе рыбы предпочитаются другим сортам рыб в этих странах.

Около ворот Берда'а, называемых «Воротами курдов», рынок по имени «ал-Кюркий» (28), величиною фарсах в квадрате. На него собирается народ каждое воскресенье, и стекаются сюда люди из всевозможных стран, даже из Ирака (Е добавляет: «и Хорасана»). Этот рынок значительнее рынка «Кульсере» (А: «лук-сере»; В: «куль-сере»; Е: «луре-сере»; D: «кур-сере»; Якут: «кур-сере». В путеводителе (ниже): А и В: «кева-сере»; В, С и Е: «куль-сере»; D: «кур-серо» и «ку-сере»). Наименование рынка: «ал-Кюркий» взяло перевес над именем дня по причине постоянного открытия рынка в этот день, так что часто жители, считая дни недели, говорят: «суббота, |184| кюркий, понедельник, вторник», пока не досчитают всю неделю.

Казнохранилище у них в соборной мечети по сирийскому обычаю, а сирийские казнохранилища всегда в мечетях. Казнохранилище это имеет крытую свинцом плоскую крышу с железной дверью, на девяти колоннах. Дворец правителя рядом с соборной мечетью в городе, а рынки в предместье города. [11]

Город Баб-ул-Абваб (29) лежит при море (30), а в центре его рейд для судов. Между рейдом и морем выстроено параллельно берегам моря две стены; проход для судов тесен, а вход сделан извилистым, и в устье порта протянута цепь, так что не может судно ни выйти, ни войти иначе как с разрешения. Эти две стены из камней и свинцу.

Баб-ул-Абваб лежит на Табаристанском море. Город этот больше Ардабиля (Якут добавляет: «около двух миль в длину и в ширину»), и там много посевов, но незначительное количество плодов, не считая того, что привозят сюда из окрестных стран. Вокруг этого города стена из камня, обожженного кирпича и глины, и город этот служит портом на Хазарском море для Серира (31) и иных стран «кяфиров» (32); он служит также портом для Джурджана, Табаристана и Дейлема (33). Из Баб-ул-Абваба вывозятся полотняные одежды, и не выделывается полотняных одежд в Арране, Армении и Адербейджане нигде, кроме этих мест. Там же произрастает шафран. В Баб-ул-Абвабе встречаются рабы из разных стран «кяфиров» (С, Е и Якут дают много более. (Якут — знаменитый арабский географ. Родился в 1179 году в Византии. Еще мальчиком был взят в плен мусульманами. С 1213 года много путешествовал и составил объемистый географический словарь: «Китаб-му'джам-ал-Булдан (Алфавитный реестр стран)», изданный в 1866–1870 годах Вюстенфельдом в Лейпциге в 6-ти томах. Умер он в Алеппо в 1224 году по Р. X. 50-ти лет от роду). Мы даем текст Якута:

«Вокруг города каменная стена, простирающаяся от горы к морю, длинная, но не широкая. Через гору у этого города нет пути в города мусульман вследствие испорченности дороги и затруднительности путешествия из земель «кяфиров» в земли мусульман. При (значительной) длине стены в море еще вдается подобно длинному (Е имеет: «величиною в шесть валов») носу часть ее, и таким образом город со стороны стены защищен от приближения судов. Стена эта основательной постройки на огромном фундаменте; строил ее Ануширван (34).

Баб-ул-Абваб одна из знаменитых и значительных пограничных местностей (Е имеет: «и этот город велик и славен»), потому что в весьма громадном количестве окружают ее враги разных национальностей и языков в большом числе.

Рядом с городом находится высокая гора по имени «Дзы'б». На вершине этой горы ежегодно собирают большое количество дров и зажигают на ней костры в случае необходимости, и таким образом жители Адербейджана, Аррана и Армении предупреждаются о внезапном нападении врагов (35).

Воды моря иногда повреждают стену этого города.

Говорят, что на вершинах гор (С: «на этой горе»; E: «в местностях этой горы»), простирающихся в смежности с Баб-ул-Абвабом, живет более семидесяти различных племен, и у каждого племени особый язык, так что они не понимают друг друга. Хосрои (36) прилагали большую заботу к этой пограничной местности и не ослабляли наблюдения за ее положением вследствие великой опасности с этой стороны и сильной боязни ее (С: «и могуществу силы их»; Е дает это место так: «по многочисленности врагов обращали внимание»).

В этом месте были поселены стражники из переселенцев разных областей и надежных по мнению их (хосроев) для охраны, и вся населенная местность, которою они завладеют, была предоставлена в их исключительное пользование без всяких расходов для правительства, без хлопот об этом крае и без вмешательства в его дела; всё это было сделано из сильного желания заселить этот край надежными людьми и тем самым защитить от различных враждебных племен турок и «кяфиров». В числе поселенных здесь для охраны границ находилось племя Табарсеран, а по соседству с последним племена, известные под именами Филан и Лакз; последние особенно многочисленны и храбры. Кроме того, там есть племена Лиран, Шарван и другие. Для каждого племени было назначено место пребывания, которое они должны были охранять. Они многочисленны и сильны, и есть у них как конница, так и пехота.

Баб-ул-Абваб порт на этом море. К нему стекаются Хазары, Сериры, Шензаны, Хайзаны, Курджи (37), Рукланы, Зерикераны и Гумик с севера, а также являются туда люди из Джуржана, Табаристана, Дейлема и Джиля (39).

Жители Баб-ул-Абваба занимаются выделкой полотняных одежд, и приготовляется в областях Аррана, Армении и Адербейджана полотно только в Баб-ул-Абваб и волостях его; там же шафран. В Баб-ул-Абваб встречаются рабы из различных племен.

По соседству с Баб-ул-Абвабом к пределам исламских государств на берегу моря есть волость по имени Маскат, а рядом с нею земля Лакзов. Эти последние — племя значительное, мужественное и рослое; у них ость плантации и постоянно обитаемая область. Привилегированный класс у них называется: «Хамашира», и управляют ими цари; а ниже их «Мишак», потом следует «Ал-акра» и «Меган» (40). Между ними и между Баб-ул-Абвабом, страна Табарсеран; жители ее так же мужественны и храбры, как Лакзы, и страна их так же густо населена, как и у тех; разве только, что Лакзы превосходят Табарсеранцев числом, и владения их гораздо обширнее. А выше лежит Филан; это незначительная область.

За Маскагом по берегу этого моря город Шабиран, незначительный, но укрепленный и богатый волостями. Далее следует волость Джашемдан, а затем хутора Джабаля и шарвана до пределов Баку, Дерника, Лакзов и Меджма-ал-Нахрайн (41). Далее позади этого Лиран, и в этой стране большой укрепленный замок. Рассказывают, что в этом замке есть журчание ключи, и он сам неприступен»).

|185| Тифлис — город меньше Баб-ул-Абваба по величине; вокруг него две стены из глины, а в них трое [13] |186| ворот. Город этот весьма цветущ и богат плодами и посевами. Это пограничный город. В нем находятся бани, [15] |187| в роде Табарийских, и вода в них горяча без помощи огня (38). [17]

В Арране не существует городов значительнее, чем Берда'а, Баб-ул-Абваб и Тифлис. Байлакан, Варсан, Бердидж (В: « - - ламан, Руман (или Равман) и -ерв- -х»; в Е в одном месте только: «Берзендж», а в другом только: «Бердендж»; в А и D нет «Берзендж»), Берзендж, Шeмaхия (E и Якут: «Шемаха»), Шарван, Абхаз (В: «и aл-A-хан»; D: «и aл-Абджан»; Е: «и ал-Атхан» и «Ляйджан»), Шабаран, Кабала, Шакки, Джанза (Е: «Кенджа»), Шамкур [19] |188| и Хунан (Е опуская в этом месте: «Хунан» прибавляет: «и Ш-труша») — города незначительные и сходные по величине, но цветущи и богаты угодьями (42).

Дабиль (43) больше Ардабиля; город этот служит столицей Армении и в нем дворец правителя подобно тому, как дворец правителя Аррана в Берда'а и дворец правителя Адербейджана в Ардабиле. Вокруг Дабиля стена (Е добавляет: «очень высокая и удивительная»); здесь много христиан, и соборная мечеть города рядом с церковью. В этом городе выделываются шерстяные платья и ковры, подушки, сидения, шнуры и другие предметы армянского производства. У них же добывается краска, называемая «кирмиз» (44), и ею красят сукно. Я узнал, что это червяк, который прядет вокруг себя наподобие шелковичного червя (С добавляет: «когда спрядёт шелковичный червь вокруг себя»); а, кроме того, узнал я, что там же выделывают много шелковых материй.

Дабиль столица Армении и в нем Санбат, сын Ашуга (45). Город постоянно находился в руках знатных христиан, а христиане составляют большую часть обитателей Армении, она же «царство Арман». Армения граничит с Румом и пределы ее до Берда'а, до Джазиры (С имеет: «хазар.») и до Адербейджана (С добавляет: «а горы Адербейджана тянутся пока не проходит через Рей и соседние с ним страны», выпуская далее: «Джибаля — соседних с ними»). Пограничная местность, прилегающая к Руму со стороны Армении — Каликала. На Армению делают набеги обитатели Адербейджана, Джибаля, Рея и соседних с ними стран. Есть у них место, откуда входит в Рум, известное под именем «Тара-безундэ» (46). Туда стекаются купцы, а затем [21] отправляются для торговли в страны Рума. Таким образом все, что попадается из парчи, шелку и румских одежд в этих странах, — это из Тарабезундэ.

