ФОН Прозрачный Новая книга Старая книга Древняя книга
kavkazdoc.me/Историческая литература/Зубов П. «Картина Кавказского края». Том 1

КАРТИНА КАВКАЗСКОГО КРАЯ ПРИНАДЛЕЖАЩЕГО РОССИИ И СОПРЕДЕЛЬНЫХ ОНОМУ ЗЕМЕЛЬ;
В Историческом, Статистическом, Этнографическом, финансовом и торговом отношениях.

Сочинение Платона Зубова.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.

С. ПЕТЕРБУРГ.
В Типографии Конрада Вингебера.
1834
ПЕЧАТАТЬ ПОЗВОЛЯЕТСЯ
с тем, чтобы, по напечатании, представлены были в Ценсурный Комитет три экземпляра. С. Петербург, 17 Октября 1834.
Ценсор В. Семенов.

Оглавление

I. Вместо предисловия

II. Общее обозрение Кавказского края, принадлежащего России

Благомыслящим Соотечественникам!

I.

Вместо предисловия.

О важности и способах колонизирования Кавказского края, с изображением выгод, от сего произойти долженствующих, в финансовом и торговом отношениях.

Его Сиятельство Граф Канкрин, во всеподаннейшем своем докладе ГОСУДАРЮ ИМПЕРАТОРУ, назвав Закавказский край: Колониею России, изобразил в одном слове все, чего просвещенная Европа, и в особенности Россия, вправе ожидать от страны, облагодетельствованной Природою, украшенной историческими воспоминаниями, и, после вековых бедствий, отдыхающей, наконец под кротким и благодетельным правлением НИКОЛАЯ 1-го.

Страна сия, неприносящая ныне даже и столько дохода, чтоб прикрыть военные, гражданские и политические издержки, с управлением оною сопряженные, есть вторая колыбель человеческого рода, место, где процветали первые монархии юного мира; где разум [10] человеческий проявлялся в тех дивных памятниках древности, которые и до сего времени служат нам образцами, и привлекают дань удивления. Г. Рауль Рошет (l’Histoire de l’etablissement des colonies Greeques) доказал глубокомысленными исследованиями, что еще до похода Аргонавтов, Греческие колонии процветали на берегах Черного моря, что самая экспедиция Язона имела целью очистить оное от Пиратов, тревоживших юную торговлю означенных колоний. Независимо от ученых трудов его, заставивших не почитать более за басню экспедицию Аргонавтов в Колхиду (Мингрелия и Имеретия), великолепные развалины, окружающие берега Риона (Оазис древних), на каждому шагу свидетельствуют о сильном, образованном народе, владевшем некогда сими местами. Строение из цельных тесаных камней, обломки колонн и другие остатки роскошного [11] зодчества, а рядом с ними бедные хижины Имеретин и Мингрельцев, составляют две точки, между коими помещаются в промежутке десятки столетий.

Хотя вековые бедствия, беспрестанный прилив диких орд: Хазаров, Гуннов, Монголов и других враждебных просвещению народов, провели сию резкую черту, отделяющую высокую степень гражданственности, на коей находились сии страны во времена отдаленной древности, от ничтожного состояния в коем находятся ныне; но природа — роскошная, богатая, сильная, величественная — все одна и та же. Имея прежде деятельного сотрудника в образованному поколении тут жившем, она соответствовала его видам и надеждам во всех возможных отношениях. Оставленная потом собственно самой себе, производит все то же, что [12] производила прежде, хотя в диком, несовершенном виде. Но стоит только призвать оную к деятельности, стоит соединить с могуществом благотворной природы Юга те улучшения, те открытия, до которых достигнул человеческий ум, опытами многих веков; при постоянном стремлении к совершенству, — и она готова вознаградить труды сии тысячекратными выгодами.

Народы населяющие Закавказский край, близки к патриархальной простоте, но с сим направлением характера соединяют скрытность, хитрость и недоверчивость, — несчастные последствия тяжкого ига, жесточайшего деспотизма, десятки веков оный угнетавшего. Физически расположенные к недеятельности, они ленивы до крайности; неспособны к глубокомысленным соображениям; недальновидны; горизонт их понятия крайне ограничен; и от них никогда [13] нельзя ожидать важного шага для преобразования и улучшения Закавказа. Из них каждый умеет понимать свои частные выгоды, но никогда не согласится жертвовать трудами и капиталом для будущей отдаленной цели; ибо не может постигнуть оную. Армяне — народ предприимчивый, владеющий исключительно всею торговлею края, способный к перенесению всех трудов, опасностей и даже притеснений, если нужно, — также ищут только тех выгод, которые можно получить в самое короткое время, хотя бы то стоило величайших трудов, и не согласятся пожертвовать настоящим для польз отдаленных, как бы велики оные ни были, и какие бы благотворные плоды ни приносили Государству. Может быть, со временем, когда минет настоящая застойчивость умов за Кавказом, тамошние жители равномерно изъявят готовность [14] содействовать благотворным видам Правительства, для приведения сего края на ту степень, которая ему предначертана географическим положением и разнообразием климата; но для сего нужно показать им на опыте выгоды, произойти долженствующие.

Неоднократно Правительство изъявляло готовность свою всеми средствами и способами покровительствовать полезные учреждения, имевшие целью улучшить положение Закавказского края, но все сии благие намерения остались без исполнения.

Из сего следует, что преобразование стран Закавказских, сосредоточение всех выгод, как частных так Государственных, и привлечение внимания туземцев на роскошные дары природы, их окружающие и остающиеся в непростительном забвении, должно быть произведено постороннею силою, а [15] именно: водворением Российских колоний на тех местах, где прежде процветали Греческие, дарованием сим новым сынам Юга, всех способов для торговли и промышленности, ободрением их усилий и деятельности и доставлением возможностей сбыта.

Можно быть вполне уверенным, что благодетельное Правительство, пекущееся о пользе подданных, готово на все пожертвования для достижения великой цели колонизирования Закавказского края, но нельзя сказать утвердительно, что наши соотечественники готовы на таковое переселение.

Бросая беглый взгляд на положение собственно Российских губерний, нельзя не сознаться, что иные по малолюдности и по большому пространству земель лежащих втуне, сами нуждаются в переселенцах. Но за то в других прилив народонаселения становится [16] даже в тягость; и часто многочисленные семейства, имея самую малую часть земли на свою долю, при всех способах улучшения земледелия, при всей деятельности; нуждаются в продовольствии, и должны отделять из среды себя часть своих членов в столицы и большие города для других занятий; от сего такое множество рабочего народа в городах значительных, часто обращающееся во вред. Из статистических сведений видно, в какой степени народонаселение России приращается, и можно быть уверенным, что, при продолжительности мирного времени, увеличится еще более, а с тем вместе продовольственные способы многолюдных губерний еще сделаются стеснительнее.

Сей результат показывает, что таковые губернии не только с потерею, но с выгодою могут из среды себя отделить часть жителей для водворения [17] в Закавказском Крае способов современного просвещения в отношении к промышленности и сельскому хозяйству. Таковые переселенцы, принесши с собою деятельность, трудолюбие, дальновидность и нужные познания, в скорости бы довели сей Край, так сказать, ныне заброшенный, до того блестящего состояния, которое предназначено ему самою природою. Впрочем, при таковом водворении новых жителей, необходим строгий выбор; ибо увеличить народонаселение Закавказа, и без того значительное, людьми бесполезными, оставившими родину из каких нибудь частных видов, было бы даже вредно; ибо новые переселенцы должны дать собою образец туземцам, и быть более руководителями, чем исполнителями; тогда, увидя пользу, тысячи бездейственных ныне рук тамошних жителей, готовы будут исполнять их предначертания. [18] Разительный пример сего видим мы в колониях Виртембергских, водворенных в Грузии. Со времени прибытия сих полезных иностранцев, земледелие и промышленность в Грузии сделала важный шаг к усовершенствованию, хотя малое число колонистов не дозволяет сосредоточивать всех способов; а сильная ненависть друг против друга, зависть и междоусобие, царствующее между оными, много мешает их успехам. Но что бы подвигнуть Русских, полезных и деятельных, к водворению в Закавказском Крае, нужно содействие помещиков и важных капиталистов. Их примеры увлекут многих, и высокая мысль, колонизирования Закавказа, исполнится, принеся неисчисленные выгоды Государству и частным лицам.

Что же препятствует сему исполнению? — Отдаленность Края, [19] неимение о нем положительных сведений, ошибочные понятия и страх, наводимый враждебными племенами Горцев.

Благодаря великим событиям в недавнем времени, прославившим Русское оружие за Кавказом, просвещенные соотечественники не прежними глазами смотрят на богатый Край, испрашивающий их трудов и деятельности, обещая за оные тысячекратно вознаградить их.

К сожалению, сии образованные соотечественники, могшие соответствовать видам Правительства, часто лишены способов, по недостатку капиталов. А капиталисты, имея много других занятий, не хотят обращать внимания на столь отдаленную страну, которая до сего времени еще многим представляется страною дикою, ужасною, в которой блуждают хищные племена; и те же ошибочные понятия, [20] которые имеют о Сибири, распространяются и на Закавказ. Из сего видно, что для обращения внимания на богатый Закавказский Край тех лиц, которые имеют все способы осуществить колонизирование Закавказа, нужно представить оный их взорам в том виде, каков он есть и чем быть может, дабы, постигая все неисчислимые его выгоды и средства, они бы охотно содействовали благодетельным мерам просвещенного Правительства.

С сею целью я решился издать в свет сию книгу, в коей, независимо от собственных местных наблюдений и сведений, пользовался всеми источниками, при помощи здравой критики, приспособляя оные к нынешнему положению Края. Имея постоянно в виду Политическую Экономию, торговлю, промышленность и сельское хозяйство, более обращал внимания на сии предметы, чем [21] на точные подробности в счете домов, лавок, жителей и тому подобного, подвергая сие общим итогам. Историческую же часть я старался обрабатывать тщательнее, дабы показать, с какими важными фактами сопряжено воспоминание о странах Закавказских.

Приступая к исполнению моего предприятия, я намерен изобразить здесь в общем виде Закавказский Край в финансовом и торговом отношении, а потому в общем же историческо-статистическом обозрении, наконец описать оный подробно, систематическим порядком, по нынешнему разделению, вместе с соседственными областями.

Закавказских Край, находясь в самому благорастворенном поясе Земного Шара, по причине гор, пересекающих оный в разных направлениях, заключает в себе все почвы и климаты целого света: от хладного неба Финляндии до [22] палящих жаров экваторных стран. Горы изобилуют металлами и минералами, озера солями, реки рыбою, и все земные произрастения обильно родятся в сей благословенной стране, щедро награждая труды, возделывателя. Похвалы, расточаемые различными писателями сему, истинно волшебному, краю, большею частью справедливы, хотя иные, как например: Сенкруа и Тавернье, увлекаясь излишним восторгом, переходят иногда границы истины. Казалось бы, что страна, одаренная столькими благами, и весьма справедливо названная Колониею России долженствовала обогатить Государство, под скипетром коего она состоит, соделав его независимым от Монополий соседственных Держав; напротив того, в нынешнем положении сего Края доходы его едва достаточны для покрытия издержек, с управлением его сопряженных. [23]

С другой стороны, местоположение Закавказского Края между двух морей, Черного и Каспийского, служа легчайшим способом сообщения с Россиею, Персиею, Турциею и даже Индиею, может сделать оный центром торговли между сих стран, нанеся сильный удар Английскому владычеству на Востоке и Монополиям Ост-Индской компании. Робертсон признает, и весьма справедливо, что торговля Константинополя с Индиею, производимая через Закавказский Край, до нашествия Арабов, доставляла Восточной Империи важные выгоды, и удержала на несколько столетий падение сей Монархии, видимо клонившейся к разрушению. Напротив того, нынешняя торговля Закавказского Края находится в самом жалком положении, и минутные ее успехи подобны бесполезным лучам зарницы, не имея ничего положительного и верного, и [24] представляя только беспрестанную лотерею трудов и капиталов.

Находясь долгое время за Кавказом, я старался, по возможности, узнать причины настоящего положения сего Края, кажущиеся с первого взгляда непостижимыми, равно как и средства к улучшению оного. Местные наблюдения объяснили мне сию загадку, и я поставляю себе за удовольствие поделиться замечаниями с благонамеренными соотчичами моими, надеясь тем самым оказать им услугу; ибо, сколько мне известно о сем предмете, столь любопытном во многих отношениях, у нас совершенно ничего писано не было.

Доходы Государственные в Закавказском Крае преимущественно состоят из следующих частей: 1) откупа оброчных статей; 2) сбор десятой доли урожая различных земных произрастений, существующий под [25] именем Малджагата и других различных наименований; 3) казенное шелководство и виноделие и 4) денежные подати в самом малом количестве.

Откупа оброчных статей состоят из весьма важных отраслей, как то: минеральных, соляных и рыбных промыслов, и разделяются на множество различных и мелких сборов, существующих в том виде, в каком находились при прежнем управлении Царей и Ханов.

Сии последние мелкие статьи заключают в себе те предметы, которые прежде сего, при раздробленном на малые части Закавказском Крае, были выдуманы Царями и Ханами по необходимости и по неимению средств, при малозначительности областей своих, беспрестанных междоусобных распрях, нападении хищников и деспотическом влиянии Персии, прикрывать доходами свои [26] издержки, наприм.: пошлины с привозимого на продажу скота, (не смотря на то: продан он или нет, уплаченная уже пошлина не возвращается), пошлины с привозимого на продажу в города вина, масла, меду и всех съестных припасов (По прежним правилам в Тифлисе платилось: за стадо баранов, начиная от 700 до 1200 и далее червонец, ниже 700 полчервонца, а ниже 500, 1 рубль сереб. а за крупный рогатый скот поштучно по 2,5 коп. серебр. с головы.) предоставление в Елисаветполе откупщику исключительной продажи горшков, а в Шуше, Тифлисе и других местах мыла, пошлины за право варить в Елисаветполе каштаны на базар; пошлины за перевешивание на городских весах в Тифлисе; и других городах привозимых на продажу съестных припасов и прочего; в Мусульманских провинциях: пошлины на право [27] исповедания Христианской веры и штраф по 1-му руб. серебром с подвергшихся временному аресту, в пользу откупщика сей статьи. Все подобные сборы, коих существенность скрыта под странными названиями, составляя весьма неважную сумму, служат единственно к стеснению народной промышленности чему доказательством служат высокие цены, существующие, особенно в Тифлисе, на все съестные припасы. Возьмем один пример: сушеная рыба, привозимая из Сальян, очищается во время привоза несколько раз пошлинами, так что с одного и того же воза рыбы платится раз шесть: на месте, в Ширванском и Елисаветпольском округах и в самом Тифлисе; ибо в каждом из сих мест существует особая оброчная статья, содержимая откупщиком, единственно на счет сей рыбы, по примеру прежних рехтарных [28] статей, при Ханах существовавших. Не прежде сии владения были отдельными Государствами, и требовали за провоз сей рыбы через их границы, как с товара транзитного, а теперь все сии области соединены под одним скипетром, но пошлины остались те же, от чего ценность сей рыбы, привозимой в Тифлис, становится уже непомерно высокою. Сверх того, откупщики, выискивая средства к увеличению своих доходов, изобретают и вводят правила, несуществовавшие при прежнем правлении; от сего происходят у них беспрестанные недоумения, распри с жителями и жалобы правительству; да и самые доходы сии не могут ни когда быть положительными, ибо, завися от торгов на откупные статьи, изменяются по произволу откупщиков. Если же будут взяты в казенное управление, то издержки на жалованье [29] чиновникам и досмотрщикам, совершенная невозможность поверить с точностью, или даже примерно, сборы подадут повод к неприятным случаям, и могут обратить в ничтожество доходы сих статей. Для лучшего очерка мелочных сборов, возьмем в пример Тифлисские откупные статьи, коих существует восемь, а именно:

Кахетинская винная, водочная и стемпельная.

Тифлисская весовая.

Минбашская.

Мыльная.

Рыбная.

Тифлисская стемпельная.

Кахетис-Бажи.

Тифлисская красильная.

Первая заключает в себе пошлины с привозимого из Кахетии виноградного вина и водок, равно за право [30] приложения печатей к бязям (Бумажная материя.) красного и белого цвета.

