ФОН Прозрачный Новая книга Старая книга Древняя книга
kavkazdoc.me/Материалы из русских журналов XIX–XX вв./ЖЧВВУЗ № 270. 1847. «Известия с Кавказа»

Журнал для чтения воспитанникам военно-учебных заведений
том 68. № 270. 1847.

Известия с Кавказа

Из Тифлиса, от 2-го Августа.


Нам пишут из Дагестана, что Самурский отряд, вместе с Г. Главнокомандующим, находится еще на Турчидаге: здоровье отряда продолжает быть в самом удовлетворительном [234] положении. Войска занимаются учением, стрельбою в цель и успешным навыком в употреблении недавно найденного каменного угля; кроме сего прекрасного топлива Бог нас благословил, для обогащения сего края и выгоды наших войск, открытием и другого топлива, а именно огромного количества самого лучшего торфа, на самом Турчидаге. Где был совершенный в нем недостаток, теперь изобилие, и войска наши, как летом так и зимою, будут иметь все нужное для них топливо, как во время движения, так и для резервов в кантонир-квартирах зимою. В долинах под Турчидагом холера уменьшилась; но еще не совсем прекратилась.

В отряде Генерал-Лейтенанта Князя Бебутова холеры уже нет, и укрепление в селении Ходжал-Махи успешно оканчивается; но эпидемия не совсем прекратилась еще на Шамхальской плоскости, в Петровском укреплении и явилась везде в занимаемом неприятелем Северном Дагестане и на нашей Кавказской линии и в Владикавказском Округе. В Нальчике первою жертвою оной был достойный начальник центра, Генерал-Майор Хлюпин.

Генерал-Лейтенант Шварц, в конце Июня месяца, с большею частью своего отряда вошел в горы, сперва на уроч. Химрик, где [235] объявил с соседственным обществам Западного Дагестана, что он им прощает за соучастие их в покушении бывшего Елисуйского Султана Даниель-Бека на Джаробелоканский Округ; но что теперь, в залог будущего спокойствия с их стороны, они должны или дать аманатов или ожидать самых худых последствий. Угрозы Даниель-Бека и уверения о приближении помощи им от Шамиля были причиною, что большая часть селений в соседстве с нашим отрядом отказали дать аманатов, и Генерал Шварц, был принужден сдержать свое слово, истребил главную деревню Кутлос и более 120 хуторов, и перешел вправо по горам по дороге, прежде считаемой невозможною для наших войск, до урочища Мааль-Рааса, откуда он, прикрывая всю плоскость Джаробелоканского Округа, вместе с тем угрожает Даниель-Беку и всем соседним обществам.

На Кавказской линии в это время происходило следующее: 21-го Июня партия хищников, в числе 60 человек, выскочила из лесу против станицы Троицкой на Сунже, внезапно напала на команду Навагинского пехотного полка, производившую фуражировку, захватила две пары волов и взяв в плен одного солдата, скрылась опять в лесу. По тревоге, казаки из Троицкой станицы поскакали в лес, для [236] преследования хищников. Сотник Предемиров с 30 человеками первый настигнул их, спешился и бросился в шашки. Неприятель, не смотря на превосходство свое в числе, не устоял против этой атаки, и оставив захваченный им скот и пленного солдата, поспешно начал отступать. Казаки, подкрепленные прибывшими вслед за тем командами Есаула Прокопова и сотника Старицкого, в числе 20 человек, преследовали хищников 15 верст: до уроч. Алгус-Али. Неприятель на удобных местах семнадцать раз обращался против казаков и всегда был опрокидываем с уроном. Хищники потеряли 11-ть человек убитыми и ранеными; казаки отбили у них 9 ружей, 6 шашек и столько же пистолетов. Предводитель шайки, Мустафа, получил несколько тяжелых ран, но успел скрыться. С нашей стороны ранено только два казака шашками.