Нашава (47), Беркери, Хилат, Маназкирд (С: «Малазкерд»; D: «Маназджерд»), Бадлис, Каликала, Арзан, Маяфарикин и Сирадж (Е и D: «и Сурудж»; С опускает; А и В: «и С-р-дж». По всей вероятности: «Сирадж-ат-Тайр») — эти города незначительные, сходные по величине, но цветущие, и все население их богато.

Маяфарикин считают принадлежащим к Джазире, если не принять во внимание, что он лежит по ту сторону Тигра, а Тигр служить границей Джазиры, о чем мы упоминали, изображая местности между Тигром и Евфратом. Поэтому и присоединили мы Маяфарикин к Армении.

|189| Что касается до судоходных рек, то таковы реки Кура и Расс (ар-Расс) (48), а Сабидруд, находящейся между Ардабилем и Зенджаном, — река не настолько значительная, чтобы по ней плавали суда.

В реке Куре вода пресная, здоровая и легкая; Кура вытекает из гор в стране Джанзы и Шамкура близ Тифлиса и течет в земли «кяфиров» С это этом читается: «она (т. е. Кура) медленно течет из страны Алланов из гор между.... потом течет через город Тифлис, далее через Хунан, замок, известный под именем «Кал'а-т-Тураб»; это огромный холм, а на нем замок; потом течет она к Шакки и из страны Джанза и Шамкур через Баб-Берда'а к Берзенджу»).

Вода Расса пресная и приятная; выходит она из [23] Армении и течет, пока не достигает Баб-Варсана; далее доходит до задней части Мукана (49) и русла Куры, а затем впадает в море (С так имеет: «Река Расс по величине меньше Куры, она пресная и истоки ее за Арменией; Расс протекает до Баб-Варсана, а потом доходит до Myкана и течет далее, пока не доходит до волости Шарвана, называемой Дарник; земля этой волости плодородная. Соединяется Расс с Курой и впадает в море Табаристанское. Река Самур (50) течет по стране Лакзов, называемой Самур. Истоки ее в горах, и доходит она до Шакки. Иногда она увеличивается, а иногда уменьшается, но река эта обильная водой и богатая притоками. Ни одна из других упомянутых нами рек не разливается и не увеличивается так, чтобы стоило о том упомянуть»).

Что касается до морей Армении, Аррана и Адербейджана, то в Адербейджане есть озеро, называемое озером Урмией, с соленой водой; в нем водится рыба и животное (51), называемое «водяной собакой» (Так, в А, В и С; Е напротив: «в нем никаких животных нет, но, говорят, в нем водится водяная собака»; а D имеет: «нет в нем ни рыб, ни животных»); озеро это велико (52), а вокруг всего озера населенные места, села и волости. |190| Между этим озером и Мерагой три фарсаха; между озером и городом Урмия два фарсаха (С добавляет: «а в промежутке много сёл»); между Дахарраканом и берегом озера около четырех (E имеет: «пять») фарсахов; длина озера около четырех дней пути верхового животного, а при ветре удается иногда проплыть его в одну ночь. [25]

Другое озеро в Армении, называемое «озером Арджиш» (Е имеет: «близ Арзиза и Хилата») (53). Вылавливается из него рыба «тиррих» (54) и вывозится во все страны.

Эти страны омывает море Табаристанское; на этом море лежат города Баб-ул-Абваб и Баку (после слова: «Баб-ул-Абваб» в С читается следующее: «и на нем (море) источники белой и темно-серой нефти в Баку и в городе Мукан, а между последними залив моря в котором ловят «сермахи» (шамая); ее вывозят во все страны. В стороне от залива Мукан большое село, населенное магами, а недалеко от него Джил. Далее часть Дейлема до пределов Салуса, а потом Табаристан до Абаскуна. За Абаскуном идут вокруг моря степи до горы Сиях-Кух; степи эти тянутся до Хазар, а затем доходят до пределов Баб-ул-Абваба»), а в Баку нефть.

Что касается Тигра, то лишь весьма незначительная часть его касается Армении, и мы уже изобразили Тигр на карте Джазиры и Ирака.

Из страны Берда'а выводятся мулы и доставляются во все страны. Вывозят также оттуда марену (55), доставляемую в страны Индии и другие места (С: «(вывозят оттуда) тот кармин, которым красят сукна, и отправляют его в страны Индии и другие места»).

Границы Аррана от Баб-ул-Абваба до Тифлиса и до места, известного под именем: «Хаджиран» (А, В и С без точек. De Goeje предлагает читать: «Нахджаван». Очевидно Нахичевань), близ реки Расса.

Граница Адербейджана: горная цепь, доходящая до [27] крайнего предела Тарма и до Зенджана: потом касается она крайних пределов Динавера, далее тянется за Хулваном и Шагразуром, пока не приближается к Тигру, а затем окружает пределы Армении.

Границы Армении мы уже объяснили раньше этого.

|191| В этих городах цены настолько дешевые, что в некоторых местах цена овцы доходит до двух диргемов (56), а цена мёду в некоторых местностях доходит до того, что два или три мана (57) стоят диргем (С: «один манн за диргем»). Там все в изобилии, хотя тот, кто не был очевидцем этого, при рассказе об этом, отрицает возможность такого изобилия продуктов.

Там есть цари в областях, и владения их представляют отдельные государства; земля их обширна и имущества в изобилии (С: «обширна и у них имущество и скот в изобилии»). К ним принадлежат царь Шарвана, называемый шарваншах, и царь Абхаза, называемый абхазшах (С добавляет: «(существуют у них) Лиран-шах, Табарсеран-шах, Филан-шах, Хандакан-шах и Аграрауран-шах, он же «Сахиб-ас-Серир»; большей частью цари эти приветливы с посещающими их иностранцами». Вместо: «Хандакан-шах» по всей вероятности следует читать: «Хайзан-шах». Властитель, носящий титул: «Сахиб-ас-Серир», появляется у Беладзори (стр. 196) под видом: «Ваграрзан-шах». Во времена Мас'уди (II, стр. 41) Филан-шах был владетелем этого титула).

Большая часть Адербейджана, Армении и Аррана гориста. Около Дабиля находится высокая гора по имени: «ал-Харис» (58); на нее не взбираются вследствие ее высоты и трудности подъема; на ней лежит вечный снег. Позади нее другая гора ниже называемая «ал-Хувейрис». С Хариса стекают источники, а взбираются на него только за дровами, да охотники. Говорят, что в тех странах нет горы выше этой. [29]

Манн Ардабиля 1040 диргемов, в роде мана ширазского, только в Ширазе называется он «ман», а в Ардабиле «ритль» (С, выпуская далее до: «Расстояния…», вставляет: «а за Берда'а и Шамкуром народ из племени армян по имени Сиявардийцы бездельники, испорченные и разбойники»).

|192| Язык в Адербейджане, Армении и Арране персидский и арабский, исключая области города Дабиля: вокруг него говорят по-армянски: в стране Берда'а язык арранский.

В этих странах находятся горы Кабк, как их, называют, и там существует много различных языков у неверных народов и много племен «кяфиров».

Ходячая монета Адербейджана, Аррана и Армении золотая, равно как и серебряная.

Расстояния в этих областях.

Путь из Берда'а в Ардабиль (59): из Берда'а в Юнан (А и Е неясно без точек; В: «уман»; С: «Тубан» и «Туман»; D: «Юман»; Мукаддасси: «Туяр» и «Тубар»: у Беладзори пишется (стр. 209) «Юман») 7 фарсахов; из Юнана в Байлакан 7 фарсахов; из Байлакана в Варсан 7 фарсахов; из Варсана в Балхаб (А и D: « - - лхаб»; В: неясно; Е: «- лхан»; С: «Теглаб») 7 фарсахов; из Балхаба в Берзенд 7 фарсахов, и из Берзенда в Ардабиль 15 фарсахов.