Минбашская образовалась следующим образом: при прежних Царях Грузинских, по причине хищнических нападений, двое железных ворот, находившихся в крепостной стене города Тифлиса, всегда были заперты, а ключи от оных хранились у Минбаша или Коменданта, жившего в цитадели, (Построенной Царем Левангом в половине XI столетия на одной из Саланглинских гор, обгибающих Тифлис с трех сторон.) который за всякое отпирание ворот, для выпуска и впуска привозимых товаров, припасов и прогоняемого скота, получал пошлины, коими заменялось его жалованье. По поступлении Грузии в подданство России, статья сия вошла в состав [31] отдаваемых на откуп, и получила посему название Минбашской. Откупщику оной предоставляется, в замен платимой суммы, получать в свою пользу со всех съестных припасов, привозимых в город, кроме печеного хлеба, сарачинского пшена, сыру, и масла, с вьюка по 2,5 коп. серебром, с привозимой рыбы всякого рода, свежей и вяленой, по 40 коп. с арбы; с вьюка рыбы Галак-нуры и Калмахи по одной рыбе в натуре; с четырех камней соли (Сие разумеется о каменной соли, добываемой в разных местах Закавказского Края, преимущественно из Армянской области в местечке Кулпи.) по коп. серебром; с железа: Российского, с литры 1 коп., а Елисаветпольского и Шулаверского по коп. серебр.; с привозимых товаров всякого рода с вьюка по 21 коп. серебр.; с Дирсачальских и Артачальских садов по 50 р. [32] серебром; (Виноградные сады в Тифлисе, принадлежащие разным лицам.) с пригоняемых на продажу для пищи баранов и козлов по 2 коп. сереб., а с крупного рогатого скота по 2,5 коп. сереб. с каждой штуки.

Тифлисская весовая статья состоит в том, что все вообще продаваемые и покупаемые в Тифлисе съестные припасы, равно ячмень, пшеница, просо и вообще все товары, как скоро составляют вес более двух пудов, должны быть весимы на городских весах, с платою откупщику за съестные припасы по 1 коп. серебр., с пшеницы, ячменя и просы по 0,5 коп. сереб., а с товаров по 2 коп. серебром с пуда.

Тифлисская мыльная статья заключает в себе исключительное право откупщика варить на своем заводе мыло, [33] для употребления в городе. Желающие, должны покупать оное у него, а сами варить не могут, под опасением штрафа свыше положенной пропорции.

Тифлисская рыбная, состоит в праве откупщика взимать по 75 коп. серебр. с каждой арбы, привозимой в город рыбы, как свежей так равно и вяленой.

Тифлисская стемпельная, дает право откупщику получать пошлину за приложение печатей к вырабатываемым в городе бязям красного и белого цвета.

Кахетис Бажи, состоит в получении пошлин с отвозимых в Кахетию товаров.

Красильная, предоставляет откупщику исключительное право иметь заведения для окрашивания в разные цветы материй, бязей, сукон и тому подобного. [34]

Сии сборы прежде приносили значительный доход, но ныне совершенно расстроились, по той причине, что раздробление откупных статей, в руках многих откупщиков, не позволяет им сосредоточивать всех способов, а оные только тогда могут притти в блестящее состояние, когда все вместе отдадутся на откуп одному лицу; то же можно сказать и о всех мелких откупах в разных провинциях.

Важные откупные статьи Бакинских нефтяных источников, рыбных Сальянских промыслов, Ширванских и Шекинских соляных озер, добывание квасцов в Елисаветполе, составляют богатую отрасль доходов, и могут приносить наивеличайшие выгоды Государству, если только поставлены будут в совершенную независимость от случаев, коим они подвержены в руках откупщиков. Следующие примеры служат [35] доказательством, сколь много Правительство теряет от сих откупов. До 1830 года, Бакинские и Ширванские минеральные статьи соединенно отдавались на откуп ежегодно за 136,000 руб. серебром, а с 1830 г. они уступлены за 91,000 руб. серебром; следовательно треть суммы откупа потеряна для Правительства. Не смотря однако на такое важное понижение откупной суммы, откупщики жаловались, что понесли значительные убытки, которые могли действительно произойти от несвоевременного сбора и сбыта минералов, от чумы, холеры и других болезней, заставивших жителей Персидских провинций, прибрежных Каспийскому морю, рассеяться в разные стороны и проч.

Елисаветпольский квасцовый завод прежде отдавался за 7000 руб. серебром в год; потом, за несостоятельностью откупщика, отошед в казенное [36] управление, он не приносил уже и 1000 руб. серебром в год. Причиною сего было то, что предпоследний откупщик с намерением выпустил большую пропорцию квасцов на продажу за дешевую цену. От сего все фабриканты и торговцы, запасшись сим продуктом на многие годы, в последствии не имели уже в оном надобности.

Сальянские рыбные промыслы, приносившие прежде до полумиллиона ежегодного дохода, также разорили откупщика, и поступя в казенное управление, приносят уже неважные выгоды, по причинам, которые будут показаны ниже. Сие беспрестанное уменьшение доходов откупных могло быть отвращено, если бы откупы были в руках важных капиталистов, коих за Кавказом не находится. Российские капиталисты, по причине отдаленности Края, не обращают на оный должного внимания; тамошние — [37] посредственные, не входят ни в какие обязательства, а вступают в оные решительно только одни прожектеры, которые по необходимости составляют компании, и не имея в наличности сумм для уплаты за первую треть, равно и собственных залогов, берут как те, так и другие заимообразно у разных лиц, с платою огромных процентов (12. 15 и более на 100), допускаемых Уложением Царя Вахтанга. Таковые прожектеры, при первом вступлении своем в управление откупом, делают долги на важные суммы; им предстоит уплата оных, уплата процентов и приобретение капитала для взноса за вторую треть и все сие из доходов откупа. Подобные обстоятельства заставляют их, не выждав удобного времени для сбыта предметов своего откупа по выгоднейшим ценам, поспешить продажею оных как [38] можно в большем количестве, хотя даже и за бесценок, дабы, удовлетворив своих кредиторов, внесть откупную сумму и приобресть наличные деньги. В случае удачи, они продолжают действовать таким образом; при малейшей же неудаче стараются каким либо изворотом получить отсрочку или рассрочку, или сложить с себя часть откупной суммы, прибегая ко всевозможным выдумкам; но чем более увеличивают они выпуск откупных предметов, тем более себя стесняют. Когда же, по их несостоятельности, откуп отойдет в казенное управление, то по случаю сделанных ими в убыток отпусков, казна не может уже продавать откупные предметы с выгодою. Откупщики много теряют также от того, что, будучи обязаны нанимать рабочих по вольным ценам, состоят в совершенной зависимости от сего [39] класса людей, и не имеют права требовать рабочих от селений, приписанных к откупу, как сие прежде существовало. Кроме того, из Персии и Турции навозят великое количество квасцов в подрыв Елисаветопольским.

По операции Сальянских рыбных промыслов, откупщики, для скорейшего приобретения наличных денег и от недостатка соображения, из большей части ловимой рыбы извлекают одну визигу и клей, а рыбу бросают; между тем как в Тифлисе и во всем Закавказском Крае в оной терпят большую нужду. Армяне, у которых весьма много постов, должны довольствоваться одними балыками и сушеной рыбой, платя в Тифлисе за полуаршинную штуку свежей по 2 руб. серебр. и более.

Бакинскую нефть откупщики вынуждены по необходимости продавать в [40] долг судовщикам, отвозящим оную к Персидским берегам Каспийского моря, и часто лишаются платы, ибо ничем не обеспечиваются. В доказательство, что откупные статьи Закавказского Края могут прийти в блестящее состояние только в руках важных капиталистов, или в казенном управлении — можно бы было привести еще многое, но, не желая обременять внимания моих читателей, я не стану далее распространяться о сем предмете.

Система сбора податей земными произрастениями никогда не может дать положительного дохода, ибо продавать сии предметы с выгодою невозможно, потому, что каждый имеет их в изобилии; а количество урожая не только положительно, но и примерно определить нельзя, по причине различия почв. Посему произрастения отпускаются за границу почти за бесценок. [41]

Казенное и частное виноделие и шелководство, могущие быть золотыми рудниками для России, приносят также ничтожные доходы, потому, что в сборе винограда и выделке вина тамошние жители руководствуются до сих пор не выгодными для них способами. В Закавказских садах родится виноград различной доброты, из коего можно выделывать вина, которые ни мало не уступят мадере, бургонским и другим, ценою золота выписываемым из-за границы (что даже доказано опытами), если только обращено будет внимание на рассортировку винограда, на его свойства и на время, потребное для надлежащего брожения сока. Но жители сего Края смешивают вместе виноград всех сортов, спелый и неспелый, кислый и сладкий, давят оный и сливают в кувшины. От сего происходит, что сок, требующий малого [42] времени для брожения, и сок, требующий оного более, будучи смешаны вместе, вредят один другому и производят вина дурные, терпкого вкуса, продающиеся за бесценок: (Во время собирания винограда, новое вино можно купить за 40 коп. медью тунгу (8 бутылок), а в самое дорогое время платят за тунгу 1 руб. 60 коп. ассигнациями. Отличнейшее вино 1-го сорта не бывает дороже 3 руб. 20 коп. ассигнациями за тунгу.) таким образом вся польза отличной доброты винограда пропадает понапрасну. (Улучшения хотя производятся уже по части виноделия, но весьма слабо и ничтожно.)

Шелководство оставлено почти на произвол судьбы. Ни кто не обращает внимания ни на способы воспитания шелковичных червей, ни на почву земли, нужную для улучшения тутовых дерев. Приготовляемые [43] неусовершенствованным способом коконы уже сами по себе дурны, и посему шелк Закавказский ниже Гилянского и Итальянского. По той же самой причине полезное заведение, учрежденное в Тифлисе покойным Кастеллою, не может приносить тех выгод, коих от оного должно было бы ожидать, ибо и в сем заведении выделка шелка производится из таких же готовых коконов.

Все сие ведет к заключению, что Закавказский Край легко может, посредством своего шелководства и виноделия, избавить Россию от ежегодного платежа многих миллионов за вина и шелки иностранные, если только сии отрасли народного богатства усовершенствуются.

Теперь, основываясь на местных соображениях, взглянем на сии способы улучшения. [44]

Мне кажется, что для увеличения Государственных и частных доходов, и соделания оных положительными, можно с пользою учинить следующее:

Для устройства откупной статьи нефтяных источников в Баку: 1) постановить суточную вычерпку каждого колодца порознь; ибо известно, что на другой день, после вычерпки нефти, точно такое же количество оной набирается снова в колодцах. Таким образом можно будет определить в точности число халваров (Персидский вес, равняющийся 20 Русским пудам.) нефти, вычерпываемых ежегодно, и составляющих, при нынешнем положении дел, на Русский счет до 241.220 пудов черной и около 800 пудов белой нефти, ценою на 90,000 руб. серебр. (Полагая по 7 руб. серебром за халвар черной, и по 15 за халвар белой нефти.) 2) [45] Увеличить число ныне находящихся анбаров для сливки нефти, дабы от недостатка места не задерживалась вычерпка, а тем самым не происходило убытка; ибо из опыта дознано, что если один колодец дает ежедневно 20 пудов нефти, то, вычерпав оную сегодня, назавтра получится тоже количество; а ежели сегодня не произвести вычерпки, то на другой день получится не 40 пудов, как бы ожидать следовало, а только 20; следовательно дневная пропорция уже потеряна безвозвратно. 3) Определить число годовой пропорции нефти, которую должно выпустить за границу, и постановить неизменяемые цены оной, дабы выпуск в один год большого количества не помешал, доходу последующих годов и не понизил цен. 4) Для вычерпки нефти приписать к сему заведению жителей окрестных деревень, дав им [46] какие либо преимущества, с обязанностью выставлять ежегодное нужное число рабочих, через что производство работ не остановится; заработную же плату можно назначить по числу халваров. 5) Поставить в особую обязанность Каспийской Морской флотилии наблюдать, дабы от берегов Туркменских не ввозилась к Персидским берегам нефть, в подрыв Бакинской, и, наконец, 6) собираемую нефть, не отправлять в Персию, а выжидать, что бы сами Персияне, вынужденные необходимостью, приехали за оною в Баку, что непременно последует; ибо без сего продукта они ни как обойтись не могут. Тогда доход сей статьи почти удвоится, а променивая нефть на Персидские товары и на аптекарские припасы, коими Гилянский рынок изобилует, можно произвести важные торговые обороты. [47]

По операции Сальянских рыбных промыслов и Ширванских и Шекинских соляных озер, можно учинить следующее: 1) Изыскать хозяйственные способы для удобнейшего отправления ныне бросаемой рыбы в Тифлис и другие города Закавказского Края. (В числе таковых способов, первое место занимает устройство двухдонных ящиков, с помещением в промежутках слоя сухих углей, для отвращения порчи, могущей произойти от сильных жаров. 2) По недостатку в рабочих, приписать к управлению соляными Ширванскими и Бакинскими озерами окрестные селения на вышеупомянутых правилах; и 3) Определить также неизменные цены соли, сообразно требованию оной, а тем самым удержать понижение сих цен. Сей последний пункт не мешало бы применить и к Елисаветпопольскому квасцовому заводу, для [48] усовершенствования коего следует вменить в строгую обязанность таможенным заставам не впускать квасцов из Персии и Турции в подрыв тем, которые добываются в принадлежащем России Закавказском Крае.

Поступив таким образом со всеми важнейшими оброчными статьями, можно, применяясь к местности, довести оные до того, что они будут давать положительный важный доход Государству, независимо от влияния обстоятельств и частных монополий. Что же касается до мелочных откупов, то те из них, которые не приносят вреда народной промышленности, полезно соединить вместе так, что бы в каждом городе или округе был один только откупщик.

Прочие мелочные статьи, равно как и сбор казенных произрастений натурою, выгоднее совсем уничтожить, [49] заменив ценность оных денежною податью, разложенною на все Закавказские провинции вообще. — Подать сию надлежит однако распределять не по душам, а по областям; ибо до сего времени ни одно из бывших камеральных описаний не может назваться верным. Жители, при производстве оных, не известно по каким причинам, нарочно скрывают настоящее народонаселение, а потому подать по душам была бы неуравнительна. Если же оная наложена будет массою на каждую провинцию, и старшинам поручится внутренняя раскладка, то из сего произойдут две выгоды: 1) жители не будут скрывать настоящего числа душ, ибо не захотят нести тягости чужой повинности, и 2) раскладка будет уравнительнее; ибо богатые будут платить более, а бедные менее, как то всегда делается за Кавказом. [50]

Вот, по мнению моему, лучшие средства к соделанию сих важных отраслей Государственных доходов положительными и верными; к оживлению народной промышленности, стесненной игом частных монополий, и к понижению цен на все жизненные потребности. Меры сии значительно облегчат не только содержание войск и Гражданских чиновников, но и продовольствие самых жителей, страждущих ныне от дороговизны припасов.

Для дальнейшего же раскрытия источников богатства Закавказского Края, и усиления Государственных и частных доходов, можно учинить следующее:

В отношении шелководства: 1) послать в Гилянь и Италию надежных людей, поручив им исследовать с точностью почву земли, на которой разводятся тутовые деревья и образ воспитания, присмотра и воскормления [51] шелковичных червей. 2) Применив все сие, в строгом физическом смысле к Закавказскому Краю, увеличить шелководство оного до такой степени, что бы оно могло удовлетворять всем требованиям Российских фабрик. Когда же шелк Закавказский сравнится в доброте с Гилянским и Итальянским, то привоз последних сделается совершенно не нужным, и целые миллионы, платимые за шелки иностранные, останутся внутри России. 3) Для дальнейшего же усовершенствования сей важной отрасли доходов, распространить заведение, устроенное Г. Кастеллою, для размотки шелку, учредить особое заведение для окрашивания оного; а как известно, что Персияне обладают тайною крашения шелка растительными веществами в таком совершенстве, что самые важные цвета, как то: розовой, желтый и проч. никогда не линяют ни [52] от солнца, ни от воздуха, ни от мытья, то для помянутого заведения необходимо большими наградами преклонить Персидских мастеров водвориться в Закавказском Крае, что весьма удобно, ибо Персияне за деньги на все готовы. Тогда Закавказский шелк, в отношении к доброте, прочности и яркости цветов, сравняется с Китайским, и из оного можно будет в России выделывать материи, которые, заменив совершенно привоз Лионских, будут продаваться вдвое дешевле.

