ФОН Прозрачный Новая книга Старая книга Древняя книга
kavkazdoc.me/Материалы из русских журналов XIX–XX вв./«Ветераниева пещера и защитники ее, в 1738 г.»

Журнал для чтения воспитанникам военно-учебных заведений
том 61. № 244. 1846

Ветераниева пещера и защитники ее, в 1738 г.

Подле самого Дуная, в 400 шагах от Банатского Хребта, крутые скаты которого орошаются волнами этой реки, находится так называемая Ветераниева Пещера. Как именем, так и первым историческим значением своим, обязана она прославившемуся воинскими подвигами и геройскою смертью под Лугосом, Австрийскому Фельдмаршал-Лейтенанту Графу Ветерани, который, воспользовавшись этим примечательным местом, сделал из него военную точку опоры. Здесь поместил он войска, которые долго [302] удерживали натиск Турок и нанесли им чувствительный вред. Примеру сему последовал, во время войны 1788 года, Фельдмаршал-Лейтенант Граф Вартенслебен. Но, прежде нежели приступим к рассказу об этой знаменитой обороне, да позволено будет нам представить краткое описание столь замечательного произведения природы. Пещера находится в горах, возвышающихся непосредственно на левом берегу Дуная. Гора, в которой лежит она, называется Тамантийскою и отстоит далеко от деревни Оградины. Здесь на несколько крутой горе скрывается за терном и кустарником яма, глубиною едва в четыре, а шириною в два фута: это вход в пещеру, которой объем равняется объему горы. Свет проникает в нее сквозь отверстие, имеющее около восьми футов в диаметре, и находящееся на самой вершине горы; высокая каменная глыба поддерживает необъятный свод. Тамошние Валахи утверждают, что вся пещера есть произведение рук человеческих, и что уже Император Траян положил ей основание по завоевании Дакии, чтобы, для прикрытия узкого в том месте прохода Дуная, поместить там отряд войска. Со стен пещеры каплет беспрестанно чистая вода, стекающая в яму, которая служит колодезем. Впрочем, пещера так пространна, что в ней может поместиться 800 человек.

Начальник Банатской армии, Граф [303] Вартенслебен, велел, как уже упомянуто, привесть эту пещеру в оборонительное состояние. Капитан Маговиц, Валахо-Иллирийского пограничного полка, занял ее с ротою солдат. Августа 10-го батальон пехотного полка Брехенвилля расположился пред нею на высотах; но на другой же день, в четыре часа утра, при сильном тумане на него напало около 7,000 чел. Турок, пеших и конных, причем главное нападение сделано было на средней дивизион, бросившийся в окруженное палисадами укрепление. Здесь защищался он целых пять часов, отразил четыре нападения, но был наконец разъяренным неприятелем осилен и изрублен. Прочие четыре роты, теснимые Турками, удалились в пещеру, решившись защищаться здесь до последней крайности. Тогда пещеру окружили Турки со всех сторон, взлезли на все высоты и скалы, находившиеся над нею, стреляли в защищавшихся из луков, мускетов, винтовок и пушек, бросали на них огромные камни, горящие бревна и дерева. Окопы около пещеры были окружены хворостом: если бы Туркам удалось поджечь его, то занимавшие пещеру сгорели бы заживо. Этим последним, кроме того, предстояла еще чрезвычайно трудная задача — отразить, с помощью двух редутов, снабженных всего десятью пушками, неприятельскую флотилию, плывшую по Дунаю. 35 чаек этой флотилии, из коих каждая [304] имела по 3 пушки и по 100 человек, делали ежедневно попытки пробиться; но каждый раз были принуждаемы огнем Императорских войск к отступлению с потерею. Между тем, как Турки таким образом жестоко нападали на осажденных, последние претерпевали большой недостаток в съестных припасах; пища их состояла единственно из свиного сала и крупно-молотой муки, из чего пекли на горячем пепле лепешки; притом не было ни багажа, ни сосудов для варения пищи, и все должны были спать на земле или в расселинах скал при всякой погоде; число больных и раненых беспрестанно возрастало, а лекарств не было; у многих солдат ноги распухли; повсюду копошились самые отвратительные гадины, и все, казалось соединилось для того, чтобы приготовить гибель храбрым защитникам пещеры. Турки кидали к осажденным письма на Итальянском языке, предлагая им свободный выход и другие честные условия; но, как они все еще ожидали подмоги, то и отвергали их предложения и единодушно решились защищаться до последней крайности. Когда нужда достигла уже высочайшей степени, то прибыли, к великой радости полуумерших с голоду храбрецов, два корабля с хлебом, рисом, солониною и военными снарядами. Хотя чрез это осажденные и ободрились; [305] но неприятель все-таки не ослабевал в своих действиях.