Путь из Берда'а в Баб-ул-Абваб (60): из Берда'а в Берзендж 18 фарсахов; из Берзенджа на брод через Куру в Шемахию (Якут добавляет: «а в ней нет мечети») 14 фарсахов; из Шемахии в [31] Шарван (С вместе с Якутом читают: «Шабиран», и добавляют: «и это (город) незначительный; в нем мечеть») 3 дня пути; из Шарвана в Абхаз (А: «ал-Ла-хан»; В: «ал-Лайджан»; Е: «Лайджан») 2 дня пути; из Абхаза в Джасар-Самур 12 фарсахов, и из Джасар-Самура (Е: «Джасар-Меймун»; С: «ас-Самур»; Мукад.: «Шамур».) в Баб-ул-Абваб 20 фарсахов (С дает: «меньше десяти фарсахов», и добавляет: «на горах Баб-ул-Абваба крепости, построенные Хосроями; в крепостях этих обитает народ, приставленный для охраны этих дорог, по которым ходят хазары в земли исламские. Таких крепостей четырнадцать, и живут в них люди из Мосула, Дияр-Габия (61) и Сирии. Они известны под именем этих же племен, и язык (арабский) сохраняется из рода в род. Над ними нет никакого начальника, и они наблюдают за Бабом (Воротами). Между Лакзами и Ширваном граница, а между Ширваном и Лираном смежная граница; у Лирана с Мукатей граница, и со страною Абсия тоже. В этой местности мало городов. Здесь есть укрепленный замок, а за ним к горам местность, соседняя Лакзам. Лакзы и охраняют замок, так как владетель Абсия чувствует склонность к ним и старательно их защищает. Далее следует земля Шавки, потом Абрия, затем Сария, и, наконец Тифлис»).

|193| Путь из Берда'а в Тифлис (62): из Берда'а в Джанза, город, 9 фарсахов: из Джанза (Е: «Кенджа») в Шамкур 10 фарсахов (Е: «четыре»; Мукаддаси: «один переход»); от Шамкура до Хануна, города, 21 (Е: «одиннадцать») фарсах; [33] от Хунана до Кал'а-ибн-Кандаман 10 фарсахов, и от Кал'а до Тифлиса 12 фарсахов.

Путь из Берда'а в Дабиль (63): от Берда'а до Калькатуса 9 фарсахов; из Калькатуса в Метрис 13 фарсахов; из Метриса в Давмис 12 фарсахов; из Давмиса в Киль-Куй (А без точек; В: «Киль-курэ»; D: «К-н-клуин»; Е: «Киликун»; Мукаддаси: «Килвай»; Якут: «Кидькуй») 16 фарсахов; от Киль-Куй до Сисаджана (E: «Сисаян») 16 фарсахов и от Сисаджана до Дабиля 16 фарсахов.

|194| Путь из Берда'а в Дабиль идет по землям армян, и все эти города в царстве Санбата, сына Ашута.

Путь из Ардабиля в Зенджан (64): от Ардабиля до Кантара-Сабидруда два перехода; от Кантары до Серата один день; от Серата до Нувейя один день пути и от Нувейя до Зенджана один день пути.

Путь из Ардабиля в Мерагу (65): от Ардабиля до Меяниджа 20 фарсахов; от Меяниджа до Хунаджа, города, 7 фарсахов; от Хунаджа до волости Куль-сере с громадным рынком, но без мечети, 3 (С и Е: «десять»; Мукаддаси: «один переход») фарсаха, и от Куль-сере до Мераги 10 фарсахов.

Путь из Ардабиля в Амид (66): от Ардабиля до Мераги 40 фарсахов; от Мераги до Дахарракана (А и В: «Харракан», С и Е: «Дир-харакан»), города с мечетью, два перехода; от него до Урмии, города, [35] 2 перехода; от Урмии до Саламаса 2 перехода (С и Е со слов: «от него», имеют: «от него до Тибриза 2 перехода; оттуда до Меранда 2 перехода и из Меранда до Саламаса один переход (Е — 2 перехода)); от Саламаса до Хувейи 7 фарсахов; от Хувейи до Беркери 30 фарсахов; от Беркери до Арджиша один день (D, Е и Мукаддаси: «2 дня»); от Арджиша до Хилата 3 дня (А и В: «один день»); из Хилата в Бедлис один день (D, Е и «Мукаддаси: «три дня»); от Бедлиса до Мияфарикина 3 дня (D и Мукаддаси: «четыре дня»; С: «от Бедлиса до Арзана 2 дня и от Арзана до Мияфарикина один день»), и от Мияфарикина до Амида 2 дня (E и Мукаддаси: «четыре дня»).

Путь из Мераги в Дабиль (67): от Мераги до Урмии 30 фарсахов; от Урмии до Саламаса 14 фарсахов; от Саламаса до Хувейя 7 фарсахов; от Хувейя до Нашава 3 дня, и от Нашава до Дабиля 4 перехода.

От Мераги до Динавера 60 фарсахов С добавлено: «другой путь из Мераги в Динавер 30 фарсахов»), и на этой дороги нет мечетей (68).

Хазарское море (69).

|217| С восточной стороны к хазарскому морю прилегает часть Дейлема, Табаристан, Джурджан и часть пустыни, [37] находящейся между Джурджаном и Хорезмом; с запада — Арран (Е добавляет: «и Мукан». С имеет: «Арран от гор Кабк до пределов Серира»), пределы Серира, земли Хазар и часть Гуззийской пустыни; с севера — пустыня Гуззийская (Якут добавляет: «а они тюркское племя») со стороны Сия-Кух (70), а с юга Джиль и Дейлем (С и Якут: «и часть Дейлема»; D добавляет: «и что по близости к ним»).

|218| Это море не соединяется ни с каким другим из морей, находящихся на поверхности земли; действительно, если кто-нибудь обойдет вокруг этого моря, то вернется к тому пункту, с которого начал обходить, и ему на пути не явится никакого препятствия, разве только какая-нибудь пресноводная река, впадающая в это море. Это море соленое и в нем не бывает ни прилива, ни отлива. Дно этого моря темное, илистое, в противоположность морю Кульзум (71) и всему Персидскому морю, а в некоторых местах Персидского моря видно его дно благодаря чистоте белых камней, лежащих под водою его. Не извлекают из этого моря никаких драгоценных камней в роде жемчуга, или красного коралла, или иного чего, что извлекают из других морей. Единственный продукт этого моря — рыба. По нему (морю) плавают купцы из земель мусульманских в землю хазар и области Аррана, Джиля, Табаристана и Джурджана.

На этом море нет обитаемых островов, на которых были бы поселения, и каковые, как мы упоминали, существуют на морях Персидском и Румском (72). Единственно на нем есть острова покрытые зарослями, источниками и кустарниками, но людей на них нет. Из таких островов выдающийся Сия-Кух; этот остров [39] велик, покрыт источниками, кустарниками и зарослями (С: «луга»: Е: «травы и кустарники»; Якут добавляет: «и пресноводные источники») и на нем живут дикие звери (Е: «хищные звери и дикие животные обитают». Мельгунов: «хищные звери и дикие животные находятся там»).

Другой выдающийся остров в устье реки Куры (Е: «в пределах Лакзов»); это значительный остров (73), покрытый зарослями, кустарниками и источниками, и с него вывозят марену. К нему приходят люди из Берда'а, и вывозят с него марену, а, кроме того, перевозят на него на судах из Берда'а и иных мест домашних животных, затем пускают их на свободу, пока те не потучнеют (С и Якут добавляют»: «Остров по имени: «остров русский» (76) и мелкие острова»).


………………………... (74)


|219 (8)| От Абаскуна (75) по левому берегу моря до земли Хазар путь сначала лежит через смежные населенные местности, а между Баб-ул-Абвабом и Хазарами нет поселения; таким образом, когда начнешь идти от Абаскуна, то сначала идешь по землям Джурджана, Табаристана, Дейлема и Джила, потом войдешь в пределы Аррана и, когда пройдешь Мукан, то до Баб-ул-Абваба два дня пути по стране Шарваншаха (А: «С-бзан-шах». В: «Синданшах». Вместо этого у С и Якута: «и Мукан, и Шарван, и Маскат и Баб (Баб-ул-Абваб)»); далее пройдешь эту страну до Семендера в 4 (А и В: «семь») дня, а от Семендера до Итиля (А и В в этом месте: «Амул») семидневный путь по пустыне.

На этом море в стороне Сия-кух находится узкий пролив, в котором суда входящие в него подвергаются [41] благодаря ветру (Якут: «если захватит его ветер в нем»; D: «если захватит его ветер здесь»; Е: «Если захватит в этом месте ветер») опасности разбиться, когда они туда будут загнаны; когда судно разобьется, то невозможно ничего спасти из его остатков от турок, потому что они немедленно захватят все это, а они владеют этой местностью.

|220| Хазар — это имя страны, а столица ее Итиль; равным образом Итиль имя реки, текущей к городу (С и D: «к нему»; Якут: «к Хазарам»: Е: «к морю») из страны Руссов и Болгар. Город Итиль делится на две части (77) одна часть на западном берегу реки, по имени «Итиль», и это большая часть; а другая на восточному берегу. Царь живет в западной части и называется он на их языке «бек», а также называют его «бак». Величина этой части (города) в длину около фарсаха, и окружает ее стена. Постройки этого города разбросаны и жилищами в нем служат войлочные палатки, за исключением некоторых жилищ, выстроенных из глины; у них есть рынки и бани (Е добавляет: «не мечети»); среди них множество (Якут добавляет: «многое, обильное») мусульман (78); говорят, что между ними находится более десяти тысяч мусульман (Е добавляет: «остальные все иудеи»), и у них около тридцати мечетей. Дворец царя далек от берега реки и выстроен он из обожженного кирпича. Ни у кого нет постройки из обоженного кирпича, кроме царя, и он не позволяет никому строиться из кирпича.