В отношении виноделия. Произведя рассортировку винограда в садах казенных и частных, и сделав особо из каждого сорта выделку вина, можно, доведя оное постепенно до совершенства, увеличить со временем число садов до такой степени, что бы выделываемые за Кавказом вина могли вполне заменить для России привоз иностранных, [53] коих на значительную сумму выписывается ежегодно из-за границы. Мне на опыте удалось видеть, что некоторые частные лица получали из Закавказского винограда для себя собственно вина, ничем не уступающая Бордоским, Бургонским, Шампанским и другим, что совершенно неудивительно, если принять в соображение благорастворенный климат и превосходную почву тамошнего Края. Сверх сего, известно, что Донские, Бессарабские и Крымские виноградники могут производить исключительно только вина шипучие; напротив того, Закавказский дает все сорта и роды вин по различию почв и климатов; следовательно только сей последний может заменить для России привоз иностранных вин своими собственными. К сему отделению можно присоединить и завод дли выделки Арака из тамошнего сарацынского пшена, в невероятном [54] множестве растущего за Кавказом, и продающегося почти за бесценок, по неимению сбыта за границу.

В отношении хлопчатой бумаги. Известно, что за Кавказом родится ее весьма много, но она считается ниже Бухарской, ибо не так пушиста. Прилежное исследование почвы земли и способов воспитания сего произрастения может улучшить оное до такой степени, что оно со временем может решительно заменить для России привоз Бухарской бумаги.

В отношении к драгоценным произрастениям. Принимая в соображение благорастворение воздуха, продолжительность лета, совершенное отсутствие зимы и превосходную почву, можно вывести верное заключение, что по долинам, между Араксом и Курою лежащим, и по обоим берегам реки Риона [55] могут произрастать успешно: сахарный тростник, индиго, марена, руку, Американский табак, чайные, кофейные, оливковые, померанцовые, лимонные деревья и всякого рода аптекарские травы и кустарники, жаркому климату свойственные. Для сего нужно только пригласить знающих мастеров, сделать примерные плантации, и, постепенно распространяя оные, довести до того, что они заменят для России привоз всех сих предметов из-за границы и тем доставят неисчислимые выгоды Правительству и частным лицам. А что все сии произрастения могут родиться в наших Закавказских владениях, не зависимо от благорастворенного климата, доказывается еще и тем, что, по свидетельству Профессора Гмелина, посыланного в конце XVIII столетия Великою Екатериною в Персию, сахарный тростник родится в Гилянской [56] области, но остается неусовершенствованным из опасения деспотизма Ханов. В оной же провинции и Мазандаране родятся с успехом померанцовые и лимонные деревья. Области сии, соседственные с нашими Закавказскими, гораздо холоднее оных, тогда как многие места наших провинций равняются совершенно в климате с колониями Французскими и Английскими, в коих находятся сахарные и кофейные плантации. Опытами дознано, что в Карабахе марена и Американский табак произрастают удачно, ибо оба сии растения были там разведены с большим успехом бывшим Комендантом Карабаха, 41-го Егерского полка Майором Колачевским. Марена же в диком состоянии находиться во многих местах Закавказского Края. Американский табак родился превосходно, желтизна листьев, цветом близко подходящих к [57] янтарю, величина и доброта оных ни сколько не уступали настоящему Мариландскому табаку; но не нашлось мастера, который умел бы приготовить оный к употреблению. Что же касается до индиго, то оное и теперь растет в саду Главноуправляющего Грузиею, и довольно удачно; а сахарный тростник уже разводится с успехом в Талышинском Ханстве. К сему разряду можно присоединить разведение миндальных деревьев, посредством прививок, в таком количестве, что бы совершенно не нужно было выписывать миндаля из-за границы. Деревья сии родятся с большим успехом в Закавказском Крае, но жители, по нерадению, оставляют оные без внимания; и имея их под руками, вместо усовершенствования, обрывают только цветы, а самый плод выписывают из Персии, платя по 20 к. серебром за фунт, тогда как [58] могут иметь оного сколько пожелают, почти без хлопот.

Имеретия и Мингрелия, усеянные величайшими лесами, непроницаемыми для лучей солнца, покрыты от сего множеством болот, рождающих вредные испарения. Стесненное положение лесов сих, обилующих всякого рода зверями, мешает фруктовым деревьям достигать должной степени совершенства, а строевому лесу надлежащей толщины. От сего-то благословенная Колхида сделалась страною нездоровою и бесполезною. Жители оной, не имея для пропитания себя других припасов, кроме лесных плодов, крайне бедны. Это заставляет их, покидая отечество, рассеяться по разным Закавказским областям, и занимать тягостные ремесла носильщиков и бичей (слуг). Вырабатываемые деньги посылают они к своим семействам, дабы доставить оным способы [59] к уплате повинности, а потом, будучи не в состоянии работать, делаются нищими.

Страна сия, богатая дарами природы, и посредством судоходства по реке Риону (Оазис древних), имеющая отличную водяную коммуникацию, может обогатить того из благонамеренных капиталистов, который возьмет на свое попечение раскрыть местные способы, и сделаться сверх того благодетелем сей страны. Его операции могут состоять в следующем:

1) Дабы истребить часть ненужных лесов в Имеретии и дать способы фруктовым деревьям достигнуть совершенства, а строевому лесу толщины и высоты, а также очистить воздух от вредных испарений, можно, иссуша болоты, с пользою учредить стеклянные и поташные заводы, коих постройка и содержание будет стоить [60] безделицу; ибо материалов слишком достаточно, а рабочих Имеретин иметь можно всегда сколько угодно за самую умеренную плату. Главные издержки будут нужны только на жалованье и содержание мастеров.

2) Можно поручить жителям сбор лучших фруктов по лесам, и обратив потом оные в сухое состояние, отправлять их к портам Черного моря, дабы заменить в России привоз из-за границы сушеных фруктов.

3) Можно из бесчисленного количества Грецких орехов, пропадающих понапрасну, выделывать ореховое масло, а из кожи превосходную черную краску, для отправления внутрь России.

4) Ловля зверей даст также важную отрасль доходов.

5) Употребить способы к приобретению строевого леса значительной толщины (в том числе чинаровых, [61] ореховых и других важных подельных деревьев), и произведя выпилку досок, отправлять оные к портам Черного моря.

6) Постараться отыскать красное дерево, растущее в малом количестве в лесах Имеретии, и найдя его месторождение, употребить все способы для разведения оного в Закавказском крае, дабы со временем оно заменило для России привозное.

Можно бы было сказать еще многое о различных выгодах, представляемых Закавказским Краем всем отраслям промышленности, о выгодах, еще не раскрытых предприимчивыми спекулантами; но я не хочу утомлять читателей моих слишком длинным описанием. Здесь изображен только краткий очерк главнейших предметов, на которые я хотел обратить внимание людей просвещенных, а о прочих я буду [62] говорить отдельно, при описании провинции, и вполне уверен, что если последуют слабому начертанию сему, то благословенный Закавказский край, сия Колония России может соделаться со временем золотым рудником для нашего отечества. Многие десятки миллионов, ныне выпускаемые за границу, останутся внутри Государства; Правительство, равно как и частные лица, получат значительные доходы, и Россия сделается совершенно независимою от влияния коммерческих видов иностранных Государств, что по правилам здравой политической экономии, есть Государственное важнейшее благо.

Закавказская торговля, в нынешнем ее состоянии, по малозначительности капиталов и по причине вражды и распрей Закавказского купечества, не заслуживает даже названия торговли. Не соглашаясь друг с другом ни в [63] цели ни в средствах, беспрестанно соперничествуя между собою, торговцы сии, часто навозят непомерное количество одного какого либо предмета и не уравнивая привоза с потребностями, понижая цену товаров, и спеша выручкою, доводят самих себя до убытка. Торгуя вообще на чужие капиталы, платя за них огромные проценты, по неволе должны они или приобретать непомерные барыши и быстро сбывать с рук товары свои, или объявлять себя несостоятельными. От сего кредит, душа коммерции, за Кавказом вовсе не существует. С самого начала открытия торговли с Россиею, а потом с Лейпцигом, Закавказские торговцы получали неимоверные выгоды, (6 руб. серебром, как я заметил в моих письмах о Грузии и Кавказе.) по новости привозимых предметов и по [64] малочисленности лиц, отважившихся на подобные предприятия. В последствии же умножение числа лиц, производящих торг с теми странами, причинило быстрое понижение цен товаров, а потом прекращение льготной торговли с Лейпцигом нанесло решительный удар Закавказской коммерции, и довело ее до того жалкого состояния, в коем она ныне находится.

Из местных соображений очевидно, что Закавказская торговля, имеющая под рукою важные средства, не иначе может притти в лучшее устройство, как в таком случае, если значительные Русские капиталисты обратят на оную внимание, и обладая всеми способами, необходимыми при производстве столь многосложной операции, учредят компанию, которая повелевала бы всею Закавказскою торговлею, соделав Тифлис центром округа, коего радиусы будут [65] достигать с одной стороны Персии, Турции, других Азиатских владений и самой Индии, а с другой отдаленнейших пределов России. Тогда произведениям наших фабрик доставится сбыт на Востоке; а необходимые предметы, получаемые нами из Индии, чрез посредство Англичан, притекут в Россию прямою дорогою и из первых рук. Компания сия, в коей главные капиталисты сделаются членами, а менее значительные агентами, получит важнейшие выгоды; ибо не опасаясь соперничества, может уравнить с точностью количество привозимых и отвозимых предметов с местными способами, и постановит неизменные цены на товары.

Сверх сего, компания может с успехом заказывать на Русских фабриках самые употребительнейшие на Востоке предметы, как то: разноцветные стекла, бисер, стеклярус, [66] поддельные драгоценные каменья, стальные вещи, а в особенности оружие, самовары и разную медную посуду, нанки, ситцевые большие платки, ситец и тому подобное, поручая фабрикантам сближаться в рисунках с Восточным вкусом.

Для усиления своих операций, компания может иметь своих агентов в пограничных Персидских провинциях: Бендер-Бушере, и Бомбае, вменив им в обязанность рассматривать товары, покупать их и адресовать караваны в Тифлис, где контора компании будет уплачивать за провоз; а самые товары отправлять сухим путем в Россию, частью же к портам Черного моря: в Таганрог, Одессу, Константинополь, а в случае несбыта транзитом, в Средиземное море. Сверх того, нужно будет иметь всегда в запасе Русские товары для Восточной торговли, и по требованию агентов к [67] коим предварительно должно отправлять пробы, высылать к ним оные с приходящими караванами.

Бакинский порт может быть центральною складкою товаров; ибо из Баку в 3 дни можно достигнуть до залива Балканского, Астрабата и Балфрута; — из Балкана в 20 дней с караваном в Хиву; в 25 в Бухарию и в 30 в Самарканд (Бухария имеет сношения с Китаем, Тибетом и Бенджабом); а из Балфрута в 10 дней в Тегеран, и в 25 в Испагань; так что с небольшим в месяц, из Баку товары могут быть доставляемы во внутренние области Персии. От Баки же до Тифлиса дорога идет через Шемаху, Сигнаг, и хотя не везде удобна для проезда повозок, но для вьюков, на коих в особенности отправляется вся Закавказская торговля, не представляет препятствий. Со времени же покорения [68] Лезгин и учреждения Чарской и Белоканской областей, совершенно безопасна от хищнических нападений, и составляет всего 500 верст. Но о сем я буду говорить подробнее в следующей статье.

Для совершения всех предложенных мной операций и для доставления неисчислимых выгод нашему Государству, чрез обращение к Тифлису всей восточной торговли, компании весьма достаточно иметь капитал из 5 миллионов рублей ассигнациями, который можно будешь составить посредством акций, и который в короткое время, разлившись по востоку, доставит важные пользы как учредителям, так равно Русским Фабрикантам, рабочим и потребителям.

Предоставляя себе описать систематические выгоды и средства Закавказского Края отдельно, при описании [69] каждой провинции, взглянем на Кавказских Горцев в общем очерке, относительно способов укротить их набеги и освоить с гражданственностью, дабы положить преграду их хищничествам, сделать военно-Грузинскую дорогу и ее отрасли по различным направлениям Кавказского хребта, столь же безопасными как другие путей сообщения внутренних Губерний; ибо всякий согласится, что сие весьма важно для улучшения будущей участи Закавказа.

Обширная полоса земли, между Каспийским и Черным морем, заключающая в себе высочайший хребет Кавказских гор с его отраслями, не проходимые леса, болоты и быстрые реки — водопады, населена племенами, различающимися между собою языком, нравами, обычаями и даже одеждою; но сходствующими в общих чертах: склонности к грабежам и необузданнной [70] воле; отчаянной храбрости, доходящей до самоотвержения, корыстолюбия и способности переносить, в случае нужды, все трудности и недостатки. Племена сии известны у нас под общим названием Горцев. Сообщения между Россиею и ее Закавказскими владениями крайне затруднительны, по причине неприязненных действий сих Кавказских племен, противу которых Правительство принуждено всегда находиться на страже, а путники и купцы вооружаться, и без прикрытия военного конвоя, не осмеливаются следовать за Кавказ. Жители из внутренних Российских Губерний, поселившиеся на плодоносной почве Кавказской линии, представляющей все выгоды местности, производят сельские работы свои, также не иначе как с оружием; но и за всем этим очень часто подвергаются неприятностям; наконец многие из благонамеренных [71] соотчичей наших, которые желали бы осуществить высокую мысль колонизирования Закавказского Края, удерживаются страхом опасного и ненадежного пути. Можно решительно сказать, что набеги и буйство Горцев были главнейшею причиною, непозволившей России приобрести обширные выгоды, какие могут ей доставить богатые страны Закавказских ее владений; а по сему всякие согласится, что усмирение Горцев освоение их с гражданственностью и обращение сих буйных народов из вечных врагов нашему отечеству в мирных и трудолюбивых подданных есть предмет, достойный внимания просвещенного и благодетельного Правительства нашего. — Мысль достойная славного Царствования НИКОЛАЯ 1-го.

Тот ошибается, кто думает, что Горцев можно покорить оружием. Защищаемые неприступным [72] местоположением, пользующиеся всеми удобствами оного, им только известными, храбрые до самоотвержения, ограниченные в нуждах, привыкши к перенесению трудов и недостатков даже в необходимом для существования, Горцы, без всякого устройства, без всякого военного порядка всегда будут ниспровергать предприятия отважнейших военачальников, что легко доказывается, независимо от характеристики сих народов, одним взглядом на огромное пространство мест ими заселенных. Все Главнокомандование в Грузии старались мечом и огнем открыть себе путь во внутренность Кавказских ущелий, и хотя правда, многое успели сделать, — большая часть выгодно укрепленных природою мест принадлежавшие некогда Горцам, ныне принадлежат нам, — но в сущности, все сии победы, [73] значительными пожертвованиями купленные, остаются бесплодными.

Мы владеем, можно сказать, внутри Горских земель только теми маловажными пунктами, на которых построены крепости, вне стен коих нет даже безопасности. Гарнизон сильнейшей крепости Владыкавказа принужден заготовлять потребное количество дров и сена не иначе, как оцепив дровосеков и косцов военным прикрытием, не может выслать стада на паству без конвоя, и должен ежеминутно принимать важные меры к предосторожности; сие относится вообще ко всем укрепленным местам внутри Горских земель, занятым Русскими Гарнизонами. Весь берег Кубани, отделяющей Черноморию от Горских земель, усеян в две линии маяками (Огромный шест с привязанною на верху паклею, обмоченною в фейверочный состав, который зажигается вблизи находящеюся стражею в случае если заметит приближение Горцев.) и вооруженною стражею, [74] подобно как в военное время. От границы Донской земли до станицы Екатериноградской, и вообще по всем путям сообщения, идущим по хребтам, отраслям и предгорьям Кавказа, каждый проезжающий получает, для охранения себя от нападения Горцев, по нескольку вооруженных козаков, сменяющихся по станциям другими. От Екатеринограда до Владикавказа и по линии Терека, караваны путешественников и купцов провожает военный конвой при орудии. На всей Кавказской линии приняты сильнейшие меры осторожности, которые необходимы и делают честь бдительности нашего Правительства, хотя конечно было бы лучше совершенно обойтиться без оных. Все сие служит подтверждением [75] вышесказанному, что, не смотря на беспрестанные усилия и пожертвования к усмирению Горцев и обеспечению Кавказской линии от их нападений: вооруженною рукою сего достигнуть не возможно.