К довершению страданий оборонявшихся, наступили мрачные ночи: Турки, воспользовавшись этою выгодою, снова пытались пробраться через проход. Осажденные слышали шум от их весел; но не были в состоянии видеть на три шага от себя и не имели ничего, чем бы осветить реку: не смотря на то, они производили беспрерывную пальбу и потопили одну неприятельскую чайку, хотя и не могли воспрепятствовать, чтобы не пробрались другие две. В следующую ночь повторилось это снова и еще с большим успехом для неприятелей, потому что многим из их кораблей удалось пройти чрез теснину. Таким образом, 30 чаек находились по левую сторону осажденных, прорвавшиеся — по правую, а над пещерою — ангелы смерти; съестных припасов могло стать лишь на четыре дня, а военных снарядов только еще на одно нападение. В этом несчастном положении, при многочисленности неприятелей извне, нужде и бедствии внутри — вступили с ними Турки в новые переговоры. Австрийцы были на это готовы и послали с своей стороны двух уполномоченных офицеров в Турецкий лагерь. Турки обещали им свободный выход с барабанным боем; но Австрийские посланные напрасно старались об условиях [306] выгоднейших: они успели только в том, что офицерам, унтер-офицерам и артиллеристам оставлены были сабли и шпаги. Турецкие уполномоченные показали присланным офицерам все приготовления, сделанные ими для штурма со всех сторон и при том сказали: «Вам остается одно: или предлагаемые условия, или гибель; правда, и мы потеряем много народа; но за то, вы должны погибнуть все, и проход достанется нам вместе с вашею кровью». Поэтому не оставалось ничего другого, как сдаться на капитуляцию. Один Паша, в сопровождении нескольких Турок и секретаря, прибыл в пещеру; условия были изложены на бумаге, переведены и в них говорилось ясно: «Осажденные 21 день держались храбро и только по недостатку съестных и военных припасов сдали Ветераниеву Пещеру». Пушки и ружья была отданы Туркам, и осажденные положили выступить следующим утром в путь.

Незадолго пред выступлением, в пещеру прибыл сам Великий Визирь, человек среднего роста, с белою, как снег, бородою, лет 70-ти и великолепно одетый, Когда офицеры прощались с ним, то он им велел, чрез своего переводчика, сказать, что они могут отправляться спокойно; ибо он распорядился так, что им решительно нечего опасаться. Осажденные выступили и отправились по тропинке очень узкой, крутой и поросшей кустарником; [307] колонна могла идти только по одиночке и только через два часа достигла до вершины горы. При бесчисленных затруднениях поднялась колонна на высоту: здесь, в два ряда, была построена Турецкая пехота и конница. У всадников на седлах были кожаные меха с свежею водою: они дали из них пить Австрийцам, дружески подали им руки и желали им всего лучшего. Один Паша сидел на земле; Австрийские офицеры, отдав ему приветствие, около него сели кружком: всем им подали кофе, а тем, кто хотел курить, и трубки. После часового отдыха Австрийцы отправились далее. Всем офицерам даны были верховые лошади; Паша с 200 чел. конных Турок, провожал колонну. Через час опять остановились для отдыха; Паша велел вторично угостить Австрийцев кофеем и снабдить офицеров хорошими белыми сухарями, а рядовых двумя полными мешками сухарей черных. Паша еще с час провожал Австрийцев, дружески, с пожатиями руки, расстался с ними, и дал им для дальнейшего пути 20 всадников, под защитою которых герои Ветераниевой Пещеры и дошли до Свиницы, где они встретились с войсками Императорского вольного корпуса. Здесь Турки и Христиане спокойно провели ночь вместе; на другое утро офицер и несколько рядовых вольного корпуса провожали первых из них обратно часа два. Больные и [308] раненые были отправлены из пещеры водою в Молдаву, под прикрытием Турецкой чайки. Можно ли осуждать Австрийцев, что они это чрезвычайно дружеское обращение Турок, после многократных доказательств их вероломства в подобных случаях, почитали одною личиною и ежеминутно видели меч Дамокла висящим на волоске над их головою? Тем сильнее было изумление их, когда они действительно получили возможность насладиться опять давно отнятым у них удовольствием — видеть, вместо ненавистного полумесяца, развевающиеся Императорские знамена.

____________


Текст воспроизведен по изданию:
«Ветераниева пещера и защитники ее, в 1738 г.»
«Журнал для чтения воспитанникам военно-учебных заведений», № 244, 1846

© Текст — ?
© Scan — Thietmar. vostlit.info
© OCR — A.U.L. 2013
© Сетевая версия — A.U.L. 01.2013. kavkazdoc.me
© ЖЧВВУЗ, 1846