В этой стене четверо ворот; одни обращены к реке, a другие к степи, что расстилается за стеною города. [43]

Царь их иудейского вероисповедания, и говорят, что свита его числом около 4000 человек. Хазары мусульмане, христиане, и иудеи (А и В: «говорят, что они мусульмане и христиане»; Е: «из мусульман, а остальные из христиан и иудеев». Мельгунов: «из мусульман, xaзap, христиан и идолопоклонников». D и Якут не имеют: «иудеев») и среди них есть идолопоклонники. Самый малочисленный класс иудеи, а самый большой — мусульмане и христиане, но все-таки царь и приближенные его — иудеи. Большую часть обычаев их составляют обычаи идолопоклонников, и они кланяются до земли друг другу для выражения почтения. А установления их, которыми они отличаются от других народов, основаны на древних обычаях и противоречат религиям мусульманской, иудейской и христианской.

|221| У царя их войска 12000 человек (79); когда умрет из числа их один человек, то немедленно ставят на его место другого (Якут добавляет: «и это количество никогда не убавляется»). У них нет определенного постоянного жалования, разве только малая толика перепадет на их долю после длинного промежутка времени в случае войны, или когда их, постигает какое-нибудь дело, из-за которого они все соединяются.

Источник доходов царя составляет взимание пошлин на заставах на сухих, морских и речных путях. На обитателях городских кварталов и окрестностей лежит повинность доставлять им всякого рода необходимый провиант, напитки и прочее (80).

При царе 7 (С, Е и Якут: «девять») судей из иудеев, христиан, мусульман и язычников. В случае тяжбы между людьми решают ее эти судьи; нуждающиеся не являются к самому царю, но обращаются к этим судьям. В день суда [45] между этими судьями и царем (С: «Когда заседают для суда, бывает между царем и ими») бывает посредник. При его посредстве судьи входят в сношение с царем относительно случающихся дел, и таким образом дела представляются ему (царю) на рассмотрение, а он передает им свой приказ, и они приводят его в исполнение.

При этом городе нет сел, а пашни их разбросаны. Летом они выходят на пашни приблизительно на 20 фарсахов в окружности для посевов, собирают хлеба (Якут: «сеют и собирают когда созреет») частью над рекой, а частью в степи, и перевозят хлеба свои на повозках и рекою на судах. Питаются они преимущественно рисом и рыбой (Е добавляет: «и мёдом»); то что вывозится от них из меду и воску, ввозится к ним из земель Руссов и Болгар; точно также как и бобровые шкуры, которые развозятся во все страны, добываются исключительно в реках земель Руссов, Болгар и Киева и не встречаются ни в одной иной стране, насколько я знаю (81).

|221| В восточной части (Якут добавляет: «города») Хазар живут преимущественно купцы и мусульмане и находятся товары, а западная часть его исключительно предоставлена царю (С и D добавляют: «и свиты его»), войску его и истым Хазарам.

Язык Хазар не сходен с языком Турок и Персов, и вообще он не похож на язык ни одного из народов (нам известных).

Река Итиль (82), как я узнал, берет начало близ земель Хирхиз и протекает между землями Каймаков и Гуззов и представляет естественную границу между этими [47] народами. Потом проходит река эта за Болгарами на запад и возвращается на восток, пока не протекает через земли Руссов; затем проходит она через земли Болгар, потом через земли Буртас, пока не впадает в Хазарское море. Говорят, что река эта разветвляется более, чем на 70 рукавов, и остается кроме того главный поток реки; проходит он через земли Хазар и впадает в море. Говорят, что, когда эти потоки соединяются в одну реку во время разлива, то она превосходит величиной Джайхун, и происходит от многоводности ее то обстоятельство, что она, достигая моря, впадает в него, врезываясь на расстояние двухдневного пути и вытесняя морскую воду, так что замерзает зимою благодаря своей пресности и мягкости. Цвет ее в море отличается от цвета морской воды.

У Хазар есть еще город по имени Семендер (83); в пространстве между ним и Баб-ул-Абвабом находятся многочисленные сады, принадлежащие Семендеру; и говорят, что они содержат в себе приблизительно около 4000 виноградных лоз, доходя до пределов Серира (Якут: «около 4000 виноградников, а эти доходят до царства Серир». Е после «многочисленные сады» имеет: «таким образом от Дербенда до (пределов) Серира сады (сады и цветники этого города); говорят, что он имеет сорок (четыре) тысяч возделанных садов») и главную часть плодов в этих садах составляет виноград. В Семендере множество мусульман, и у них в этом городе мечети; постройки Семендерцев деревянные, плетеные; кровли на домах выпуклые. Царь Семендера иудейского |223| вероисповедания и находится в родстве с царем Хазар. Между Семендером и пределами Серира два фарсаха расстояния. Между Семендерцами и Сахиб-ас-Сериром перемирие. [49]

Народ Серира (84) (трона) — христиане; говорят, что этот трон из золота принадлежал некоему из персидских царей; по прекращении их владычества трон этот был отвезен в страну Серир; и отвез его один из царей персидских, как я узнал, потомок Бахрам-Джубина (Якут: «Джура»). Власть там до сих пор принадлежит его потомкам. Говорят, что трон этот был делан для одного из Хосроев несколько лет. Между Сериром и мусульманами перемирие (далее С и Якут добавляют: «хотя обыкновенно каждый (из них) остерегается своего союзника»).

Я не знаю в области Хазар ни одного густонаселенного пункта, кроме Семендера.

Буртасы (85) племя соседнее с Хазарами; между ними и Хазарами не живет никакого другого народа; это народ рассеянный по долине реки Итиль. Буртас имя страны точно так же, как Русь и Хазар, а Серир имя государства, не города и не людей.

Хазары не похожи на Турок; они черноволосы и их два класса: один называются «Карахазары» (А: «Кара-хазар»; С: «Кара-Джур»); они смуглые, даже почти черные, подобно индийцам; другой класс — белый, видный по красоте и наружным качествами. Всё, что попадает к нам из рабов Хазар, принадлежит к язычникам, разрешающим продажу своих детей и порабощение друг друга, а находящееся среди них иудеи и христиане, подобно мусульманам, не допускают по своим религиозным воззрениям рабства друг друга.

В стране Хазар добывается и вывозится во все страны только клей. Что же касается до [51] ртути (D: «рабы»; Якут: «мука»; Е перечисляет: «шерсть, шкуры, рабы, мёд и воск») |224| мёду, воску, бобровых шкур и шерсти, то все это доставляется к ним из других стран (86).

Одежду Хазар и соседних с ними народов составляют куртки и мужские туники. Сами Хазары одежд не выделывают, но они исключительно ввозятся к ним из стран Джурджана, Табаристана, Армении, Адербейджана и Рума.

Что касается до управления ими и правителя, то глава их называется: «хакан-хазар» (87). Он выше царя хазарского, но его самого назначает царь. Когда они желают поставить кого-нибудь этим хаканом, то приводят его и начинают душить шелковым шнуром. Когда он уже близок к тому, чтобы испустить дух, говорят ему: «Как долго желаешь царствовать?» — он отвечает: «Столько-то и столько-то лет». Если он раньше умрет (то его счастье), а если нет, то его убивают по достижении назначенного числа лет царствования. Хаканство у них дается только лицам из знатных фамилий. У хакана власть номинальная, его только почитают и преклоняются перед ним при представлении. К хакану входит только царь и лица одного класса с ним. Царь входит к хакану только в случае важного события и, при входе к нему (С добавляет: «царь»), падает ниц на землю и кланяется, а потом становится вдали, пока не разрешит ему хакан приблизиться. Когда постигает их какая-нибудь великая опасность, то они выводят хакана; и как только увидит его кто-нибудь из Турок или соседних народов «кяфиров», тотчас же обращается в бегство, и никто из них не решается воевать с ним вследствие большого к нему [53] почтения (С добавляет: «и величию его»). Когда он умрет и его похоронят, то мимо могилы его ни один человек не проезжает без того, чтобы не спешиться и не поклониться его праху, и не садится на лошадь, пока не скроется из его глаз могила хакана.

Хазары настолько повинуются царю, что когда одного из них иной раз необходимо убить, будь он даже из старейшин хазарских, но царь не желает в то же время, чтобы тот был убит открыто, то приказывает ему покончить самоубийством, а тот удаляется к себе домой и убивает сам себя.

Хаканство у них дается лицам знатных фамилий, хотя бы не имеющим ни владений, ни богатств; так что, когда кто-нибудь из них получит главенство и его делают начальником, то присягают ему, несмотря на то, каково его имущественное положение. Мне сообщил один человек, которому я доверяю в этом, что он видел на каком-то из их рынков юношу, продававшего хлеб, а Хазары говорили, что, по смерти их хакана, никто не имел бы более прав на хаканство, чем этот юноша, разве только, что он мусульманин, а хаканство дается только исповедующему иудейскую религию. Золотой трон и балдахин приготовляют у них |225| только для хакана; шатер хакана, когда его разобьют, выше шатра царя, а жилище его в городе выше места жительства царя.


…………………………... (88)


|226| Расстояния между городами и странами Хазарского моря.

От Абаскуна до города Хазар по правому (берегу [55] моря) около 300 фарсахов, а по левому тоже около 300 фарсахов. От Абаскуна до Дигистана (89) шесть переходов, а переправляются через это море, если случайно |227| благоприятствует ветер, из Табаристана в Баб-ул-Абваб в неделю. А путь из Абаскуна до царства Хазар длинее ширины (моря) потому, что Абаскун находится в углу моря.