В раздробленных на мелкие части Горских племенах, рассеянных на столь значительном пространстве, находится великое множество маловажных владельцев, совершенно один от другого не зависящих и живущих между собою во всегдашней вражде, что препятствует им действовать против России соединенными силами, но и препятствует также прочному с ними союзу, возможному только там, где власть сосредоточивается в одном лице. Принуждаемые силою, Горцы покорствуют, дают аманатов, не щадят клятв и обещаний; но при первой возможности снова изменяют и действуют как неприятели. [76]

Не надо думать, что Горцы богаты и независимы; напротив того, они бедны до крайности, лишены всего необходимого, и находятся под тягостным деспотизмом своих Князей; не ограждены законами, и ведут жизнь самую несчастную, страшась друг друга и соседей. Они опасаются подвергнуться полной зависимости России потому только, что не имеют понятия о выгодах просвещенного и благодетельного правления; ибо в настоящем своем положении думают ошибочно, что пользуются независимостью, которую потерять пуще всего страшатся. Производящие грабеж и нападения, называемые Обреками, есть изгнанные за пороки и преступления, и могут просто назваться разбойниками, какие всегда были и среди образованнейших Государств, но не все вообще Горцы имеют сии наклонности; из них есть и мастеровые [77] очень искусные, мирные землепашцы и пастухи; они ведут жизнь патриархальных времен; и гостеприимство между ими столь свято сохраняется, что хозяин, давший у себя убежище чужеземцу, прибегнувшему под его защиту, прежде погибнет со всем семейством, защищая оного, нежели допустит до малейшего оскорбления.

С таким расположением умов, с такими возвышенными чувствами, хотя и необработанными еще рукою просвещения, Горцы соединяют также наклонность к торговле, и производят оную в соседственных с ними городах, преимущественно в Анапе, Поти, Моздоке, Кизляре, Екатеринограде, Владыкавказе и проч...

Главнейшие предметы привозимые Горцами для продажи и мены, суть следующие: Чекмени различных сортов из сукна собственного их изделия, [78] между коими есть отличной доброты, доказывающие искусство Горцев в приготовлении сукон; бурки разного рода и величины, всем известные; особого рода эпанчи из длинношерстного сукна, также весьма уважаемые; большое количество овечьей шерсти, коей отличная доброта происходит от особого средства, употребляемого к очищению оной, погружением овец по одиночке в реку ежедневно несколько раз. Кроме сего, мед, кожи, воск, волчьи, лисьи, медвежьи и беличьи меха, турьи и бычачьи рога; а в некоторых местах, окружающих Черное море: Рыба, рыбий жир и икра. Также всем известно, в каком особенном уважении и высокой цене находятся Горские лошади, по своей легкости, красоте и другим отличительным достоинствам.

Многие торговцы Кавказского Края, изучась различным наречиям Горцев, [79] проникают в самые отдаленные ущелья, и пользуясь святостью гостеприимства, производят торговлю с выгодами, едва вероятными, доставляя Горцам предметы, сделавшиеся уже для них необходимостью; на пример: соль, табак и вино, за которые они неоднократно продавали в неволю своих отцов и братьев. В особенности же, для употребления Князей, узденей и других достаточных лиц: круглые фески, цветной шелк и бумагу, одеяла, кофей, перец, инбирь, пряности, душистое мыло, винные ягоды, орехи, финики, оливки, белила, румяна, сурьму, черешневые чубуки, янтари, гребни; в большем же количестве: седла, оружие всякого рода, свинец, сталь, ножи, подковы, косы, сукна и покрывалы для женщин.

Из сего краткого обзора видно, что нужды Горцев, еще очень незначительные, могут легко быть [80] удовлетворяемы. Имея самые необходимые предметы для пищи и одежды, они мало нуждаются в предметах роскоши, которою обнаруживают только в своем оружии, испещряя оное чернедью, серебром, золотом и блестящими каменьями; но нужды их могут быть увеличены, и предметы роскоши сделаться необходимостью: тогда-то наступит истинная эпоха их преобразования и сближения с Державою, повелевающею окрестными странами, и имеющею возможность удовлетворить их новым потребностям, тем более, что в настоящее время Анапа, Поти и другие порты Черного моря, по берегам древней Колхиды, принадлежат России.

Тщеславие обладает Горцами в сильной степени, особенно между женщинами высшего класса, а потому ознакомить их с роскошью Европейскою весьма легко и можно; а соображаясь с их [81] вкусом и привычками постепенно довести их до того, что, не находя возможности удовлетворять своим прихотям внутри страны своей, они охотно согласятся на переселение, и тем приведут в возможность приступить к улучшению их участи и очищению неприступных мест от буйных и диких племен, заняв оные мирными жителями с внутренних Губерний России. Роскошь, превосходящая меру возможности, есть гибель для просвещенных Государств, но вместе с тем и первый шаг к образованию диких племен. Пока привычки, одежда и нравы сих последних находятся еще в первоначальной простоте, они, не нуждаясь в других народах, удаляются от общества с ними, делаются дикими; но почувствовав необходимость в предметах, прежде им незнакомых, входят в сношения с соседями, и сравнивая благую, [82] тихую и безмятежную их жизнь с своею, лишенною всех удовольствий, и занятою только раздорами, охотно сближаются, и делаются доступными просвещению и гражданственности. Вот одно из тех оснований, которое должно освоить Кавказских Горцев с Россиею, и прекратив их буйные набеги, сделать мирными гражданами, для своей и Государственной пользы.

Второе, важнейшее основание сей великой цели, есть введение между Горцами Христианской религии, научающей прощать врагов, забывать обиды и любить ближнего как самого себя. Введение ненасильственное, несходствующее с фанатическим умоисступлением покорителей нового света, водворявших религию мира и кротости мечом, огнем и неслыханными жестокостями, — но постепенное, ознаменованное терпением и добродетельною жизнью распространителей оной, [83] по примеру благодетельных миссионеров, своими усилиями, смирением и самоотвержением для блага небесного достигших до обращения в Христианство диких и свирепых жителей новой Голландии, Сандвичевых островов и других земель Австралии. Распространение Христианской религии между племенами Кавказа тем с большим успехом произведено быть может, что между оными еще заметны следы Христианства; например: Абхазы празднуют 25 Декабря, вместе с нами, праздник Рождества Спасителя; каждый год три дни сряду празднуют Пасху, и в сие время имеют обыкновение употреблять в пищу окрашенные яйца; празднуют также Троицын день. — Развалины древних церквей почитают священными, неприкосновенными, и клятва у сих развалин данная, считается непреложною.

Все сие ведет к заключению, что [84] усмирение Горцев, освоение их с просвещением и гражданственностью и образование из диких, неприязненных племен мирных подданных Российской державы, состоит в следующем: Ввести постепенно между оными, посредством торговых сношений, пристрастие к роскоши; сделать оную необходимостью, и озарить их светом Христианства. При сем нельзя ни вспомнить, что блаженной памяти Государь Император Александр Павлович, при даровании Высочайшего соизволения на учреждение торговых сношений с Горцами, по проэкту Г. Скаччи, в Указе 10 Октября 1821 года в 5-м пункте изобразить изволил: «Будучи уверен в возможности достигнуть, посредством торговли, до образования народов сих стран (Абхазии и Горцев) и отучить их от хищничества.»

Для достижения вышеозначенного, [85] ближайшее средство основать в Ставрополе, как главном городе Кавказской области, или во Владикавказе, как центральном пункте обоих флангов линий: Братство Миссионеров; ознакомить оное со всеми наречиями Кавказских племен, посредством Туземцев, служащих при Российском Правительстве в звании переводчиков, и потом отправлять сих миссионеров к Горцам, для проповедывания истин Христианства, но скрытно, под именем купцов — сословия, там уважаемого. (В 1750 году была учреждена Осетинская комиссия для проповедования Христианского Закона Горцам, но осталась безуспешною от того что проповедники были набраны без разбора из Грузинского и Русского духовенства и по их неискусству.) Миссионеры сии должны иметь с собою предметы роскоши как можно блестящие и могущие изумить Горцев своим великолепием и красотою. Товары сии, при пособии Правительства, променивать Кавказцам на их [86] произведения, с значительною уступкою против настоящей цены, приобретя чрез сие дружбу Горцев. Миссионеры могут им показывать способы употребления помянутых вещей, и обладая знанием языка, незаметным образом, между разговорами, описывать счастье мирных граждан, блаженствующих под кротким правлением мудрого ГОСУДАРЯ, неприкосновенность собственности под эгидою закона, великолепие городов Российских, а вместе с тем дать им чувствовать, что все сие проистекает от одного источника: Христианской религии. Необременяя их умы подробностями, описать сущность веры в немногих, но резких очерках. Все сии истины сообщенные в виде дружеского разговора, и будто невзначай, произведут сильное влияние на умы пылких Горцев. Не надо давать им чувствовать, что означенные, [87] разговоры имеют цель приготовительную; ибо они, по врожденной недоверчивости, тотчас возымеют подозрение. Несколько подобных поездок в горы сделают миссионеров друзьями Горцев и сблизят совершенно посредством Куначества. Тогда надо дождаться пока они совершенно им вверятся, что неминуемо последует; ибо, сравнивая тогда поступки других торговцев, к ним проникающих, их жадность, сребролюбие и дороговизну предметов, с кротким, дружеским обращением миссионеров и с дешевизною предметов важнейших, привозимых сими последними, они отдадут им полную справедливость; припоминая же их рассказы о блаженной жизни мирных Российских граждан, взглянут с отвращением на свою буйную, бедственную и беспокойную жизнь, и вероятно будут просить друзей своих, миссионеров, [88] оказать свое вспомоществование в сем случае; тогда-то сии последние найдутся в возможности объяснить им, что для сего нужно прибегнуть к покровительству ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА, и представать свою готовность ходатайствовать за них у ЕГО престола. Приготовленные таким образом Горцы, буде живут на равнинах, отдаленных от главных путей сообщения, могут быть оставлены на тех же местах, и, при пособии Правительства, получить потребные на первый случай жилища, особенно великолепнейшую церьковь в каждом значительном селении; равно способы для удовлетворения новых нужд своих, бывших прежде для них неизвестными. Такие Аулы будут гораздо важнейшею опорою для России, нежели все места, занятые силою оружия. Миссионер, находящийся в каждом селении, примером добродетельной жизни [89] должен удерживать их от возвращения к прежним привычкам, быть между ними как чадолюбивый отец семейства, коего благие намерения поддерживаются Правительством. Один таковый аул будет залогом усмирении целого племя, которое, увидя счастливую жизнь своих соседей, без сомнения, захочет воспользоваться милостями Русского Правительства возымев об оном высокое понятие. Мало по малу образованность, делая между Горцами, успехи сгладят следы вековой дикости, и сделает из них мирных и полезных граждан. Для распространения еще более между ними гражданственности, можно убедить сих новых поселенцев отдавать своих детей и родственников в учение разным мастерствам и художествам, при пособии Правительства. Сии последние ознакомясь в столицах и значительных городах с [90] выгодами просвещенной жизни, будут иметь способы, посредством трудов своих, доставлять пособие своим родственникам, и еще более сблизить их с Россиею, равно как с просвещением и гражданственностью. Посещение же Русскими, водворенными на Кавказской линии вновь преобразованных аулов, брачные союзы с сими Горцами еще более укрепят звенья цепи прочного союза, и должны быть наиболее поощряемы.

Те же из аулов, которые находятся вблизи наших путей сообщения и на местах неприступных, склонить постепенно к переселению внутрь России с столь очевидными выгодами, чтоб они не могли сомневаться в благодетельном намерении Правительства; посему можно наперед пригласить одного или двух депутатов из аула для осмотра предназначаемого к переселению [91] места; — на землях же, прежде ими занимаемых вблизи наших путей сообщения, водворить Русских поселян; а места неприступные предать запустению. Князьям и дворянам Горским новообразованных аулов дозволить вступление в Гражданскую и военную службу России, стараясь помещать их не отдельно, а между Русскими чиновниками; простолюдинам дозволить пользоваться правами, и преимущественнами купеческого и других сословий, а художникам и мастеровым, сопряженными с их званием выгодами; при церквах устроить училища для обучения Русскому языку, и хотя сначала отправление божественной службы производить на языке Горцев, но постепенно доводить до того, чтоб они оставили свои наречия и знакомились с языком Русским, который в их потомстве будет уже языком господствующим; ибо их разнообразные [92] наречия, не имея письмен, легко забудутся. При первоначальном освоении Горцев должны быть начертаны особые правила для управления оными; правила немногосложные, простые удобопонятные и написанные согласно основных правил Христианской религии; ибо требовать от Горцев, чтоб они понимали все тонкости, обряды, формы и правила Европейского судопроизводства значило бы требовать невозможного, раздражать без причины и ниспровергать едва начинающие воздвигаться здания общественного блага. Жители Закавказских областей уже более знакомые с образованностью, тяготятся означенными формами, совершенно для них чуждыми, а тем более будут тяготиться оными племена, едва выходящие из первоначальной дикости.

Не скажу, что бы подобное преобразование могло быть произведено без [93] величайших пожертвований и потерь; но исчислив все будущие выгоды, от сего произойти могущие, должно согласиться, что польза выше потерь почти без сравнения.

Обозрев здесь вкратце способы и важность колонизирования Кавказского Края, коего неисчислимые выгоды и средства будут показаны отдельно при описании провинций, оканчиваю сию статью усердным желанием, чтобы благонамеренные мои соотчичи обратили внимание на новые способы, им открывающиеся, для достижения польз отечества и своих собственных. Я почту себя счастливым, если предположения мои, основанные, на знании местных обстоятельств и на стремлении к благу общественному, озарят новым блеском богатый во всех отношениях Закавказский Край, остающихся доселе в [94] непростительном забвении, при всех благотворительных мерах мудрого Правительства.

______


II.

ОБЩЕЕ ОБОЗРЕНИЕ КАВКАЗСКОГО КРАЯ, ПРИНАДЛЕЖАЩЕГО РОССИИ.

Положение, границы, пространство и наружный вид.

Кавказский Край, принадлежащий России, лежит между 43° 30' и 39° 8' Северной широты и между 54° 2' и 67° 25' долготы от острова Ферро на Восток. Граничит к Северу: с Землею Донских Козаков; к Северо-востоку: с Астраханскою Губерниею. Пограничная черта идет от Востока на Запад сначала по реке Куме, от впадения ее в Каспийское море вверх, потом по диагональной линии на Север продолжаясь по направлению реки Манычь и образованным оною Лиманом; оттуда поворачивает круто на Запад по р. [98] Средний Егорлык, и от устья оной идет перпендикулярно на Юг; наконец по границе Ростовского уезда соединяется с Азовским морем; к Востоку: Каспийское море; на Запад: Азовское и Черное море; на Юго-запад: владения Азиятской Турции. Пограничная черта идет от креп. Св. Николая прямо на Восток; но не в дальнем расстоянии от крепости Ахалциха склоняется диагонально к истоку реки Арпачая до креп. Аджибайрама; оттуда образует полукружие, простираясь по высочайшим пунктам Араратского хребта до впадения р. Альзас в Араке. От сего места выпуклая черта образуемая Араксом до Брода Эдибулук служит пограничною чертою от Персии на Юге и Юговостоке; отселе пограничная черта идет на Юговосток, разрезывая Муганскую степь на расстоянии 17 верст; потом перпендикулярно на Юг [99] до Шах-шапа 30 верст; отсюда поворачивает на Ю. ЮВ. до реки Саракамыша, и по оной на Запад 12 верст, от впадения в Саракамыш р. Барзена прямо на Юг 10 верст; потом 43 версты на Югозапад до горы Чичеглу. На сем расстоянии пограничная черта идет сначала по р. Барзену до ее истока; потом по ущелью гор; от сего места на Восток в дугообразных извилинах, мимо Асабирских и Мердисихских гор, по прямой линии, считая 56 верст; потом от горы Лако идет на Юговосток 50 верст, и достигши речки Рукучай, круто поворачивает на Восток и соединяется с Каспийским морем. В сем месте черта, идущая по р. Рукучай, составляет всего 4 версты, длина всей пограничной линии от Персии и Турции, считая все изменения 890 верст. [100]

Фигура Кавказского Края есть очень неправильный восьмиугольник с большими изменениями. Пространство оного полагается всего около 460.000 квадратных верст. Самая большая широта на прямой линии от Апшеронского мыса до впадения р. Чорохи в Черное море около 700 верст, а самая большая длина от дуги Аракса до р. Кумы 850 верст.