После удачного для нас дела, 12 Июня, в Малой Чечне, Тавлинцы и другие горцы из Дагестана разошлись; но Наиб Нур-Али, по строгим приказаниям Шамиля, собрал довольно сильное скопище из одних Чеченцев Большой и Малой Чечни и надеялся что-нибудь против нас предпринять. Он перешел в Галашки, оттуда 22 Июня потянулся к верховьям реки Камбилеевки, по направлению к Али-Юрту. Генерал Майор Нестеров, извещенный о сборе, [237] принял меры осторожности. Когда же намерения Нур-Али объяснились, то часть войск, входящих в состав Чеченского отряда, была отправлена от переправы Ах-Барзой на р. Ассе к укр. Нестеровскому, куда прибыла также кавалерия из станиц Сунженского Казачьего полка. Между тем, командующий войсками в Назрановском укреплении, Подполковник Карев, послал к аулу Али-Юрт 500 человек милиционеров, которые встретили горцев с фронта. Нур-Али, видя что с одной стороны мы готовы отразить его нападение, а с другой опасаясь быть отрезанным от переправы чрез Ассу, обратился назад, лесами достигнул до р. Ассы, чрез которую переправился гораздо выше уроч. Алгус-Али, и 23-го возвратился в Гехи; партия же его большею частью разошлась.

После того Генерал-Майор Нестеров успешно окончив устроение на р. Ассе четвертой станицы храброго Сунженского полка, перешел на вершины гор Малой Кабарды, для такового же устроения там пятой и последней станицы, близ уроч. Магомет-Юрта. На Ассу уже прибыли казаки-поселенцы и уже строят свои дома, и прибывают также к Магомет-Юрту, для построения своих домов в этой станице. Окончание устройства нового Сунженского полка и страх, наведенный на неприятеля сими новыми поселенцами, под предводительством достойного их [238] начальника, Полковника Слепцова, прочно обеспечивают важную часть линии по Тереку, от Екатеринограда до станиц Гребенского Казачьего полка.

В Осетинских горах Полковник Князь Авалов наконец успел в предприятии, которое давно уже считалось необходимым; но представляло весьма много затруднений: несколько разбойников, уже два года не покорявшихся Начальству, ни приказаниям от оного, уходивших от преследования в крепкие свои башни, в самых неприступных местах, наконец истреблены вместе с их убежищами.

(Кавказъ).


Из лагеря при ауле Салты, в Дагестане, от 8-го Августа.


Получив сведение, что холера прекратилась в ауле Салты и окрестных селениях, Главнокомандующий выступил, 25-го Июля, с позиции на Турчидаге с Самурским отрядом, в составе восьми батальонов пехоты, двух рот стрелков, роты сапер с галваническими приборами, дивизиона драгун, двух сотен казаков и до [239] 1500 человек конной и пешей милиции, при 16-ти орудиях и командах с ракетами и крепостными ружьями.

На Турчидаге оставлены батальон пехоты с двумя горными орудиями, командою казаков и частью милиции, под начальством Подполковника Трацевского.

Самурский отряд ночевал, близ покинутого аула Кегер, а 26-го числа, расположившись впереди Салты, немедленно приступил к работам для правильного овладения этим аулом, в видах прочного обеспечения Среднего Дагестана от вторжений мятежников. Горцы чувствуя важность этого пункта, сильно его укрепили и заняли многочисленным гарнизоном.

28-го числа присоединились к Самурскому отряду из Дагестанского два батальона пехоты и Акушинская Милиция. В тот же день открыт артиллерийский огонь против аула, при ближайшем обозрении коего убит, к общему сожалению, в цепи застрельщиков, Адъютант Главнокомандующего, Лейб Гвардии Конного Полка Ротмистр Глебов.

В последующие дни неприятель в значительном числе показывался днем на окружных высотах, а ночью приближался к лагерю, чтобы препятствовать производству траншейных работ. Таким образом, в ночи с 29-го на 30-е Июля, сильная партия бросилась на лагерную [240] цепь со стороны Кудали и Кегер; но была отброшена назад, с чувствительным уроном, распорядительностью Адъютанта Главнокомандующего, Полковника Князя Гагарина, который в этом деле ранен. Подобные покушения возобновляемы были горцами с такою же для них неудачею; наши инженерные работы продолжались деятельно и успешно, а огонь нашей артиллерии разрушал укрепления и сакли аула.

1-го Августа прибыла к отряду милиция Даргинского Округа в числе пяти сот человек; она заняла селение Кудали для прикрытия сообщения с селением Цудахар.

Между тем скопище от семи до восьми тысяч конных и пеших мятежников, под предводительством Гаджи-Мурата, Кибита-Магомы и Даниель-Бека, собралось против левого фланга нашей позиции, в ущельях высоких гор, между Кегером, Xидатлинским и Салтинским мостами».

Дабы, не прерывая хода осадных работ, иметь возможность рассеять эту партию, Главно-командующий притянул шесть рот пехоты из Ходжал-Махи, где работы по возведению укрепления почти совершенно окончены. Генерал-Майор Князь Кудашев привел это подкрепление 6-го Августа.