От Итиля до Семендера 8 дней, а от Семендера до Баб-ул-Абваба 4 дня пути. Между царством Серир и Баб-ул-Абвабом 3 (С дает: «четыре») дня пути (90).

Примечания

(1) Описанию Армении, Аррана и Адербейджана у ал-Истахрия предшествует описание страны Синд, представляющей крайний предел распространения ислама на Востоке. За этой страной идут уже земли «кяфиров» — неверных, людей не исповедывающих ислама. Понятие «ислам» нередко встречается у мусульманских писателей в смысле: «страны, исповедующие ислам». В таком же смысле употребляется и понятие: «яйцо ислама».

(2) Рум — искаженное Рим, Рома. Это наименование сохранилось за Малой Азией и побережьями Средиземного (Румского) моря со времен римского владычества. Византийская империя точно также называлась Румом, сохранив за собой прежнее наименование. Северное побережье Африки, входившее отчасти в арабский халифат называлось «Меграб», т. е. Запад.

(3) Как мы упомянули в кратком биографическом очерке, предпосланном тексту и переводу, ал-Истахрий: издал и дополнил труд ал-Балхия, называемый «Сувар-ал-Акалим» — (изображения поясов земли), представляющей из себя атлас географических карт, которого, к сожалению, не сохранилось. Об этих-то картах и упоминает ал-Истахрий в данном месте и ниже.

(4) Джибаль или Джабаль — наименование области, лежащей к востоку от Тигра и известной в настоящее время под именем Персидского Ирана; этим же именем называлась древняя Мидия, т. е. все страны, лежащие к востоку от Тигра. Значение этого слова: «горы, гористая местность».

(5) Дейдем или Дейлюм — страна, лежащая на юго-западном побережье Каспийского моря.

(6) Одно из имен Каспийского моря, которое называется обыкновенно по именам омываемых им стран, как Джурджан, Табаристан, Дейдем, Джилан и др.

(7) Арман то же, что и Армения. Здесь этим именем обозначается Малая Армения, находившаяся во времена ал-Истахрия во владениях Рума (Византии). Через два с половиною столетия, именно в 1080 г. по Р. Х., Малая Армения приобрела самостоятельность.

(8) Алланы или аланы — народ, часто упоминаемый во время переселения народов между германскими племенами, но принадлежащий в действительности к скифскому племени, которое, в свою очередь, также часто причисляется к арийцам. Аланы обитали сначала на Кавказе, оттуда они — прекрасные наездники и стрелки, — распространили свои владения к северу до Дона и предпринимали часто набеги в Армению и Малую Азию; против этих набегов уже царь парфянский Вологез искал защиты у Веспасиана; с ними в царствование Адриана боролся Арриан, в качестве наместника Каппадокии, и отрывок составленного им описания этой войны дошел до нас. Будучи завербованы Аврелианом для войны с Персией, они после его смерти опустошили Малую Азию, пока император Тацит в 276 г. после Р. Х. не заставил их возвратиться в занимаемые ими прежде местности. Почти 100 лет спустя, около 375 г., они в союзе с гуннами разгромили царства короля остготского Германриха, вытеснили остготов из местностей между Доном и Дунаем, присоединились к великому движению народов на запад и затем в 406 г. в союзе с свевами и вандалами вторглись в Галлию. Часть их, поселившаяся в местностях южнее Луары, в 451 г. является в числе союзников Боэция в борьбе его с Аттилой и была позже мало-помалу уничтожена. Другая часть в 409 г. перешла в Испанию, была там разбита соединившимся с римлянами Вестготским королем Валлией (418) и оттеснена в Лузитанию, где имя их с течением времени исчезает. В верхнюю Италию вторглись еще в 464 г. толпы аланов, но были разбиты Рисимером. В позднейшую Византийскую эпоху аланы упоминаются еще и на Кавказе. На северном Кавказе в южной части Терской области и отчасти по горному хребту живут потомки аланов осетины.

(9) Джазира — Месопотамия, лежит между Тигром и Евфратом. Слова «Джазира» означает «остров, полуостров»; названа так благодаря тому, что имеет сходство с полуостровом, Джазира представляет из себя каменистую песчаную равнину, понижающуюся к югу. Продукты ее нефть и чернильный орешек, во многих местах встречается финиковая пальма. Из животных, между прочим, есть львы, газели и страусы. В настоящее время Джазира принадлежит Турции и входит в состав вилайетов Диарбекр, Багдад и Алеппо. Жители преимущественно арабы, затем курды, турки, сирийцы и армяне. Особенно процветала Джазира при вавилонском и ассирийском владычестве, равно как и во времена владычества арабов, а в настоящее время страна эта начала приходить в упадок и местами представляет бесплодную пустыню.

(10) Кабк или Кайсак — нынешний Кавказский хребет со всеми отрогами.

(11) Ирак — общее название местности между сирийской пустыней и горами Эльбрус. Ирак делится на Ирак-Аджами (Персидский) и Ирак-Араби (Арабский). Ирак-Аджами, называющийся и Джабаль (горы) или Кугистан (горная местность) — одна из 11 провинций Персии, обнимает большую часть западной половины государства (6500 кв. миль). Направление горных цепей к З и В или СЗ и ЮВ. Главная река, принадлежащая к Ираку лишь в своем среднем течении — Кизиль-Узень или Сефид-руд (Сабид-руд у ал-Истахрия), орошающая бассейн в 1200 кв. миль; она течет из гор Курдистана и впадает в Каспийское море. Продукты Ирака: хлеб, рис, мак, хлопок, фрукты, миндаль, фисташки, шафран, шелк, табак, лошади, рогатый скот, верблюды, овцы, козы и пчелы. Главные произведения: шелковые и бумажные изделия, ковры, фарфор, стекло. В провинции Ирака находятся значительно упавшие сравнительно с прежним их величием города Персии: Испагань, Кум, Тегеран.

Ирак-Араби или Ирак-ад-Араби, часто называемой просто Ирак — область Азиатской Турции, между Тигром и Евфратом. К западу от Евфрата Ирак представляет песчаную пустыню, в остальных же местах, особенно по берегам рек — болотистую или плодородную черноземную полосу, плохо возделанную; между тем здесь в древности и еще в средние века процветало земледелие. Арабское население нынешнего Ирака почти совершенно независимо. Одиннадцать тринадцатых всего населения кочевники. Главнейшие города: Басра, Багдад и Мешед-Али, место паломничества персов-шиитов. В настоящее время: Ирак известен как один из главных очагов чумы.

(12) Ардабиль — существующий и в настоящее время город с тем же самым именем в Персидском Адербейджане (см. карту).

(13) Фарсах (греч.: ***) путевая мера у арабов, равняющаяся трем арабским милям или 5,6 версты.

(14) Гора Сабалан или Саялан — теперь Намин к северо-востоку от Ардабиля, высотою 4536 футов над уровнем моря.

(15) Мерага — в настоящее время город Персии с тем же именем (см. карту).

(16) Юсуф-ибн-Аби-Садж — один из выдающихся полководцев при халифе ал-Муктадир-Билляхе, царствовавшем в начале IX в. по Р. Х.

(17) Нынешний город Урмия при озере того же имени (см. карту).

(18) Озеро Шурат (по другим спискам Сурат) означает »озеро схизматиков»; названо так по жителям небольшого островка, лежащего на этом озере. Имя островка Кабудзан, почему иногда называют так и озеро. Теперь озеро называется «Урмия» по имени города, лежащего на западном берегу его. Другие географы называют озеро это только «озером Урмия», не давая ему особого наименования.

(19) См. карту. Некоторые города, как Мияне (Меянидж), Хуне (Хунадж), Хой (Хувей), Саламас, Тебриз и Мукан, до сих пор носят те же имена.

(20) Берда'а — теперь развалины, недалеко от селения Барда, в дельте реки Тертера, правого притока Куры. Некогда в высшей степени цветущая местность.

(21) День пути у арабов равнялся 5–7 фарсахам, т. е. 30–40 верст.

(22) Шахибаллут — каштан.

(23) Зукал (по другим спискам «рукал») — кизил. Растет кустарником или небольшим деревцом с яйцевидными или эллиптическими листьями. Плод продолговатый, вишнево-красный с косточкой, похожей на финиковую. Из косточек в Турции делают четки. Твердая, крепкая древесина идет на мелкие поделки и употребляется в часовом производстве (на колеса), а также для музыкальных инструментов. Туземцы Закавказья и теперь называют его «зукал».

(24) «Губейра» плод дерева «габра» (***).

(25) Смоквы, фиги или винные ягоды (инжир) растут повсюду в Закавказье в диком состоянии. Это мягкий, сочный и сладкий до приторности плод грушевидной формы с массой семечек внутри, произрастающий на толстых больших широколиственных деревьях.

(26) Сурмахи — шамая; это очень жирная и вкусная рыба, употребляемая преимущественно в копченом виде. Встречается на Кавказе в Куре и в реке Дон, но донская шамая стоит по своим качествам гораздо ниже куринской. Считается шамая одним из лучших сортов рыб.