Естественное разделение.

Высочайший хребет Кавказских гор, главною своею цепью, простирающеюся с Востока на Запад, в виде тупоугольного треугольника, разделяет естественно Кавказский Край, принадлежащий России, на две части, из коих в Северной находятся: Кавказская область, Земля Войска Черноморского и Дагестан, а в Южной: Грузия и все остальные области. [101]


Нынешнее политическое разделение.

Области под управлением Российских Начальников: Грузия (Карталиния, Кахетия, Бомбакская, Борчалинская, Шамшадильская, Казахская и Шурагельская дистанции и Елисаветпольский округ). Армянская область, (бывшие Ханства Эриванское и Нахичеванское). Военный округ Дагестанских провинций (Ханства Кубинское, Бакинское и Дербент). Имеретия, Ахалцихская область, область Чарская и Белоканская, Кавказская область и земля Черноморских Козаков. Области, имеющие особых владельцев и состоящие под покровительством России: Мингрелия, Гурия, Абхазия, мелкие владения в Дагестане, Горские народы.


Кавказские горы.

В Физическо-Минералогическом виде. Хотя весь Кавказский Край покрыт [102] многоразличными отраслями гор во всех направлениях, но все они есть только отроги двух главных хребтов Кавказского и Араратского; — сего последнего только одни южные предгорья входят в состав описания Кавказского Края.

Кавказский хребет начинается от впадения р. Кубани в Азовское море, потом, идя диагонально на Юг, служит естественною границею Абхазии от Горских народов, называемых у нас Закубанцами. Приблизясь к северной части Мингрелии, принимаешь прямое направление на Восток до сел. Рича; от оной идет перпендикулярно на Юг, и вдавшись немного в Ширвань, следует в косвенном направлении к Апшеронскому полуострову, близ коего переходит уже в равнины. Предгорья сего хребта на Север достигают реки Малки, Кубани, западновосточного [103] направления р. Терека и тех огромных степей, простирающихся от пределов Кавказской области к Волге и Дону; а на Юг, разрезываясь иногда большими плоскостями, соединяются с предгорьями Араратского хребта.

В Геологическом виде. Горы сии следуют нижеозначенным порядком с Севера: Первые низкие предгорья, перерезанные плоскостями; потом известковый хребет, немного их превышающий; за оным Шиферный хребет; с довольно высокими горами, потом высочайший хребет вечно-снежных гор; за оным Южный Шиферный хребет возвышеннейший Северного с большими плоскостями и утесами; потом Южный известковый хребет весьма плоский, а потом Южные предгорья на небольшом протяжении.

В Минералогическом отношении. Первые предгорья состоят по большой [104] части из земли, песчаника и некоторой части красноватой глины, особенно у русла рек и по отлогостям. В тех горах, которые состоят из одного песчаника, находится сера, серный колчедан, горное масло, соляные источники, серокислая магнезия, квасцовая и купоросная земля, селенит и тому подобные ископаемые, принадлежащие к горам среднего образования.

Северный известковый хребет, имеющий вообще косвенное направление, состоит исключительно из известняка беложелтоватого и сходного с мрамором; обширные плоскости на вершинах покрыты большею частью глиною. Несмотря на признаки жил, руд вовсе нет.

Северный шиферный хребет заключает в себе свинцовый блеск, содержащий в себе серебро и медные колчеданы в кварце и шпатовых жилах, и богат рудами к стороне Осетии. [105]

Хребет снежных гор, из коих высочайшими пунктами почитается Ельборус и Казбек, состоит из голых вершин и скал, покрытых большую часть года снегом, который на Ельборусе, Казбеке и других пунктах не сходит во весь год. Горнокаменная порода оного есть гранит, весьма разнообразной видом, цветом и удельною тяжестью. В том же разрезе, который представляет военно Грузинская дорога, низменности сего хребта показывают пласты зеленоватого гранита с белыми пятнами и полосками полевого шпата.

Южный Шиферный хребет, кроме основной горной породы шифера или сланца, заключает в себе: крупный зеленоватый порфир, образованный из смешения яшмы с полевым шпатом, буросерый роговик, лучистый свинцовый блеск в кварце, крупный [106] свинцовый блеск, доставляющий свинец, медный колчедан, опермент, серный и мышьячий колчедан и яшму.

Южный известковый хребет, в Западной части, заключает яшмовую породу на несколько верст пространством; плоскости на вершинах и по скатам покрыты глиною желтого, красного и синего цвета. В числе ископаемых: слюда, красный железистый камень, серый песчаник, бурый траповый камень, молочный кварц, полевой шпат, ленточной и полосатый туф, железный купорос, охра, мергель, кремнистые жилы с железняком и с сандараком, мышьячьи колчеданы и кровавик, доставляющий железо.

Южные предгорья, состоят большею частью из песчаных утесистых предгорий, переходящих потом скалисто в равнины, каменистые и песчаные на юге, а глинистые на западе. [107] Заключает в себе все сорты и роды песчаника, краснобурую яшму, слюду, мергель, кварц, цеолит, железную охру, синюю железистую и зеленоватую глину, весьма редко кварц и каменный уголь. Предгорьи сии естественно делятся на две части, из коих Северная ниже южных, и зимою покрыта снегом, коего на первых не бывает.

В ботаническом отношении. Северные предгорья изобильны лесом, исключительно в низких местах. В особенности произрастают на оных: Буковое дерево, дуб, ильма, ольха, омелы; Деревья сии заметны и на известковом хребте Шиферный, северный хребет также очень богат лесом, состоящим наиболее из сосны и березы; часто попадается и обыкновенный тис. Южные Шиферные горы имеют те же произрастения, какие и Северные. На Южных известковых горах [108] произрастают: дуб, бук, ильма, яблони, груши и проч. Южные предгорья не так обильны лесом как северные, но за то изобилуют фруктовыми деревьями: грушами, сливами, айвою, черешнями, миндальными, персиковыми и другими; в числе обыкновенных: белый и красный бук, ильма, орешник, а из кустарников: боярышник; держи-дерево, терн и другие растения, свойственные Альпийским горам; равно и можжевельник находится на средней вышине Шиферных Южных и Северных гор.

Южные предгорьи Араратского хребта, имеют свое главное протяжение на Восток по правому берегу Аракса, а на Северозапад по левому берегу Арпачая. В минералогическом отношении сходствуют с Южными предгорьями Кавказа, ибо состоят исключительно из песчаника, а на высотах из глины; известняк попадается часто. В [109] горах сих находятся: медная зелень, железняк, железный блеск, кубической шерл, смоляная обманка, квасцовый шифер, кровавик, серая медная руда, имеющая серебро, кубоватый свинцовый блеск с малою частью серебра, многие медные рудники, также незначительные руды свинца, железа и цинка, бурокрасная железистая глина, кошечье золото, яшменная порода, белый полевой шпат, черный столпчатый шерл, зеленоватая роговая обманка и жерновой камень.


Леса.

Пространство между Тереком и Сунджею, значительная часть Имеретии, Мингрелии, Абхазии и Ахалцихской провинции, в особенности Боржомское ущелье покрыты величайшими лесами. Центр и восточная часть мало имеет лесов, [110] а часть южная почти совершенно безлесна, если исключить виноградные и фруктовые сады, возрощенные руками человека.


Реки.

Главные реки Кавказского Края: Кура, Аракс, Рион, Терек и Кубань.

Кура известна у древних Географов под названием ир, иногда урь, орос и орешь. Грузины называют оную Мтквари. Хотя по словам Страбона имя сей реке: ир дано Персидским Монархом сего же имени, но оное кажется очень сомнительным, а всего вероятнее, что название: ур произошло испорченно от слова: Гур (солнце) и означало в аллегорическом виде благодетельное действие Куры в Закавказском Крае. Сия знаменитая река выходит из подножия Карских гор под [111] 38° 50' северной широты, в 50 верстах по прямой линии на Север от креп. Ардануджи, направляясь сначала на Запад, течет около 40 верст узким ущельем возвышенного хребта гор, большую часть года покрытых снегом, потом поворачивается на север, и образовав выпуклый угол, приближается к Ахалциху, но не доходя до оного 5 верст, принимает реку Ахалцих-чай, и наклоняется к Северовостоку. Около креп. Ацхура течет между громадных гор Боржомским ущельем по направлению на Восток. Перейдя границу Ахалцихской провинции, втекает в Карталинию, по направлению на северовосток до замка Сурама; оба берега ее круты и лесисты. От Сурама к Гори течет она почти совершенно на Восток и тогда правый ее берег образует не возвышенное протяжение горного хребта, а левый берег луговой. От Гори до [112] Тифлиса принимает уже направление на Юговосток и становится не столь быстрою, ибо русло ее расширяется, но берег правый продолжает быть нагорным, а левый луговым. Приняв Арагву у Мцхета, Кура увеличивается в быстроте, но не надолго, ибо за 7 верст от Тифлиса, у замка Соганлугского, заметно течет тише и постепенно становится шире, ибо берега переходят в равнины до самого соединения оной с р. Иорою и Алазанью, продолжая течь на юговосток. Тут увеличенная водами означенных рек, равно прежде принятой Кции, а на границе Карабахской Тертера; делает небольшой поворот на Север и течет на Восток до соединения своего с Араксом у Джевата, имея опять высокие берега, образуемые с правой стороны горами Карабахскими, а с левой южными предгорьями Кавказа. От Джевата, Кура [113] течет по Муганской равнине направляясь на Ю. Ю. В. В сем месте оба берега лесисты; покрыты болотами и тростником. Кура впадает тремя рукавами в Каспийское море и Кизиль-Агачский залив оного, расстоянием от южного рукава до острова Сары, в 12 верстах. Кура принимает почти все реки Закавказского Края, исключая тех, которые, стремясь на запад, впадают в Рион. О всех сих реках будет упомянуто подробно при описании провинций отдельно. Самая большая ширина Куры, у Джевата, 70 сажень, а длина всего течения, примерно, до 800 верст.

Аракс называется по-Армянски Эрасх, по-Грузински Рахзи, по-Персидски и по-Турецки Араз или Раз. Вытекает из гор, древле называемых Абос, в новейшие времена Бинггёль, а в простонародии Хныскими, ибо оные находятся в Хныском Санджаке. [114] Исток оного образует ключ, бьющий с шумом вверх и потом текущий ручьем по ущелью, образуемому каменистым кряжем гор, принадлежащим к среднему образованию; из западной покатости коего, верстах в 40 на запад, вытекает р. Чороха (Акампсис древних). Сначала Аракс идет совершенно перпендикулярно с Севера на Юг, но у деревни Кеприкев, в расстоянии 18 верст на Восток от кр. Гассан-кала, приняв реку Гассан калссу, весьма часто принимаемую за источник Аракса, круто поворачивает на Восток, и течет сперва по долине, но не доходя до Хоросана, главного селения Нижнепасинского Санджака, стесняется с обеих сторон невысокими горами, из коих лежащие на правом берегу есть предгорья Араратского хребта. От границы Карского Пашалыка поворачивает на Северовосток, и протекает через [115] плодоносный Кагизманский Санджак, изобилующих всякого рода фруктовыми деревьями, которых нет ни в остальной части Карского, ни в Арзерумском Пашалыках. Приняв в себя р. Арпа-чай, идет прямо на Юговосток, и до Аббас Абада течет по равнине. От сей крепости до селения Джульфы, стесненный скалистым ущельем, несется по направлению на Юг с ужасною быстротою и шумом, образуя многие пороги. В сем протяжении правый его берег состоит из предгорий Араратского хребта. От селения Джульфы до селения Акулис образует дугу, имеющую 82 версты в диаметре, и обгибает оною Нахичеванскую провинцию, составляя границу оной от Адзейбарджана. От сего места идет в больших извилинах на Северовосток, мимо Муганской степи, составляя границу Карабахской провинции от Персии, и наконец, у Джевата, [116] соединяется с р. Курою, под углом 40°, смешавшись с оною, впадает в Каспийское море. Самая большая широта Аракса есть против селен. Джульфы, в полноводье 60 сажень, а всего пространства течения примерно, около 600 верст. Подробности о впадающих в оную реках будут показаны при описании провинций отдельно.

Рион, знаменитая река в древности, носившая название Фаза, на берегах которой жили Греческие колонии Пелазгов, производившие важную торговлю с Индиею через Закавказский Край. Страббон, Плиний, Арриенн согласно упоминают о существовании в оной золотого песка. Замечания Графа Мусина-Пушкина, и даже народные предания, не отвергают сей истины, хотя теперь не существует и малейших признаков. Река сия имеет свой исток верстах в 40 от Мес.цес на [117] Востоке, из ущелья, образуемого Южным Шиферным и Снежным хребтом Кавказских гор. Сначала течет узким и глубоким ущельем до Они а в сем месте поворачивая постепенно на Запад идет между горами, но русло ее распространяется свободнее; потом наклоняется на Ю. Ю. З. и протекши мимо утаиса, поворачивает круто на Запад и течет между известковым южным хребтом и предгорьями хребта Кавказского. Приняв р. Квирилу, делается судоходною, и течет уже по равнине, делая большие кривизны до самого своего впадения в Черное море, у Поти: служа в сем последнем случае, на расстоянии 26 верст, границею между Мингрелиею и Гуриею. Главная ширина Риона, после принятия р. Квирилы, до 50 сажень. Все течение Риона, полагая по прямой линии, составляет около 220 верст. Но если считать все [118] кривизны, им образуемые то будет гораздо более. О реках, впадающих в Рион, будет сказано подробно при описании Мингрелии, Имеретии и Грузии.

Терек. Теркх по-Армянски, Терек, по-Персидски и Турецки, а по-Грузински Терги и Ломехи вытекает из высочайшего хребта Кавказских гор в Осетинской волости Тирсау под 43° 24' северной широты. Чрезвычайная наклонность, по коей течет сия река, от самого ее истока до того места, где выходит из предгорий Кавказа на равнину у Владыкавказа, составляющая пространство до 70 верст, причиною необыкновенной быстроты, с коей несется она во всем означенном протяжении, сходствуя с водопадом, и увлекая огромные камни. Сначала стремится на Восток, но приняв в себя реку Арадону склоняется уже к Северозападу. Оба берега ее [119] течения в горах образуют каменистые огромные утесы, особенно у селения Степанцминда и в Дарьельском ущелье. Постепенно выходя из гор и принимая круто направление на Северозапад, оная идет большими извилинами, и часто переменяет направление. Быстрота ее мало чем изменяется, и в то время, когда, продолжая течь по равнине, образует дугу. Приняв у Екатериноградской станицы р. Малку, обращается на восток, и протекая мимо Моздока, делает потом поворот на Юговосток. Приняв в себя р. Сунджу, еще более увеличивается в быстроте, и при самом Кизляре, разделяется на три рукава, из коих каждый особо впадает в море. Южный рукав сохранил название Терека, хотя прежде и назывался Аксай, длина его от Кизляра 60 верст, а направление прямо на Восток. При впадении в море, оный разделяется на [120] многие протоки образуя чрез сие острова. Средний рукав, имеющий почти то же направление и расстояние, начинает высыхать, почему и называется от Татар сухим Тереком (Кура Терек.) Самый северный рукав именуется Борозда, и состоит из трех источников: двух впадающих в море по направлению на Север и одного на Север-северо-восток. Сии протоки образуют острова. Длина течения Терека, от самого истока до впадения оного в Каспийское море, с небольшим 550 верст, самая большая ширина его, против Маздока, 67 сажен. О впадающих в оную реках будет сказано при описании Кавказской области.

Кубань, известная в древности под именем Гипанис и Алардае, упоминаемая Птоломеем под названием Вардана, а у Хазаров Укруг, вытекает из болот северных предгорий Кавказского [121] хребта, в недальнем расстоянии от горы Эльборуса, образуясь сначала из слияния многих источников. Течет на Север до преградного стана, а от оного наклоняется на Северозапад до принятия р. Уруха. От сего места до Ред. Григориополис идет большими изгибами на Север. От Григориополиса до кр. Кавказской образует течением на Запад дугу, которая имеет до 25 верст в диаметре. От кр. Кавказской идет на З. З. Ю., склоняясь постепенно к Югу до Усть-лабинской крепости. От сей последней, до впадения в море, служит границею между землею Черноморского войска и Горских народов, носящих посему название Закубанцев, А от Усть-лабинской крепости до г. Екатеринодара весьма мало склоняется на Юг. От Екатеринодара начинает делать большие извороты; и в 25 верстах от оного, образовав величайшую кривизну [122] поворотом к Северу, начинает течь круглообразно на Запад до креп. Копыла; от оного же разделяется на два главные рукава, из коих первым впадает в Азовское, а вторым в Черное море, делая три залива: Кубанский, Темрюкский и Ачуевский. Посредством сих лиманов р. Кубань образует острова: Ачуевский и Таман. Все течение Кубани составляет свыше 500 верст. Что же касается до рек, впадающих в оную, то о них будет подробно упомянуто при описании Кавказской области.