Поручив охранение лагеря и траншей Генерал-Лейтенанту Коцебу, Главнокомандующий [241] вверил Генерал-Лейтенанту Князю Аргутинскому-Долгорукому подвижную колонну из шести батальонов пехоты, двух рот стрелков, дивизиона драгун, двух сотен казаков и девяти сот пеших и конных милиционеров, с шестью горными орудиями и ракетною командою. Не теряя времени Князь Воронцов выступил сам с этою колонною против неприятельского скопища, в ночь с 6-го на 7-е Августа.

Авангард колонны, под начальством Адъютанта Главнокомандующего, Полковника Минквица, приблизился незамеченный к пикетам горцев. Пока остальные войска, не смотря на скалистую и изрытую местность, быстро стягивались к авангарду, Чохская и Аварская Милиции, бывшие впереди под командою Гребенского Казачьего Полка Сотника Князя Гагарина, наткнулись на рассвете на неприятельский караул, и, преследуя его, спустились в крутой и глубокий овраг, на противоположном гребне коего устроены были завалы.

По первым выстрелам Князь Воронцов выдвинул два батальона и батарею из четырех орудий и ракетных станков против левого фланга мятежников, изумленных неожиданностью появления наших войск, и в то же время приказал Князю Аргутинскому-Долгорукому с авангардом, усиленным всею кавалериею, [242] перейти чрез овраг, и обойти горцев с правого фланга.

Не останавливаясь чрезвычайно отвесными спусками и подъемами, милиция наша под начальством Полковника Джафар-Кули-Ага-Бакиханова, и дивизион драгун заскакали почти в тыл позиции горцев. Вместе с тем 1-й Батальон Мингрельского Егерского Полка и 1-й Эриванского Карабинерного Полка неустрашимо бросились на завалы с фронта. Неприятель не выдержал этого натиска: толпы его поколебались и отрезанные нашею кавалериею от главного пути отступления, начали бросаться с кручи. Карабинеры и егеря настигли бегущих, поражали ружейным огнем, кололи штыками и осыпали градом камней.

Оставалась на левом фланге неприятельской позиции отдельная гора, увенчанная завалами, на которых развевались восемь значков. Туда направлены были Генерал-Майором Князем Кулашевым и Полковником Плац-Бек-Кокумом милиция и шесть рот Пехотного Генерал-Фельдмаршала Князя Варшавского Полка. Атака эта была столь же решительна, как и первая. Спасаясь от штыков наших, толпа до 600 горцев, кинулась с крутой скалы в Кара-Койсу. — Одно лишь утомление войск и отвесная высота скал не дозволили нам спуститься в глубокое ущелье, и преследовать далее опрокинутых горцев, которые вскоре скрылись из виду нашего за реку [243] Кара-Койсу. После необходимого отдыха, колонна возвратилась в лагерь.

Кроме нескольких десятков тел, оставленных на месте, неприятель понес значительную потерю. У него взят один значок и большое количество всякого рода оружия.

С нашей стороны убито: нижних чинов 3, милиционер 1; ранено: обер-офицер 1 (Сотник Князь Гагарин, которому Академик Пирогов должен был отнять ногу), нижних чинов 2, милиционеров 11: контужено 10 человек.

В предшествовавших перестрелках и в траншеях убито: обер-офицер 1, нижних чинов 7; ранено: штаб-офицер 1, обер-офицер 1, нижних чинов и милиционеров 63.

Блистательное дело 7-го Августа подействует, без всякого сомнения, на дух Салтинского гарнизона, и, укротив дерзость неприятеля, предупредит отвлечение сил наших от главной в настоящее время цели — овладения сим аулом.

На прочих пунктах Кавказа горцы ничего важного не предпринимали.

(Р. Инв.)


Из Тифлиса, от 23 Августа.


Нам пишут из главного отряда, от 13 [244] Августа следующее: «Разбив 7 Августа скопище горцев, собравшееся против левого фланга нашей позиции при Салте, войскам Самурского отряда дан был отдых, а ночью с 8 на 9 Августа, Г. Главнокомандующий двинулся с 51/2 батальонами пехоты, 6-ю горными единорогами и всею кавалериею на высоты, прилегающие к правому флангу лагеря, занятые партиею под начальством Абакер-Аджи и Муссы Белаканского, и откуда неприятель беспокоил наших фуражиров, тревожил инженерные работы и постоянно подкреплял и сменял защитников с. Салты.