(27) Зеракан и ишубет — вероятно осетр и окунь, о которых упоминают и другие авторы. По всей вероятности это испорченные туземные названия рыб, о чем свидетельствует разногласие в начертании этих слов в списках ал-Истахрия и в текстах других авторов (см. примечания к этим словам в тексте).

(28) «Ал-Кюрию» — греческое слово (***); в арабской транскрипции значит: «священный». Вполне понятно, что арранцы, как христиане называли так Воскресение, которое называется у арабов «первым днем» недели («яуму-л-ахаду»). Здесь автор впадает в заблуждение, приписывая наименование дня »ал-кюркию» влиянию рынка; напротив рынок так назывался по дню, в который обыкновенно происходило его открытие.

(29) и (30) Баб-ул-Абваб (у персов: Дербенд) — теперь Дербент, лежащий при Каспийском море. В настоящее время это портовый город Дагестанской области, на западном берегу Каспийского моря. Расположен на отрогах Табасеранских гор и замыкает собою узкую береговую полосу, известную под названием Дербентского прохода; это единственный удобный естественный путь для прохода из Предкавказья в Закавказье. В древние времена здесь происходили постоянные передвижения народов; хазары долгое время отвоевывали у персидских Сассанидов этот проход, который, по уничтожению Сассанидской монархии перешел в руки арабов; полчища Тамерлана проникли через него в Предкавказье, где произошло столкновение их с ордою Тохтамыша. В самом узком месте прохода с давних времен было построено укрепление; еще классические писатели упоминали об Албанских воротах (Pylae albanicae)» на западном берегу Каспийского моря; армянские историки говорят о Гунском проходе или о вратах Джора, Чога или Чола, через которые гунны проникли в Закавказье. Нынешний Дербент, надо думать, построен на этом самом месте, что отчасти подтверждается названием Дербента на лакском языке — Чуруль, а у даргинцев и кайтахцев он известен под именем Чулли; оба эти наименования сходны с армянским Чога или Чола. Слово Дербент — персидское (дер — дверь и бенд — преграда, застава); у арабов Дербент называется Баб-ул-абваб (ворота ворот) или Баб-ул-хадид (железные ворота); турецкое название Темир-капыси (железные ворота), грузинское — Дзгвис кари (морские ворота); все эти названия ясно указывают значение города. Основание города, в конце V или начале VI столетия, приписывается персидскому шаху Кубазу, из династии Сассанидов; окончательная постройка стен и цитадели принадлежит сыну его Хосрою I Ануширвану, царствовавшему с 531–579 год по Р. Х. Владетелями города были большею частью персидские шахи, но нередко город попадал в руки хазар, турок, арабов или соседних властителей. К России окончательно был присоединен по Гюлистанскому договору в 1813 году.

В настоящее время Дербент — оригинальный, живописный городок, расположенный узкой полосой по склону гор; длина его 3 версты, а ширина по берегу не превышает 330 сажень с севера и юга. Дербент обнесен высокими стенами, которые заканчиваются с западной стороны цитаделью (Нарын-кале), расположенной на вершине горы и обнесенной стеной; камни, из которых сложены стены, имеют от 4,5 до 6 сажень вышины и от 4 до 7 футов толщины; на стенах видны арабские и сассанидские надписи. На протяжении 80 верст к западу от города видны развалины стен и башен, построенных Ануширваном, как сообщает Ибн-ал-Факих, арабский географ, при описании постройки стен. Близ города мусульманское кладбище, где, по преданию, погребены 4000 мусульман во главе с Сальман-ибн-Рабией, убитых хазарами в первой половине VII столетия, в халифат Османа. Отряд Сальмана явился сюда для водворения в этих землях ислама.

Главным занятием жителей до сих пор служит садоводство. Близ города до 1500 фруктовых и виноградных садов.

(31) Народ «Серира» жил в нынешнем Дагестане в горах. Серир — значить «трон». О происхождении этого имени будет сказано ниже.

(32) «Кяфир» — неверный, безбожник. Этим именем мусульмане называли всех иноверцев, кроме христиан (насара) и иудеев (яхуд).

(33) Страны на юго-восточном, южном и юго-западном побережье Каспийского моря (см. карту).

(34) О стене см. примечания (29) и (30). Хосрой I Великий — из династии Сассанидов. Царствовал от 530 г. до 579 года по Р. Х., в период расцвета персидской монархии. Прозван Ануширваном (справедливым). Вел несколько счастливых войн с Византией и хазарами.

(35) Такой способ практиковался еще в недавнее время на Кавказе во время покорения его русскими. И вообще это обычный способ предупреждения соседей о нашествии врагов у горных жителей всех стран.

(36) «Хосрой» — общее имя всех персидских царей Сассанидской династии.

(37) Куридж или Курдж — грузины, по-видимому гурийцы. Остальные народы, упоминаемые в этом месте ал-Истахрием, обитали в восточной части северного Кавказа.

(38) Тифлис — и теперь город с прежним именем на Куре. Расположен в котловине и раскинут по обеим сторонам реки. Над городом на горе находятся развалины старинного укрепления о котором, по-видимому, и идет речь у автора в данном месте. Тифлис здесь назван пограничным городом (сугур); это наименование относится ко всему тифлискому округу. Такие сугуры, т. е. пограничные местности окружали весь арабский халифат; в них содержалось особое войско, начальник которого назывался «ал-гази», т. е. руководитель набегов на соседние вражеские земли. Упоминаемые у ал-Истахрия горячие серные бани существуют в Тифлисе и в настоящее время.

(39) Джиль или Джилан — прибрежная страна, лежащая у Каспийского моря выше Дейлема.

(40) Лакзы — нынешние лаки, как себя называет один из горских народов Дагестана, известный у кумыков и у русских под именем казикумухов или казикумыков. Лаки живут в Казикумухском, Даргинском и Самурском округах, всего 91 аул (около 48000 человек). Лаки, классические Леги (***) в конце VIII столетия были покорены арабским полководцем Абу-Муслимом, утвердившим среди них ислам и отдавшим страну их в управление одному из потомков пророка, Шах-Баалу, получившему титул шамхала и вали (т. е. наместника) Дагестана. Делились они, как мы видим у ал-Истахрия, на четыре класса: хамашира, мишак, ал-акра и меган. De Goeje предполагает, что последние два класса означают ремесленники (меган) и земледельцы (ал-акра), но утверждать это мы не станем. Вернее это испорченные местные имена классов.

(41) Меджма'ал-Нахрайн — соединение или слияние двух рек, т. е. Куры и Расса (Аракса).

(42) Эти незначительные города почти все существуют, отчасти с прежними именами, отчасти с измененными.

Байлакан — при слиянии Куры и Расса, теперь не существует. В долине Алазани существует селение Байлакан или Белоканы, основанное, по-видимому, выходцами из старого Байлакана, давшими имя своего родного города вновь основанному селению.

Берзендж и Варсан (первый на Kyре, а второй на Араксе) теперь не существуют.

Шарван — теперь Шемаха, а древняя Шемахия находилась к западу от Шарвана, к реке Kypе.

Абхаз — теперь Куба.

Шакки — теперь Нуха. Туземцы и теперь называют этот город «Шакки». Нуха в настоящее время уездный город Елизаветпольской губернии, лежащий у подошвы Главного Кавказского хребта на высоте 2454 футов над уровнем моря в северо-восточной части ущелья, по которому протекаете р. Киш-чай. С нашествия Надир-Шаха на Закавказье (1734–1740 г.) была столицей Шеккинского ханства, а с 1819 года ханство это было присоединено к России под именем Шеккинской провинции. Здесь очень развито шелкомотательное дело.

Джанза, Кенджа или Ганджа — теперь Елисаветполь. Ганджа — бывшее ханство в Закавказье, присоединенное к Грузии в 1801 году князем Цициановым, под названием Елисаветпольского округа. Гюлистанский договор 12 октября 1813 года подтвердил присоединение Ганджи к Pocсии. Ганджа — ханство находилось приблизительно в районе нынешнего Елисаветпольскаго уезда. Ганджа был главный город ханства, взятый штурмом князем Цициановым 3 января 1804 г. и переименованный в Елисаветполь в честь императрицы Елизаветы Алексеевны. Цицианов установил штраф в 1 рубль серебром с тех, кто будет называть этот город прежним именем, но среди туземцев этот город все-таки известен более под именем Ганджа. Это был древний и обширный город, о чем свидетельствуют его громадные кладбища. Он принадлежал поочередно народам, ведшим постоянные войны на равнине реки Куры. При Тигране VII был разорен персами, а около половины VII века арабами. В конце VII века город был центром военных действий между хазарами и арабами. В 1138 г. после сильного землетрясения, разрушившего почти весь город, он был перенесен в другое место. В конце XIV века город был разорен Тимуром. В начале XVI века много пострадал от борьбы, сопровождавшей распространение шиизма. В начале XVII века Шах-Аббас перенес город в ныне занимаемое им место, перевел сюда из Персии персиян и адербейджан — татар и много заботился об украшении и процветания города.