О6щие замечания о сих реках.

Кура, замерзает очень редко, и подобный случай считается эпохою Закавказом. Прибыль воды главнейше бывает в первых числах Мая, когда начинает таять снег в горах, из коих оная истекает. Со времени [123] поступления Грузии в подданство России, Кура в Тифлисе замерзла настоящим образом, только два раза в 1818 и 1832 годах; из коих в первом, лед был так толст, что дозволял свободно по оному переезжать верхом, чему жители крайне удивлялись. Но далее Тифлиса сие обстоятельство никогда уже не случается. Окрестности Куры к Елисаветполю и выше имеют признаки золотоносных россыпей, о коих любопытное исследование Г. Боскобойникова было напечатано в Тифлисских ведомостях. Кура до Тифлиса чрезвычайно быстра, даже и в Тифлисе переезжать оную поперек невозможно, по причине быстроты; после стечения с Алазанью и Иорою течет тише, а от Джевата, где соединяется с Араксом, становится судоходною для плоскодонных Киржимов. Плоты дровяного леса пригоняют в Тифлис из Боржомского ущелья [124] только весною; впрочем не всегда безопасно. Вода в Куре считается здоровою; рыбы множество у ее устьев, но в Тифлис заходит уже только одна мелкая.

Аракс чрезвычайно быстр от самого истока до впадения в Куру; изобилует порогами и камнями, и никогда не может быть судоходным; даже и рассказы древних писателей о том, что по оному плавали на лодках с товарами, кажется, есть басня. Судя по описанию Армянских историков о прежнем течении Аракса в Эриванской провинции, видно какое изменение произошло в направлении сей реки, ибо она, отклоняясь на 25 верст на Юг от прежнего русла, уступила то место, которое занято ныне богатым Гарнибазарским Магалом. Аракс изобилует бродами во всех местах. Вода в нем вообще тинистая, мутная и нездоровая. [125] Главная прибыль воды начинается с Марта и продолжается по Июнь; ибо в сие время происходит таяние снега в горах, из коих оный истекает. Рыбы в нем очень мало.

Рион сначала быстр, но постепенно становясь тише; от стечения своего с Квирилою делается уже судоходным до самого моря. Вода в нем хотя вообще мутна, но почитается здоровою. Рыбы много, но жители не ловят оную, не известно по каким причинам. Река сия никогда не замерзает. Во время же таяния снега на южном Шиферном хребте Кавказа прибывает, и тогда в низких местах выходит из берегов.

Терек замерзает очень редко и то в низменных местах, от конца Декабря до начала Февраля; при истоке же своем, уподобляясь водопаду, разламывает с треском льдины, налагаемые [126] на его воды сильною зимою, владычествующею в горах Кавказских. Во время таяния нагорных снегов, возвышаясь до 12 футов, выходит из берегов у Кизляра. Быстрота его причиною, что вода вообще в нем иловатая и мутная; впрочем она почитается здоровою. В Тереке, начиная от Владыкавказа к Кизляру, ловится много рыбы, особенно лососи и шамая.

Кубань по большой части течет по камням, хотя быстро, но гораздо тише Терека, от чего имеет светлую и здоровую воду. В вершине ее вообще много отмелей и ила. Кубань замерзает ежегодно в Ноябре, и вскрывается не ранее начала Марта. Увеличенная водами горных ручьев, во время таяния снега, выходит из берегов в нижних местах. У устьев Кубани ловятся в изобилии: осетры, белуги, стерляди, севрюги и другие рыбы, [127] доставляющих порядочный доход Черноморским козакам. Река сия также имеет много бродов, особенно в вершине.


Озера.

Самое большое озеро Кавказского Края есть Гокча (древн. Севанга) в Армянской области; за оным следует по порядку Балгастон в Мингрелии, а потом соляные озера Ширванские и Кавказской линии; потом озера Талышинские по правому берегу Куры, и наконец озеро Морц в Талышинской провинции у Каспийского моря. Все оные будут описаны при обозрении означенных провинций отдельно.


Равнины.

Главнейшая равнина во всем Закавказском Крае есть, так называемое, Ширакское поле в Кахетии, богатое [128] тучными пастбищами, служащими для прокормления огромных стад Горских народов: Пшавцев, Хевсурцев, Тушинцев и Теулетинцев. Ограниченная слиянием р. Куры с Иорою и Алазанью, равнина сия имеет в площади более 2500 квадратных верст. Другая равнина находится в Ширванской провинции, и будучи ограничена с Запада р. Аксу, с Севера Дагестанскими горами, с Юга ущельем р. Куры, а с Юговостока Каспийским морем, составляет плоскость более 4000 квадратных верст, которая в иных местах перерезана небольшими возвышениями. Третья, не весьма значительная, равнина простирается между Северовосточным предгорьем Карабахских гор и правым берегом р. Куры вдоль границ Карабахской, Ширванской и Шекинской провинций, имеющая в плоскости до 600 верст. Наконец равнина, находящаяся [129] в Кавказской области и ограниченная Северными предгорьями хребта Кавказского к Югу, к Западу Азовским морем, к Востоку Каспийским, а к Северу пограничною чертою Кавказской области от Земли Донских Козаков, образует плоскость, состоящую более нежели из 80,000 квадратных верст. Все оные будут описаны подробно при обозрении провинций отдельно.


Почва земли.

Почва земли весьма разнообразна и многоразлична, как в отношении свойств грунта так и в отношении к прозябению, а потому будет описана подробно при обозрении каждой провинции отдельно. Вообще же можно сказать, что в Кавказском Крае, принадлежащем России, большая часть почвы каменистого и песчаного свойства особенно за Кавказом, [130] напротив же того, Северная покатость Кавказского хребта богата черноземом, Западная часть глиниста и болотиста, а берега рек, текущих по низменным местам изобилуют тучными пастбищами.


Климат.

Многоразличные изменения гор, покрывающих Кавказский Край, во всех отношениях, причиною, как я заметил выше, что оный заключает в себе все климаты, начиная от хладного неба Финляндии до палящих жаров экваторных стран; а потому нет возможности изобразить оный в общем очерке, а будет описан по провинциям. Впрочем оный заключает две полосы: Северную и Южную (исключив горы); в последней природа могущественнее и приближается более к [131] природе стран тропических, а Северная сходствует с Южными Губерниями России.


Главный путь сообщения.

Через Закавказский Край проходит главный путь из России в Персию. Путь сей начинается у реки Средний Егорлык, и кончается у Джульфской переправы через Аракс, составляя всего протяжения 1073 версты. Оный идет следующим порядком:

От Средне-Егорлыкского карантина до Ставрополя 198 верст. Дорога пролегает по равнине, удобна для проезда экипажей во всякое время года.

От Ставрополя до Александрова 7 версты. Дорога принимает направление на Восток; вообще хороша; но во время дождей делается затруднительною от чернозема, коим сии места изобилуют. [132]

От Александрова до Георгиевска 71 верста; дорога ровная равниною по направлению на Юговосток; переправа через р. Куму.

От Георгиевска до Екатеринограда 80 верст. Через станицы Линейных Козаков. Начало первых возвышений, составляющих первые покатости Северных предгорий Кавказа. У Георгиевска переправа через р. Подкумок, чрезвычайно быструю, которая во время дождей и весною, при разливе воды, очень затруднительна.

От Екатеринограда до кр. Владыкавказа 105 верст. От Екатеринограда проехав карантин и переправившись через р. Малку, дорога идет через земли независимых Горцев. Почему приняты предосторожности: все путешественники собираются вместе и следуют под прикрытием военного конвоя и орудия, в 4 дни, останавливаясь [133] для ночлега в нарочно для сего построенных крепостях: Пришеб, Урух и Ардон.

От кр. Владикавказа до Тифлиса, главного города Грузии, 178 верст. Дорога сначала верст 6 ровная, до башни укрепления Реданта, потом начинается подъем на Кавказский хребет, сопряженный с большими трудностями, не смотря на улучшения, производимые ежегодно попечительным Правительством. Северный подъем до высочайших пунктов на сей дороге: Гут-горы и Крестовой, исключая трех месяцев в году, покрытых снегом; гораздо труднее Южного. Помянутое пространство состоит из каменистых голых скал и узких ущелий, по которым пролегает дорога большею частью параллельно с берегом Терека. Поднявшись на Гут-гору, предстоит крутой и обрывистый спуск, продолжающийся более 2 верст. С [134] сего места дорога делается шире, лучше, и хотя все идет горами, но уже не столь высокими, а покрытыми лесом. Не доезжая 21 версты до Тифлиса, у Мцхета, где р. Арагва впадает в Куру, есть две дороги: одна через Арагву в брод, а другая через Куру по древнему мосту. Первая хотя лучше, но не всегда удобна, по причине быстроты Арагвы.

От Тифлиса до кр. Джелал-Оглу 108 верст. Сперва дорога ровная, на коей находятся небольшие возвышения, потом переправа чрез р. Алгетку. весьма быструю, но неширокую. У замка Колагир переправа через р. Кцию или Храм. На границе Бомбакской дистанции начинается подъем на хребет Ахзебиук довольно пологий, но на вершине горы, дорога затруднительна; потом спуск с того хребта продолжается до самого селения Гергер, в 10 верстах [135] от Джелал-оглу. У сей последней переезд через Каменную речку, имеющую каменистые и крутые берега, неудобные для подъема и спуска; в случае же дождей трудность увеличивается еще более. От Джелал-оглу, находятся три дороги к Эривани: одна на Гумры, другая через Дилижанское ущелье, а третья берегом реки Абарани. Первая удобнее всех, но весьма продолжительна, ибо составляет более 200 верст. Вторая удобная для проезда только летом, а третья гораздо короче и большую часть года удобная. Сия последняя составляет всего 110 верст. Все сии дороги идут соединенно по долине, и потом чрез огромную гору Безобдал, с которой спуск равно и подъем труден и продолжителен. От деревни Кишляки сия последняя дорога поворачивает в Бомбакское ущелье и идет между гор по довольно широкому промежутку, большею частью по [136] направлению р. Абарани; а от селения Аштарак уже по ровной долине, каменистой, до самой Эривани, чрез м. Эчмиадзин. У Эривани переезд по мосту через р. Зангу.

От Эривани до Нахичевана 132 версты. От Эривани по направлению Северного берега Аракса, а потом до самого мест. Давалу дорога идет долиною, имея главным затруднением переправу через множество маленьких речек, текущих в Аракс с левой стороны. От Давалу же почти до самого Нахичевана идет горами составляющими южные предгорья Кавказского хребта. У границы Нахичеванской провинции переправа чрез р. Арпачай и чрез мелкие реки, в оную впадающие. За 4 версты не доезжая Нахичевана, дорога идет по равнине: но она вообще удобна для экипажей от самой Нахичеванской границы.

От Нахичевана до Джульфской [137] переправы 18 верст едут сначала по равнине, окружающей Нахичевань, через р. Нахичеванчай и впадающие в оный маленькие реки, потом горами по ровной и удобной дороге, чрез р. Аланджа-чай. Через Аракс при Джульфской переправе устроены паромы, поднимающие до 30 пуд. Ширина Аракса в сем месте бывает летом 30, а весной, во время таяния снега, 60 сажень.

От Джульфской переправы до Тавриса считается 147 верст; дорога идет диагонально на Юго-восток через Г. Маранд, и хотя вообще горами, но довольно ровна и не представляет больших препятствий.

Другой важный путь лежит от Каспийского до Черного моря, через Мингрелию, Имеретию, Грузию, Елисаветпольский округ и Карабахское ханство; — об оном будете сказано ниже, под статьею: Торговля; а о [138] прочих путях сообщения упомяну при описании провинций отдельно.


Жители.

Народонаселение и разделение народа по классам и происхождению.


Народонаселение Кавказского Края, принадлежащего России, простирается до 1,938,500 душ, в следующем порядке; Кавказская область 122,500; Черномория 60,000 душ; Грузия, собственно так называемая, 280.000; Горские народы: Закубанские Черкесы, Кабардинцы с подвластными им народами, Осетины, Чеченцы, Кисты, Кумыки и проч. 350.000; Елисаветпольский округ 35.000; Мингрелия 90.000; Имеретия 123.000; Абхазия 52.000; Ахацихская провинция до 30.000; Военный округ Мусульманских Дагестанских провинций (Кубинское, Бакинское и Дербент) 46.000; владения, [139] состоящие под покровительством России в Северном Дагестане до 200.000; Чарская и Белоканская область 40.000, Военный округ Мусульманских провинций (Карабах, Шекинское и Ширванское и Талышинское); 260.000. Армянская область (провинции Нахичеванская и Эриванская) до 100.000; владения независимых Лезгин вместе с владением Аварским до 150.000, что в круглом счете составляет по 5 душ на квадратную версту.


Разделение народа по классам.

Во всем Кавказском Крае существуют многие классы, в отношении политических прав совершенно различные, по нижеследующему порядку:

Владетельные особы.

Владетель Мингрелии; владетель Гурии; владетель Абхазии; Шамхал Тарковский; Хан Казыкумыкский; Хан Аварский; Уцмей [140] Каракайдакский; Кади Табасаранский; Султан Элисуйский; Князья Горские.

Князья

Князья в Грузии называются Тавади, и имеют крепостных крестьян. Между Татарами носят название Беков и Мурз и имеют владение землями, на коих живущие крестьяне свободны.

Дворянство.

Дворянство в Грузии называется Азнауры; между Горцами Узден; между Татарами носят название Беков и Мурз.

Мелихи.

Пять владетельных прежде домов в Карабахе, получивших сие название от Шаха Аббаса великого, и называемые вообще Хамчинскими Мелихами.

Духовенство.

Грузинские и Армянские Архиепископы, Эпископы и священники. У Армян [141] есть свой Патриарх, пребывающий в Монастыре Эчмиадзине. У Татар главное лицо Муштенд, под ведением коего находятся все Ахунды и Муллы Сунитской и Шиитской сект, живущих в принадлежащих России областях.

Торгующее сословие, ремесленники и промышленники.

Не имеющие однако ни гильдии, ни другого почетиого наименования, а носящие вообще название жителей такого-то города, а в Грузии Мокалаков.

Церковные крестьяне.

Исключительно в одной Грузии, и составляют две трети народонаселения Кахетии и одну треть Карталинии. Они произошли следующим образом: водворением переселенцев из соседственных Турецких и Персидских областей на землях, дарованных церкви от Царей [142] Грузинских. О сем сословии упомяну отдельно при описании Грузии.

Крепостные крестьяне.

Исключительно в одной Грузии.

Свободные земледельцы.

Во всех прочих провинциях, которые обрабатывают землю по принятым обычаям и правилам для своих господ, но не есть их крепостные.

Ясыри или пленники находятся только между Горцами, и зависят вполне от произвола господ на жизнь и смерть.


Разделение народа по происхождению и в отношении физических качеств в общем виде.

Армяне.

Сей народ, во многих отношениях заслуживающий уважение и внимание, владеет исключительно всею торговлею Кавказского Края, а потому, кажется, [143] не будет излишним в отношении к оному гораздо подробное обозрение.