Колонна поднялась ночью, скрытно, на высоты и с рассветом подошла на место, где идет дорога из Салты на Кунну и Ходжал Махи; здесь были устроены горцами завалы, но не дожидаясь атаки, неприятель их бросил. С гребня горы был открыт огонь по всем направлениям ракетами и из горных орудий по бегущим горцам, а между тем, милиция, спустившись на уступ, где прежде толпилось неприятельское скопище, и будучи поддержана двумя батальонами, заставила горцев совершенно рассеяться.

В это же время, рота Дагестанского пехотного полка, из войск, прикрывавших траншеи, была послана Полковником Евдокимовым, на образуемый двумя глубокими оврагами мыс, находящийся на правом фланге нашей позиции, с [245] которого неприятель беспокоил рабочих и думал препятствовать нашим траншейным работам, устроив там перекопы и завалы. Командир роты, Поручик Кармазин, исполнил это поручение с примерною решимостью и благоразумием и неприятель был выбит из позиции, которую он считал почти недоступною.

Горцы, поспешным бегством, скрылись от поражения и толпы их не оставались даже на р. Кара-Койсу; но, перейдя Салтинский мост, потянулись на противоположные высоты.

Влияние как этого движения, так особенно дела 7 Августа, было весьма для нас благоприятно. Разогнав главные сборища, занимавшие окрестные высоты, войска доказали горцам, что в открытом бою, не смотря на ущелья и скалы, где они гнездятся, их всегда ожидает поражение при встрече с нами.

На днях было получено здесь донесение Начальника Владикавказского Военного Округа Генерал-Майора Нестерова, о новом блистательном деле Полковника Слепцова.

30 Июня в 3 часа пополудни, партия хищников, числом около 600 человек, под начальством Наибов Малой Чечни Магомет Анзорова, Сабдуллы и Дубы, внезапно переправясь через р. Ассу, близ разоренного аула Чиля-Чихи, бросилась на скот и табун жителей новой [246] станицы на р. Ассе, столь быстро и неожиданно, что успела отрезать и захватить их.

Большая часть войск и казаков находилась в это время на другой стороне для прикрытия сенокосов. По тревоге, Полковник Слепцов собрал на покосных местах казаков до 60 разных команд, присоединил к ним ракетную команду, бросился наперерез партии, гнавшей скот по открытому полю, в лес, ниже Чиль-Чих и догнал ее вовремя, когда еще стада и табун не вошли в лес. Атаковать неприятеля и отбить от него всю захваченную им добычу сполна, было делом минутным. Между тем сотня Горского Козачьего полка, находившаяся на фуражировке, присоединилась к Полковнику Слепцову, под начальством Войскового Старшины Шилинга, а вслед за сим, прибыл Адъютант Г. Главнокомандующего Подполковник Граф Галатера, с 30-ю казаками разных команд, которых он собрал в станице на Ассе. В продолжении всего этого времени Чеченцы, пользуясь превосходством в числе, не переставали упорно нападать и только с постепенным усилением наших команд начали подаваться к лесу. — Наконец, когда показалась пыль к стороне станицы Михайловской, возвещавшая приближение казаков станицы, водворенных на р. Сунже, неприятель бросился в лес, на присоединение к ожидавшей его там [247] пехоте. Полковник Слепцов настиг партию на самой переправе через Ассу. Доброконные с значками успели переправиться, а хвост партии был отбит от настоящей переправы; — казаки принудили Чеченцев броситься с обрыва в реку, рубили и топили их. 17 неприятельских тел привезены в станицу; кроме отбитого в большом числе оружия, 70 лошадей с седлами остались в наших руках, и по сведениям, доставленным лазутчиками, потеря неприятеля одними убитыми, простирается до 50 человек.

С нашей стороны убито казаков 9 и ранено 7. В строю находилось только 390 казаков разных полков.

По донесениям с других пунктов Кавказской Линии, все спокойно и никаких особенных происшествий в последнее время не было.»

(Кавказъ.)

____________


Текст воспроизведен по изданию:
«Известия с Кавказа»
«Журнал для чтения воспитанникам военно-учебных заведений», № 270, 1847

© Текст — ?
© Scan — Thietmar. vostlit.info
© OCR — A.U.L. 2013
© Сетевая версия — A.U.L. 01.2013. kavkazdoc.me
© ЖЧВВУЗ, 1847