Из древних памятников города сохранилась среди развалин старого города «зеленая» мечеть (Гек-Месджид), украшенная изразцами и арабскими надписями. Мечеть имеет большие вакфы (неотчуждаемые имущества для богоугодных целей), считается особо священной и в известное время года посещается множеством богомольцев. Другая достопримечательность древней Джанзы — мавзолей с куполом, под которым, по преданию, похоронен один из знаменитейших персидских поэтов Шейх-Низам (Низам-эд-Дин). Джанза лежит на высоте 1449 футов над уровнем моря, в 181 версте от Тифлиса (по вычислению ал-Истахрия в 53 фарсахах, т. е. в 300 верст.).

Шамкур — нынешний Шамхор. В первой половине VII века по Р. Х. Сальман-ибн-Рабия покорил его под власть арабского халифа Османа. После того восставшие Савардийцы (соседние обитатели) разрушили этот город, но вольноотпущенник халифа Мустасима, по имени Буг'а, турок родом, восстановил его и назвал Мутеваккидией. Лишь в последствии город принял свое прежнее имя.

Хунан приблизительно на том месте, где теперь Казах.

(43) Армянская столица Товин или Дуин.

(44) Кирмиз — кармин, кошениль, которая в изобилии водится в местностях, принадлежавших древней Армении. Кармином в Закавказье красят шерсть.

(45) Сумбат I Мученик — сын Ашуда I Великого (859–890 г. по Р. Х.), первого царя армянского, коронованного халифом Му'тамидом в 885 г. после Р. Х. Царствовал Сумбат I с 891 г. до 914 г. по Р. Х. После него вступил на престол сын его Ашуд II.

(46) Трапезунт — турецкий порт на Черном море; прежде составлял часть Византийской империи, затем был самостоятельной империей, павшей с нашествием турок.

(47) Нашава (у других авторов: Нахджаван) — нынешняя Нахичевань, уездный город Эриванской губернии; некоторые историки относят основание ее к 1539 году до Р. Х. Несколько раз Нашава подвергалась разорению персами, арабами и турками; с 1828 г. принадлежит России по Туркманчайскому договору.

Арзан — Эрзерум.

Из других городов некоторые до сих пор сохранили свои прежние названия, так Хилат — теперь Ахлят-кале в Турции, Малазкерд — Мелазгерт, там же и Бадлис — теперь Битлис в Турции.

(48) Расс или ар-Расс — река Аракс. Арабы в слови «Эрасх» нашли арабский член «ал» и имя «расс» и стали звать реку «ар-Расс». Вообще нужно заметить, что арабы имели обыкновение преурочивать все имена иностранные к арабским, благодаря чему всегда искажали произношение иностранных собственных имен.

(49) Область Мукан занимала нынешнюю Муганскую степь, а город Мукан лежал при Каспийском море на месте нынешней Ленкорани.

(50) Здесь Самуром названа река Алазань. Кроме того, другой Самур течет по Дагестану и до настоящего времени называется Самуром. Об этом другом Самуре ал-Истахрий упоминает ниже в описании расстояний. Быть может, эти руки носили одно и то же имя, и потому географы считали их за одну реку, что весьма допустимо, если принять во внимание, что географы далеко не всегда сами видели то, что описывали.

(51) Описания животного, называемого «водяной собакой» автор нам не дает. Можно предположить, что здесь речь идет о соме, которого многие народы называют «водяной собакой» и мясо которого поэтому не едят. Барон В. Р. Розен, профессор арабской словесности С.-Петербургского университета, полагает, что под «водяной собакой» можно разуметь тюленя.

(52) Мы переводим данное место: «озеро это велико», но по конструкции текста понятие «велико» можно отнести как к «озеру», так и к «животному». Мы более склонны думать, что здесь дело касается озера.

(53) Теперь озеро Ван; оно же называется нередко «озером Хилат».

(54) Тиррих — греч. (***) — мелкая жирная рыба, довольно вкусная. Употребляется в копченом виде.

(55) Марена (rubia tinctorum) — крап, багрянка, многолетнее травяное растение из семейства мареновых. Растет в диком состоянии в Малой Азии, на Кавказе и в Греции, и разводится в Европе. Высушенные и необработанные корни марены называются на востоке ализари или лизари и содержат в себе красящие вещества ализарин и пурпурин.

(56) Диргем = одной двадцатой части динара; а динар на наши деньги = 3 рублям, следовательно диргем = 15 коп.

(57) Ман = 2 ритлям, а ритль весом немного меньше одного фунта.

(58) Ал-Харис — Большой Арарат, а ал-Хувайрис — Малый Арарат; первый высотой 16916 футов над уровнем моря, а второй несколько ниже.

(59) Нижеследующее описание расстояний в этих странах представляет из себя путеводитель для путешественников. Первым стоит обозначение пути из Берда'а в Ардабиль.

Берда'а, как мы упоминали, лежала в дельте Тертера, правого притока реки Куры. Первое селение, встречающееся на пути к юго-востоку — Юнан или Туман, а по другим авторам Дерман; это селение по местоположению соответствует нынешнему Дейрану. Далее почти у слияния Куры с Араксом лежит Байлакан, от которого не осталось никаких следов. Еще далее вверх по течению Аракса лежит Варсан в устье нынешней реки Кара-су, в верховьях которой находится Ардабиль. До самого Ардабиля путь лежит по течению упомянутой реки, при чем на пути встречается Балхаб или Теглаб (соответствует нынешнему Салби-Ага), а затем Берзенд, приблизительно лежащий в том месте, где теперь Элиджа.

(60) Путь в Баб-ул-Абваб представляет много трудностей. Сначала в Берзендж вниз по Куре, затем переправа через Куру и остановка в Шемахии, где, между прочим, как замечает автор, нет мечети — замечание весьма важное для мусульманина. Далее дорога идет на гористой местности на Шарван (Шемаха), на Абхаз (Куба), и, наконец, в Джасар-Самур, что в переводе на русский язык значит: «Самурская плотина». Так называлась дамба, по которой шла дорога через самурскую долину, заливаемую водами Самура очень часто. Самур и в настоящее время сильно разливается, нередко размывая полотно железной дороги.

(61) Дияр-Рабия — область в Джазире.

(62) Путь в Тифлис идет всё время по правому берегу реки Куры. Встречающийся на пути город Хунан, носит кроме того, имя «Кал'ат-Тураб».

(63) Из Берда'а в Дабиль (Товин) путь идет вверх по Тертеру, далее через горы, огибая озеро Севанга (Гокча), по реке Араксу, а затем по реке Занга до Дабиля (Товина), развалины которого находятся недалеко от Эривани.

(64) Первые два перехода на пути из Ардабиля в Зенджан идут по землям Адербейджана, а далее надо переправиться через реку Сабид-руд у Кантара-Сабидруд, что в переводе на русский язык значит: «каменный мост Сабидруда».

(65) Меянидж и Хунадж теперь носят названия Мияне и Хуне. Куль-сере или Лук-сере в 16 верстах от Хуне. О громадной, превышающей даже всякие вероятия, ярмарке в этом местечке упоминается и у других авторов. Мечети не было, вероятно, потому, что собирался народ в Куль-сере только в определенное время, а в остальное время местечко пустовало.

(66) Дорога в Амид идет почти через весь Адербейджан и через всю Армению. Амид — самый северный город Джазиры.

(67) Из Мераги в Дабиль дорога идет сначала до Урмии, города, огибая озеро, а затем на север через Хувей до Нахичевани, и, наконец, по рекам Араксу и Занге до Дабиля.

(68) На этом заканчивается глава об Армении, Арране и Адербейджане. Немного неясно у ал-Истахрия описание западной и северо-западной части этой местности. В только что приведенном путеводителе ал-Истахрия мы замечаем значительную разницу между даваемыми автором расстояниями и действительными, которые можно рассчитать в настоящее время, например, между Джанза и Тифлис 181 верста, а ал-Истахрий дает 300 верст. Это легко объясняется тем, что люди расстояния измеряли ходом верхового животного. Арабы, живя на равнине, проходили свои расстояния скорее, чем путешествуя в гористых местах Кавказа, где расстояние действительно могло показаться гораздо большим, чем было на самом деле; к измерению расстояния другими способами арабы редко прибегали.

(69) Хазарское море — нынешнее Каспийское. Как сообщают арабские географы, оно совершенно изолированно от других морей и не соединяется ни с одним из них посредством какого-либо пролива; но некоторые географы, как, например, Мас'уди, сообщают о существовании в хазарской земле пролива, или канала, соединявшего Итиль (Волгу) с Доном. Мас'уди очень подробно описывает этот пролив в рассказе о нашествии Руссов на Закавказье. Пролив этот, по описанию географов, приблизительно в том месте, где Волга наиболее приближается к Дону, а, может быть, и несколько ниже.

(70) В Каспийском море существовал большой остров, по имени Сиях-кух (черная гора). Остров этот лежал в северной части Каспийского моря и был покрыт, как передает ал-Истахрий, деревьями и кустарником и богат источниками и животными. Точно определить местоположение этого острова невозможно, но вероятно, что это был нынешний полуостров Мангишлак, отделенный от суши проливом, теперь исчезнувшим, или же нынешний остров Тюлений (Колалы).

(71) Море Кульзум — Чермное (Красное) море, а под именем Персидского моря был известен нынешний Персидский залив и прилегающая к нему часть Индийского океана.