Армяне, ныне живущие рассеянно по целому свету, в большем количестве находятся еще на тех местах, где процветало их Царство несколько десятков столетий. Они ведут свое происхождение от Гайка, сына Гатласова, жившего во времена Немврода, и бывшего их первым Царем. Не входя в отвлеченные споры о сем предмете, замечу, что и до сего времени сохранившееся название Гайкане, которым называют себя Армяне на своем языке, ряд исторических точных сведений, переданных Армянскими писателями, все способствует к признанию достоверности их Этимологии. Странное молчание писателей других народов, которые, обозревая всеобщую Историю, никогда и нигде не упоминали об Армении как древнем Государстве иногда [144] зависимом от других, а часто и самобытном, ввело в сомнение о существовании оного. Но когда видим мы писателей Римских, упоминающих о Царях Армянских: Тиридате и Тигране, из коих последний имел важное участие в войне Митридата с Римлянами, тогда невольно родится вопрос: ужели Армения, сильная, образованная во времена Тиграна, вдруг сделалась таковою, а не достигала до сего постепенно, подобно прочим? Все сие ведет к признанию древности Армянского Царства, которое по словам их историков, будучи первоначально данницею Ассирии, постепенно распространялась в могуществе; и хотя в последствии была завоевана Александром Македонским, но за два века до Р. X. сделалась сильным Государством, когда династия Арсацидов, основанная Вагаршаком (братом Арсака великого, Парфянского Государя) [145] воцарилась на престоле Армянском. Арсацидская эпоха (до 428 года по Р. X.) есть действительно эпоха славы, величия и самобытности Армянского Государства, стоявшего на ряду с первыми державами Азии, ибо оно, достигая Тигра и Ефрата, опиралось на оба моря, Черное и Каспийское, и Северную границу имело у ворот Тифлиса. Но с сего времени можно решительно считать его падение. Покоренная Арабами, оно возникло было вновь в лице Ашота I-го, основателя Багратидской династии, в половине VIII века от Р. X.; но внутренние междоусобия, раздробление провинций и малое пространство владений Ашотовых, в состав коего входила только небольшая часть прежде бывшего Армянского Царства, не допускало его сосредоточить всех способов, и Ашот, не смотря на титул Царя, дарованный ему Калифом Мерваном, быль некоторым образом [146] в зависимости Арабов. В сию эпоху Армения оставалась раздробленною на части, под владением мелких Князей, стремившихся к независимости и раздиравших своими междоусобиями на части свое отечество, ища только личных выгод. Все усилия Багратидов, соединить опять под свою власть остальные части Армении, были бесплодны. Нашествие Монголов повергло Армению еще в плачевнейшее состояние; ибо, уничтожа власть Багратидов, дало новые возможности и средства к междоусобиям. Краткое царствование Рубенианов в Киликии не может уже назваться восстановлением Армянского Царства, ибо происходило в одной отдаленной провинции: Между тем, как все прочие части остались в Анархическом состоянии. С Леоном VI, умершим в Париже в конце XIV века, кончилась и Рубенианская династия. [147] Раздробленные части Армянского Государства, доведенные до ужасного состояния, сделались добычею могущественных соседей, Турок и Персиян, и продолжая переходить из рук в руки, были театром кровопролитных войн, веденных помянутыми Державами.

Но к удивлению видим, что Армяне в продолжение 14 веков насильственного состояния своего отечества, сохранили Христианскую веру, имели многих писателей, достойных уважения, и торжествуя над всеми препятствиями, присвоили себе исключительно скипетр восточной торговли.

Можно сказать, что Армения не существует в политическом состоянии, но в религиозном и торговом существует целая самобытная по прежнему, и находясь под зависимостью господствующих держав наружно, имеет в своей власти тайные пружины [148] богатства, посредством которых дает законы своим повелителям: Так Рим, утратив имя столицы Мира, имел еще влияние на дела Европы через трех-коронную Тиару.

Но со всем тем дух народа не мог не измениться в течение  стольких столетий рабственного положения, под влиянием жестокого деспотизма восточных повелителей. Отсюда проистекает та скрытность, корыстолюбие и стремление к личным выгодам, не смотря на общие, которая составляет отличительное свойство Армян и служит им укоризною от других народов. Турки, Персияне и даже самые Грузины вообще не любят Армян, но не могут обойтись без их посредства. Все те должности, где нужны люди знающие, оборотливые, терпеливые и деятельные, заняты Армянами, которые умеют по дальновидности действовать в [149] свою пользу, показывая наружно вид, что исполняют предначертания своих властителей. Во всех Турецких и Персидских областях: рукоделия, мастерства, торговля, дипломатические переговоры — все в руках Армян, которые, показывая себя наружно бедными, по необходимости, чтоб избавиться налогов и притеснений, тайно движут пружины тонкой политики и богатства.

Армяне живущие в Закавказских областях, принадлежащих России, относительно нравов, обычаев, предрассудков, народного духа, физических качеств и общего благосостояния, разделяются на две части: Армян живущих в Грузии собственно, и Армян, находящихся в прежде бывших Персидских провинциях, между коими есть большое различие. О первых буду говорить при описании Грузии, а о вторых при описании Армянской области. [150]


Грузины.

Происхождение Грузин, подобно всем древним народам, покрыто мраком неизвестности и баснословных преданий; но отвергать, что они есть древний народ, значило бы отвергать самую истину. Из истории Грузии, которая будет сообщена при описании сей страны, видно, что со временем Александра Македонского оная составляла отдельное самобытное Царство, и, хотя по временам, покорствовало завоевателям Востока: Персиянам, Арабам и Монголам, но никогда не обращалась в их провинцию. Грузины, в древности носившие название Иберов, всегда отличались духом храбрости, мужества и воинских доблестей. Все восточные Государи старались иметь в своих войсках сих отважных и неустрашимых воинов, и почти всегда назначали их в Авангард. [151] Но самые сии наклонности породили в них стремление к независимости и безначалию, производившие многие раздоры, междоусобия и ставившие часто Грузинское Царство на два шага от погибели. Почитая войну единственным занятием, их достойным, Грузины вообще не прилежали к наукам, торговле и другим мирным занятиям. Они привыкли повелевать, и все им нужное приобретать острием меча. От сих наклонностей Грузины вообще вспыльчивы, надменны, страстны до чинов и отличий, и всему более предпочитают наружный блеск, тщеславны до высочайшей степени, но за то великодушны и некорыстолюбивы. В пылу гнева они готовы на все крайности, но за то очень скоры на забвение обид, ежели обидевший будет просить прощения. Ничего нет легче как обмануть Грузина видом притворного простодушия, ибо они не [152] могут постигать утонченностей обмана. Как народ воинственный, будучи в необходимости заниматься письменными делами, рукоделием, или землепашеством, крайне сим тяготятся. Из Грузин можно составить отличное войско, но сделать из них трудолюбивых граждан, стремящихся к усовершенствованию важных отраслей народного богатства, совершенно не возможно. В обращении своем они грубы, взоры их показывают неустрашимость и величие. Они презирают всех, которые занимаются чем-либо другим кроме ремесла воина; ревнивы до высочайшей степени; страстны к женскому полу; честны; твердо держат данное слово; набожны, но не суеверны и не фанатики, одним словом, отличаются от Армян всеми теми качествами, которыми отличается воин от торговца. Этнография сего народа будет сообщена в [153] подробном виде при описании Грузии собственно.

Имеретины и Мингрельцы, составляя прежде один народ с Грузинами, имея даже общий язык, и ныне мало изменившийся, в физических качествах совершенно с оными сходны. Нравы же их, одежда и другие этнографические подробности, несколько отличные, будут описаны при обозрении отдельно означенных стран.


Татары.

Татары, живущие в Кавказском Крае, есть потомки знаменитых Монголо-Татар, которые в царствование Абакахана овладели Персиею, Грузиею и всеми провинциями, лежащими около Западного берега Каспийского моря в половине 12-го столетия от Рождества Христова основали свои владения в [154] завоеванных странах. Стесненные сначала Турками, распространившими за Кавказом свою власть в конце XV века, а потом Персиянами, овладевшими в царствование Династии Софиев почти всеми странами, лежащими между Черным и Каспийским морями, и находясь под их владычеством, сохраняли некоторым образом самобытность народную; ибо имея всегда Ханов из среды своей, были первенствующими во всех провинциях Кавказского Края кроме Грузии, утесняя коренных жителей Армян. Такого рода обстоятельства способствовали к образованию в них того надменного и повелительного духа, которым они в особенности отличаются. Не будучи принуждены рабствовать, они сохранили честность, прямодушие и решительность, проявляющиеся в во всех их поступках: Хотя не пренебрегают мирными [155] занятиями гражданина и земледельца, но гораздо способнее к ремеслу воина и пастуха. От сего-то самая большая часть из них ведут кочевую жизнь, по примеру своих предков, живших на обширных степях около Волги, Дона и Урала. Кочевая жизнь действительно имеет свои особенные приятности для народа, приучившего себя к перенесению всех воздушных перемен. Самое местоположение гористого края к сему способствует. С наступлением весны они, со многочисленными своими стадами, поднимаются на первые покатости гор, начинающих покрываться пышною зеленью; с постепенным увеличением жара, и они постепенно поднимаются все выше на горы, а в знойные летние месяцы кочуют на самых вершинах передовых хребтов. С уменьшением жаров начинают снова спускаться, а зимою живут уже на [156] долинах. Таковым перекочеванием доставляя изобильную пищу своим стадам, они пользуются круглый год самым приятным временем года — весною. Устройство их летних жилищ сплетенных из тонких прутьев и обвешенных кругом коврами домашней работы, очень удобно для таковой жизни. Зимою же они живут в землянках, коих передовая стена состоит из нескольких бревен, поставленных стоймя, и имеет небольшой навес, а внутри находится из глины слепленный камин, в коем беспрестанно пылает огонь. Такового рода жизнь способствует к соделанию кочующих Татар крепкими, сильными и здоровыми. Они с большею ловкостью владеют оружием; отличные кавалеристы, храбры и неустрашимы, что независимо от прежних времен доказали на опыте, в последние Персидскую и Турецкую войны, под [157] начальством Его Светлости Князя Варшавского, Графа Паскевича-Эриванского и еще прежде, во время действий Генерала Князя Мадатова в Северном Дагестане, находясь под его предводительством при покорении Ханства Казыкумыкского, усмирении Акушинцев и Табасаранцев.


Горские народы.

Число различных поколений, составляющих враждебное племя Горцев, живущие между цепью Кавказских гор и на обширных равнинах, замкнутых с севера рекою Кубанью и Тереком, простирается почти до ста, из коих каждое имеет свои отличительные свойства. Оставляя подробное о них описание до следующей статьи, взгляну здесь на них в общем очерке.

Подвластные своим Князьям, деспотически управляющим, Горцы почитают себя независимыми единственно [158] от того, что имеют возможности и средства производить мятежи, междоусобия и отмщать кинжалом личные обиды, хотя бы то было в лице своих владельцев!.. Но за то сии последние считаясь покровителями народа, вправе отнять у своего подданного все его достояние, жену, дочь, но не могут лишить его жизни не подвергнувшись кровомщению со стороны родственников убитого. Сия варварская добродетель Горцев, преследующая, подобно неумолимому року, и в десятом колене племя убийцы, подобно как в Корсике, есть тот Эгид, который удерживает большую часть злодеяний между Горцами неогражденными ни политическими правами, ни законами, обеспечивающими личность и достояние каждого. Почитая военное ремесло первым своим занятием, Горцы выше всего в свете ставят неустрашимость и даже дерзкую [159] отчаянную храбрость; величайшим стыдом почитают попасться в плен и даже отдать тело убитого своего единоземца неприятелю. Сие последнее правило много способствует к удачным против них действиям; ибо, стремясь увесть убитых, они не заботятся даже об обороне и собираются толпою около тела, давая тем способы к своему истреблению, особенно удачными действиями артиллерии. Они ведут между собою беспрестанную войну, и отягченные нуждою и недостатками в необходимом, часто бывают жертвами чумы, опустошающей почти ежегодно Аулы Горцев. Первым молодечеством считается между ними искусство красть и не быть обличенным. Оное дает права на уважение, и даже почитается за необходимое условие брака; ибо не отличившийся воровством удачным, не найдет себе невесты. Ведя жизнь близкую к [160] первоначальной дикости, они живут по большой части посемейно в каком бы числе душ оная не состояла и все считают общим. Старость между ними в большом уважении; гостеприимство есть священный долг каждого. Хотя вообще Горцы непостоянны и вероломны, но, кажется, сие более зависит от стесненного их положения, ибо удел слабого всегда есть хитрость. Не имея никакого просвещения, они не привыкли рассуждать и соображать, а поступают по древле принятым обычаям как бы по инстинкту, ибо о причинах, выгодах и необходимости оного входить в рассуждение не могут. Надеясь на приобретение посредством грабежа и насильства, они пренебрегают богатство, а считают всего важнее физическую силу, доспехи, оружие и коней; ибо обладая сими необходимыми для воина вещами, надеются всего иметь в [161] изобилии. Дабы не допустить детей своих изнежиться, имеют постоянным правилом отдавать их на воспитание другим до совершенных лет. Сей обычай, способствуя к развитию в молодых людях смелости, ловкости и воинских доблестей, конечно есть главная причина холодности между родителями и детьми, очевидно заметная у Горцев. Конечно есть многие исключения из сей общей характеристики; но в большем числе она изображает вполне нравы Горцев справедливо названных некоторыми писателями Спартанцами нашего времени.

Происхождение их покрыто неизвестностью, ибо простонародные поверья племен без письменных всегда можно почитать за баснь. Всего ближе полагать, что в отдаленные времена вытесненные с плодоносных мест, лежащих по обеим сторонам хребта [162] Кавказского, племенами сильнейшими, они поселились в неприступных местах, где могущественная природа оградила их от насильства. Между тем как жители долин, знакомясь с роскошью и изнеженностью, делались слабее, Горцы, осваиваясь с дикою жизнью, делались крепче, сильнее и в последствии образовали из сего нынешнее страшное племя. К увеличению народонаселения вероятно много способствовал, и в последствии времени, беспрестанный прилив народа разных наций по одинаким с первоначальною причинам, особенно при беспрестанных междоусобиях и нападениях воинственных народов. Арабы и Монголы хотя проникали в Кавказские ущелья, но не могли утвердить там своего господства как только временно. Единственные следы оного остались в Магометанской религии, исповедываемой большею частью [163] Горцев, примешивающих к оной обряды Христианской веры, которую исповедывали прежде принятия первой. С сим вместе соединяют они и языческие обряды отдаленнейшей эпохи, из чего выходит какая-то странная смесь.

Индейцы находятся в малом количестве в окрестностях Баки; поселились там по причине Нефтяных источников, загорающихся при малейшем прикосновении, ибо будучи секты Гебров, обожают сей огонь. Об них будет подробно описано при обозрении Бакинской Провинции.


Европейцы.

Кроме Россиян и Малороссиян, живущих в Закавказском Крае и занимающих военные и гражданские должности, в Грузии с 1818 года водворены колонии Виртемберцев, переселенных туда из Новороссийского края, по [164] собственному их желанию. Колонии сии находятся исключительно в Грузии и Елисаветпольском округе. О них будет сказано подробно при описании Грузии и сего округа. По торговым же делам находятся за Кавказом весьма малое число Европейцов разных наций.


Вера.

Главные господствующие религии в Кавказском Крае:

Христианская Грековосточная; оную исповедуют Грузины, Имеретины, Мингрельцы, Гуриелы, чаешь жителей Ахалцихской провинции и вообще Русские.

Христианская Армянская, которую исповедуют Армяне, живущие рассеянно в Кавказском Крае.

Христианская Католическая; оную исповедуют небольшое число Армян, называемых вообще Католиками.

Христианская Лютеранская; оную [165] исповедуют жители водворенных колоний Виртембергцев в Грузии.

Магометанская Суннитская; весь Дагестан, Кумыки и Татары, живущие в Ахалцихской Провинции и в части Ширванской. Из Горских народов: Абхазцы, Осетинцы, Лезгины, Чеченцы и Нагайские Татары оной следуют.

Магометанская Шиитская; оной держатся Татары Эриванские, Карабахские, Нахичеванские и частью Ширванские и в городах: Шемахе, Баке и Дербенте.

Идолопоклонство в различных видах заметно у разных Горских народов, в особенности у Тушинцев и Ингушей.

Религии Гебров держатся Индейцы, живущие в Баке и ее окрестностях.

Еврей в малом количестве.


Язык.

Кроме Великороссийского наречия, на [166] коем производится суд и расправа, и Малороссийского употребительного между поселенными в Кавказской области жителями из внутренних Губерний России, главные наречия есть следующие: Армянское, Татарское, Грузинское, Лезгинское, Абхазское, Осетинское, Кистинское и Черкеское.


Правление.

Всем Кавказским Краем управляет Российский Генерал, имеющий пребывание в Тифлисе, и носящий титул: Главноуправляющего Грузиею, Кавказскою и Закавказскими областями, и Командира Отдельного Кавказского корпуса. В его лице сосредоточено военное, гражданское и пограничное управление. Все войска, в Кавказском Крае расположенные, равно все места и лица правительственные, о коих сказано будет отдельно при описании областей, состоят под его начальством. [167]


ИСТОРИЯ.