(72) Румским морем называлось Средиземное море, а иногда Черное, хотя последнее часто носит название Бунтус (Pontus), Нитас, и даже Хазар.

(73) Дельта реки Куры и некоторые мелкие острова в заливе Кызыл-агач.

(74) Мы пропускаем здесь описание пути по восточному берегу Каспийского моря от Абаскуна до Итиля.

(75) Абаскун — прежде значительный полуостров на восточном берегу Каспийского моря, теперь почти совершенно исчезнувший, находившийся близ залива Балханского.

(76) Остров Руссийский, упоминаемый у Якута, лежал против Баку; это тот самый остров, на котором расположились в 913 году Руссы при своем вторжении в Закавказье. Там они прожили около двух лет, по временам съезжая для грабежа на берег. По их удалению остров стал называться в память их Руссийским.

(77) Итиль, Хамлидж или Амул, столица хазарского царства, лежал на месте нынешней Астрахани или немного выше. Ал-Истахрий говорит о двух частях города, а у других арабских писателей упоминается и третья часть, находившаяся на острове и служившая местопребыванием царя и хакана.

(78) Находившиеся в Итиле мусульмане были переселенцы из различных мусульманских государств. Одни из них занимались торговлей, а другие служили в рядах войск, где они за свою смелость и расторопность очень ценились. Кроме мусульман-переселенцев, были и мусульмане-туземцы, так как многие язычники принимали ислам; но, несмотря на обилие мусульман в землях хазар, первенствующее значение принадлежало иудейской религии. Это объясняется тем, что хазары, приняв во главе со своим царем и знатью иудейскую религию еще до знакомства с исламом, ставили иудейство выше ислама, как религии новой и пришлой. Тем не менее, мусульмане, христиане, иудеи и язычники, при различии религиозных воззрений, относились друг к другу с большим уважением; единственно только в случае войны хазар с мусульманами других стран хазары-мусульмане держались в стороне и даже не выступали в поход, а тем более не вступали в сражение.

(79) Далеко не все арабcкие писатели указывают одинаковое количество войска у хазар. Отряд, о котором идет здесь речь, был, по-видимому, гвардией царя хазар и был сформирован по образцу отряда «бессмертных», состоявшего при древних персидских царях. Жалованья воины не получали, но их содержали остальные жители Итиля, которых это войско защищало в случае необходимости.

(80) На заставах хазарского царя, находившихся при всех путях и дорогах, взыскивалась обыкновенно с проезжих купцов десятина со всего, что провозилось или проводилось через хазарские земли, а в виду того, что торговля русских и мусульманских купцов играла в те времена немаловажную роль и путь между этими странами лежал через землю хазар, то и доходы хазарского царя являлись очень солидными. Десятина (у'шр) была обычной пошлиной со всех предметов ввоза и вывоза.

(81) Утверждая, что бобровые шкуры добываются исключительно в реках руссов и болгар, ал-Истахрий желает опровергнуть ошибочное мнение, существовавшее среди мусульман, что, кроме того, бобровые шкуры вывозятся из Андалузии, т. е. Испании и Франции. Ал-Истахрий желает сказать, что и андалузские бобры происходят из русских рек. Действительно очень немногие арабские писатели знали о существовании торгового пути между Русью и Западной Европой. Проникая в последнюю, бобровые шкуры шли, в большинстве случаев, уже в обработанном виде снова на восток, но уже по Средиземному морю, что легко вводило в заблуждение лиц, мало знакомых с чужими землями. Кроме бобровых шкур, через земли хазар шли на Восток шкуры лисьи, куньи и песцовые, но преимущество отдавалось бобровым шкурам, ценившимся на Востоке довольно высоко.

(82) Течение Итиля, или Волги, описано ал-Истахрием не совсем точно, что объясняется знакомством автора с этой рекой только по слухам и по сообщениям купцов и путешественников. В своем описании он говорит очень часто: «как я узнал, как говорят». Народ хирхиз — киргизы, хотя мало вероятно, чтобы они когда-либо жили у истоков Волги. Упоминаемая ниже река Джайхун — это Окс, или Аму-Дарья.

(83) Семендер, по-видимому, находился на месте нынешнего Петровска или селении Тарки. Местность вокруг него и теперь отличается плодородием и обилием виноградников.

(84) Народ Серира принял христианство около VI века. Настоящее имя этого народа неизвестно; может быть, это были нынешние лезгины, живущие теперь на землях Серира. Лезгины тоже были некогда христиане; у них был некогда, как они говорят, нуцал (хан) Суракат, сначала ревностный христианин; он вел удачные войны с арабами, и даже как-то одержал над ними блестящую победу, но в результате все-таки смирился и принял мусульманство, а его примеру последовал и весь его народ.

Здесь необходимо выяснить, какое отношение имел трон персидского царя к стране Серира. Слово «серир» на арабском языке значит «трон». Масуди в своем сочинении «Луга золота и рудники драгоценных камней» сообщает, что после завоевания Персии арабами в начале VII века династия персидских царей Сассанидов прекратила свое существование. Последний царь из этой династии, по имени Ездеджерд, бежал от арабов, а впереди себя послал человека из потомков Бахрам-Джубина со своей казной и золотым троном. Ездеджерд был убит в Хоросане, а посланный его прибыл вместе с троном и богатствами в нынешний горный Дагестан, где и сделался царем обитавшего там народа. Сам царь стал именоваться: «Сахиб-ас-Серир», а его подданные — народом Серира. Власть над этим народом сделалась наследственным достоянием фамилии этого потомка Бахрам-Джубина. Сам Бахрам-Джубин был полководцем царя персидского Ормузда; в 590 г. по Р. Х. он возмутился против царя и убил его, но вскоре сам был разбит наголову византийским императором Маврикием, возвратившим престол прежней династии.

(85) Буртасы (по Мас'уди и ал-Балхию) жили выше хазар по Волге. Городов они не имели, а жили мелкими поселками, разбросанными по долине реки. Язык их не сходен с языками хазар и болгар. У Иби–Рустэ мы находим целую главу, посвященную описанию этого народа. Он говорит, что буртасы жили в 15 днях пути от хазар вверх по Волге, были подчинены царю хазар и отличались красотой и воинственностью. Занимались они земледелием, но главное их богатство мед и лисьи меха, известные у арабов под именем «буртасских лисьих мехов». Сначала буртасы были язычниками, но затем приняли ислам и вели постоянную борьбу с русскими. Профессор Хвольсон предполагает, что буртасы жили по берегу реки Оки при впадении ее в Волгу. Вопрос о народности буртас и об их принадлежности к тому или другому племени до сих пор остался не выясненным.

(86) Многие считали, что все эти продукты шли непосредственно от хазар, на самом же деле, как-то подтверждает и ал-Истахрий, всё это только проходило через руки хазар или просто провозилось иностранными купцами через их земли. В основном тексте издания de Goeje стоит слово зибак, что значит «ртуть», в числе продуктов, вывозимых от хазар; мы сомневаемся, чтобы здесь действительно шла речь о ртути, и более склонны признать заслуживающим внимания вариант списка D, где стоит дакык — рабы, и списка Е, где стоит бердэ — рабы.

(87) Хакан (в русской литературе: каган) был священной личностью у хазар; он пользовался большим почетом и неприкосновенностью. Он, как говорит Иби-Хаукаль, назначал царя, но не вмешивался в дела управления, ведь замкнутую жизнь в своем дворце среди жен, и беспокоили его только в особо важных случаях.

(88) Здесь мы выпускаем описание народов, живших в средней полосе России и по течению реки Волги выше хазар.

(89) Дигистан, лежавший на восточном берегу Каспийского моря на месте нынешнего Усть-Урта, не должно смешивать с нынешним Дагестаном.

(90) Здесь заканчивает ал-Истахрий описание местностей, прилегающих к Кавказу. Конец настоящей главы представляет описание расстояний между землями, лежащими к северу от хазар.

Нельзя не заметить, что сведения, даваемые ал-Истахрием, далеко не всегда точны; эти неточности и сбивчивые показания зависят от того, что географы многое описывали, основываясь на сообщениях купцов и случайных путешественников. Особенно в этом отношении страдают имена стран, городов и народов. В каждом чуждом слове арабский писатель старался найти созвучие с арабским словом и искажал слышанное им иностранное слово; переписчики тоже исправляли текст по своему усмотрению, считая себя в некоторых случаях более компетентными, результатом чего и являлось искажение слова до неузнаваемости. К сожалению, почти все труды арабских писателей сохранились в списках, нередко противоречащих друг другу (это видно из подстрочных примечаний приводимых нами), или даже только в извлечениях, а самые подлинники утеряны. Во всяком случае большая часть сведений, даваемых арабами, имеет значительную ценность.

____________


Пер. Н. А. Караулов.
Текст воспроизведен по изданию:
Сведения арабских писателей о Кавказе, Армении и Адербейджане: I. Ал-Истахрий
«Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа». Вып. 29. Тифлис. 1901

© Текст — Караулов Н. А. 1901
© Scan — Thietmar. vostlit.info
© OCR — Трофимов С. 2007
© Сетевая версия — A.U.L. 03.2010. kavkazdoc.me
© СМОМПК, 1901