Влияние России на дела Кавказского Края от самого начала до поступления Грузии в подданство ВСЕРОССИЙСКИХ ИМПЕРАТОРОВ.


Первое начало влияния России на дела Кавказского Края произошло при Царе Иоанне Васильевиче Грозном. Сей Государь успел убедить Кабардинцев большой и малой Кабарды, быть в числе войск, предназначенных для взятия Астрахани в 1554 году, а в следующем 1555, из сего же народа, по приказанию Царя, значительный отряд отправлен был против Лифляндии. С покорением под власть России, в 1559 году, Князя Агима, владетеля города Терки (Тюменя), построенного на одном из рукавов Терека, при впадении [168] оного в Каспийское море, увеличилось и влияние России на дела Кавказского Края. Означенный город заселен присланными из Москвы Стрельцами, Козаками Донскими, Гребенскими и Уральскими (получившими после название Терских), и обнесен, по тогдашнему обыкновению, деревянными стенами с башнями. В 1561 году Царь Иоанн Васильевич сочетался браком с Кабардинскою Княжною Марьею Темрюковною, что еще более усилило влияние России на Кавказ. В 1582 году жители окрестностей Бештау или Пятигорские Черкесы, стесненные частными набегами Татар, и зная о славных деяниях Царя Русского, добровольно отдались под его покровительство. Около того же времени Кахетинский Царь Леон вступившей на престол в 1520 году, также просил помощи от России, предавая себя в подданство сей Державы. Сын [169] его, Александр II, стесненный нападениями сильного в то время Дагестанского владельца Шамхала Тарковского, происходящего по прямой линии от древних Дамаских Калифов, завоевавших сии страны (Шам по-Арабски значит Сирия, а Хал Князь, следовательно Шамхал означает Сирский или Шамский Князь) в 1586 году отправил посольство к Царю Феодору Иоанновичу, изъявляя свою готовность быть в подданстве Российской Державе, и испрашивая о построении на берегу Терека Российского города для защиты Грузии. Приняв благосклонно послов Грузинских, Царь Феодор Иванович отправил от себя в том же году посольство в Грузию, в присутствии которого Царь Александр с своими детьми, Ираклием, Давидом и Георгием и важными Сановниками присягнули на верноподданство Российскому престолу с [170] обещанием платить ежегодно в дань материями Грузинских фабрик, ценою против 50 камок Персидских золотых, и десяти ковров с золотом и серебром, что и утвердили записью. Получа таковую, Царь Феодор Иоаннович отправил (в 1589) в Грузию послом Князя Семена Григорьевича Звенигородского и дьяка Антонова с жалованною грамотою, при коей находилась висячая золотая печать; обнадеживая Грузинского Царя своею помощью. Вместе с послом отправлены были, по просьбе Грузин, законоучители: Троицко-Сергиевской Лавры соборный старец Закхей, Иеромонах Иоасаф, Чудовский Диакон Феодосий, и несколько соборных священников и иконописцев. Шах Аббас Великий, уведомленный о сем обстоятельстве особенным от Российского Двора посольством, согласился, чтоб Кахетия принадлежала [171] России, испрашивая, дабы сия последняя приняла меры для воспрещения Горцам чинить набеги на Персидские области, что и было обещано, а вслед за тем присланы Русские войска на Терек для усмирения Горцев, из коих многие племена, последуя примеру Кахетии, поддались России. Потом, для утверждения владычества России на Кавказе выстроен был город Койсу, на одном из рукавов Терека, при впадении оного в Каспийское море. В 1594 году послан был Царем Феодором Иоанновичем Князь Андрей Хворостинин с войсками для укрепления города Терки, чему воспрепятствовало сильное нападение Дагестанцев и Кумыков. В то же время Князь подвластных России Черкесов, по имени Сунчулей Конклышевич, пришед с своими подданными, выстроил на противоположном берегу Терека, против нашего города, становище, и [172] много оказал услуг России. Забвение своей обязанности к России со стороны Грузии, при важных победах Шаха Аббаса, начинавшего иметь большое влияние на Востоке, заставило Царя Бориса Феодоровича Годунова в 1602 году отправить новое посольство в Грузию. В 1604 Российские войска действовали на р. Сулаке и Сундже; в 1605 Кахетинский Царь Александр вновь возобновил прежнюю присягу, а сын его, Царь Георгий просил о построении в Грузии Российских городов. В то же самое время и Карталинский Царь Георгий Симонович присягнул на верноподданство России. Царь Борис Феодорович, желая распространить свои завоевания, послал войска для взятия столицы Шамхаловой; но при сем предприятии, неудачно выполненном, город Койсу был потерян для России, и пограничною чертою сделался, по прежнему: Терки. Для [173] вящщего укрепления союза с Грузией, Царь Борис Феодорович просил в замужество за своего сына, Царевича Феодора, Царевну Грузинскую Елену; а племянника Царя Георгия, Хозроя, отправить в Москву для вступления в брак с Царевною Ксениею Борисовною, о чем учинена была обоюдная запись при Русских послах (1605 ): но смерть Царя Бориса Феодоровича и последовавшие за тем политические обстоятельства низпровергли сии намерения и отвлекли внимание России от сих отдаленных стран. В 1625 году Терковский воевода Головин, с помощью означенных Пятигорских Черкесов, усмирил бунт, произведенный возмутителем Заруцким и Мариною, женою Лжедимитрия, что доказывает тогдашнюю зависимость сих народов от России. За шесть лет до сего случая, т. е. в 1619 году Кахетинский Царь Теймураз послал [174] Игумена Харитона к Царю Михаилу Феодоровичу, испрашивая защиты и покровительства. Ходатайство Российского Двора у Шах Аббаса за утесненную Грузию было уважено и Теймуразу возвращено его владение. Царь Михаил Феодорович поручил Голландскому Инженеру Корнелию Клаусену укрепить город Терки и обнесть земляным валом и болверками. В 1638, владетель Мингрелии Леон-Дадиан, в 1639 означенный Царь Теймураз, а в 1650 Сентября 14, Имеретинский Царь Александр, присягнули на верноподданство России. В 1670, город Терки укреплен снова, по приказанию Царя Алексея Михайловича, Полковником Томасом Бехлия, Шотландским Инженером. В царствование Царя Алексея Михайловича, означенный Царь Теймураз неоднократно просил помощи от России, которую оказать ему было невозможно, по причине [175] войн, веденных сею Державою с Польшею. В 1680 году Кахетинский Царь Арчил просил дозволения приехать в Москву и принесть присягу на верноподданство. Для приема его был отправлен на границу Сотник с 80 Стрельцами. По проезде сего Царя в Терки, 1783 Апреля 20, вручена ему была грамота от Царя Алексея Михайловича о принятии его в Российское подданство, с дозволением жить в кр. Терки. Сей Царь после того приезжал в Москву, испрашивая помощи, которую оказать ему было невозможно по причине войн с Турциею и Крымским Ханом.

В начале 1722 года, Император Петр Великий, желая наказать Персиян за сделанное ими возмущение против законного Государя Шаха Гуссейна, и отмстить за оскорбление, нанесенное России ограблением Астраханских [176] купцов, за Кавказом прибыв в Астрахань, лично принял начальство над флотом, состоявшим из 3 шняв, 2 больших корабельных ветботов, одного гукора, 9 шунт, 17 шялок, 1 яхты, 7 эверсов, 12 галиотов, 1 струга, 34 ластовых судов, 196 больших островских лодок и 168 малых лодок. На всех судах было посажено 22 тысячи пехоты: 17-го Июля флот вышел в в Каспийское море, а кавалерия, состоявшая из 9 тысяч Драгун, небольшого числа Малороссийских Козаков и Астраханских Татар, отправлена была сухопутно по западному берегу моря. Император, осмотрев кр. Терки, Августа 5-го присоединил кавалерию, прибывшую накануне, изволил отправиться со всею армиею сухопутно к реке Сулаку. В сей Экспедиции содействовали и подвластные России Кабардинцы, под командою гвардии Поручика Кудрявцева. По [177] прибытии Императора к Сулакской переправе, явились к Его Величеству послы от Горских владетелей, в том числе и от Шамхала Тарковского, с изъявлением покорности и поднесением подарков. Выступя 11-го числа Августа, армия следовала через земли Шамхала, коего Император удостоил своим посещением. 18-го числа, Русские войска были атакованы Каракайдахцами, которые в сем случае были разбиты совершенно. Прибыв к Дербенту (21 числа) Император был встречен Ханом, правителем, и всем народом с радостным восклицанием. Осмотрев крепость и оставя в оной Русский гарнизон, Император повелел армии возвратиться в Астрахань. Сам же, на обратном пути, лично изволил присутствовать при заложении крепости Св. Креста, в 20 верстах выше устья Сулака. На сем месте [178] прибыли 40 тысяч Калмыков, посланных Крымским Ханом, почему Император дал повеление Походному Атаману Краснощекову, приняв сей отряд под свое начальство и присоединив к оному 1000 Донцов, выступить для наказания Уцмия (главы Каракайдахцев) и других Горских Князей, помогавших ему в нападении 18-го числа. Краснощеков удачною своей Экспедицией, в неприступных дотоле ущельях Кавказа, посеял ужас и трепет. Возвратясь в Астрахань, Император сделал все нужные распоряжения для открытия в следующем году весенней кампании против приморских Персидских провинций, и изволил отправиться сухим путем в Москву. Последствием таковых распоряжений была удачная Экспедиция под предводительством Генерала Матюшкина и совершенное покорение всего Дагестана, Апшеронского [179] полуострова, Ханства Ширванского и областей: Гилянской, Мазандаранской и Астрабатской. Таковые завоевания усилили влияние России на дела Кавказа, а трактат, 1724 Сентября 12 заключенный с Отоманскою Портою, коим определено разграничение присоединенных от Персии областей, наконец принятия под покровительство России Карталинского Царя Вахтанга Законодателя, усилило еще более таковое влияние. Хотя в 1735 и уступлены Персии обратно завоеванные провинции около южного берега Каспийского моря, по причине нездорового климата, причинявшего России напрасную трату в людях совершенно бесполезно; но Россия стояла уже твердою ногою на берегу Терека, посредством водворения в его окрестностях Терских и семейных козаков. Трактат 1739, между Россиею и Портою заключенным Кабардинцы [180] признаны независимыми и барьерою между обеих держав. Построение в 1736 году города Кизляра и устройство Кавказской линии, а в 1763 основание Моздока и распространение Кордонной линии между сих городов, сделало Россию властительницею Кавказских предгорий, и имеющую большое влияние на дела Кавказского Края. В 1769 Генерал-Майор де Медем с 10 тысячами Калмыков действовал, по повелению Императрицы Екатерины II, против Кабардинцев и Закубанцев и удачно наказал их за вероломство против России в бывшую тогда войну с Турками; а Генерал Тотлебен изгнал сих последних из Грузии, Имеретии и Мингрелии. В 1774, Кучук-Кайнарджинским миром, предоставлена была власть над Кабардинцами Крымскому Хану, а сей последний, особым актом, признал их зависимость от России. Для удержания сего [181] народа в должном повиновении (в 1779) Кавказская линия продолжена до реки Кубани, которая и признана границею между Россиею и Турциею, (особым актом, заключенным в Константинополе 1783), в том же году Грузинский Царь Ираклий, владевший обоими Царствами Карталинским и Кахетинским, признал над собою власть Всероссийских Императоров, относительно чего и был заключен обоюдными уполномоченными (со стороны России Генералом П. С. Потемкиным, а со стороны Грузии: Князьями Гарсеваном Чавчевадзе и Иваном Багратионом) трактат в городе Гории, Июля 24 1783 года.

Яским трактатом между Россиею и Турциею (в 1791): утверждена река Кубань границею между обеих Держав, а по случаю незадолго перед тем происшедших неприятностей и военных действий с Горцами, возбужденными [182] Лжепророком Ших Мансуром, Порта, тем же трактатом, обязалась платить за все убытки, которые могут претерпеть в последствии Русские торговцы от Закубанцев. Построение Владыкавказской крепости, устройство укреплений на военно-Грузинской дороге, пролегающей через Кавказское ущелье, дало России возможность, при постоянных усилиях командовавших на Кавказе Российских Генералов, приступить к усмирению Горских племен, соседственных линиям сообщения. Последовавшее в 1795 году разорение Грузии Персидским Шахом Агою-Махмет-Ханом, вынудило Россию объявить Персии войну и отправить 35 тысячный отряд под начальством Генерала Графа Валерьяна Александровича Зубова в Кавказский Край. Сей Генерал в самое краткое время покорил Дербент, Кубу, Баку и Ганжу (Елисаветполь]. [183] Хотя, с возвращением в следующем году Русских войск в свое отечество, помянутые завоевания оставлены; но в 1798, Русские войска снова выступили на Кавказе, для поддержания прав, утесняемого Персиянами Грузинского Царя Георгия XIII (сына помянутого Ираклия II и для усмирения Горцев.

В 1800 году означенный Георгий, умирая, особенным завещанием уступил Грузию на вечные времена Российской Державе, испрашивая дозволения членам Грузинского Царского дома жить в России, коим и определены пенсии от нашего Правительства.

С того времени Россия, став твердою ногою на Кавказе, присоединила постепенно к своим владениям, силою оружия и добровольными уступками владельцев, все области, составляющие нынешние ее провинции в Кавказском Крае; а приобретением в последнюю [184] Персидскую и Турецкую войны Эриванского и Нахичеванского Ханств и части Ахалцихского Пашалыка, равно городов Поти и Анапы, обеспечила совершенно свои границы и утвердила неколебимость своего господства по обеим сторонам Кавказа. В заключение сей статьи, почитаю неизлишним повторить слова Г. Дебу (о Кавказской линии и Черномории стр. 26) выраженные с пламенным желанием блага своему отечеству:

«Учреждение Кавказской линии, склонение в Российское подданство части жителей, оную окружающих и присоединение Грузии к столь пространной и могущественной Империи, имело в предмете исполнение великой мысли Государя Петра I, учредить сухопутную и безопасную дорогу, способствующую торговым связям между Россиею и Индиею. Сие намерение конечно долженствовало послужить к скорому и [185] беспрепятственному обогащению России. Первоначальные и необходимые меры к достижению полезной сей цели были предприняты самим Государем Петром I-м, поддерживались Императрицею Екатериною II и доведены до высокой степени, предвещающей близкое благоуспешное окончание столь полезного предприятия, в Бозе почившим Государем Александром I-м; но, по видимому, определено свыше провидением довершить оное для увековечения Имени благополучно ныне царствующего ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА НИКОЛАЯ I-го.»

Сии слова есть верный отголосок чувств каждого благомыслящего Россиянина, которому удалось видеть собственными глазами богатый Закавказский Край и все неисчислимые его способы и средства. [186]


Произведения всех трех царств природы в Кавказском Крае.

По части Зоологии: Дикие звери: Барс, Тигр, Медведь, Гиенна, Чекалка, Лисица, Волк, Тур, Куница, Олень, Сайга, Кавказский Козел, Каракулак, Ихнеймон, Еж, Слепыш, Вивера, Мышь обыкновенная и полевая, Векша Грузинская и Персидская, дикая Кошка, Бобр, Сайзак, дикая Свинья, Заяц и Барсук. Животные домашние: Буйвол, Бык, Корова, Катер, Осел, Баран, Овца, Лошадь, Верблюд, Коза, Свинья, Собака и Кошка. Птицы. Аист черный, Баба-пшица, Баклан, Бусель, Бекас, Беркут, Балабан, Ворон черный и красноносый, Ворона черная, Варнава, Выпь, Грач, Гусь Китайский, [187] дикий и обыкновенный, Гоголь, Гагара, Горлица, Дятел, Драхва, Желка, Журавль, Жаворонок морской, Зимородок, Зимородок зеленый, Зуек, Ибис, Индейка, Куропатка, Курица Русская, Голландская, Арабская и Индейская, Коршун желтой, Костолом, Кречет, Кобуз, Казарка, Коксун, Каголка, Кокушка, Кряток, Кваква, Каравайка, Кулик, Кривоноска, Копчик, Лебедь, Луток, Ласточка, Ластовица морская, Луговица, Лысуха, Мартышка, Неклиов (Querquella), Нужда (A. garsetta), Орел: Кавказский, бородатый, белоголовый, черный, Пустельга, Пищуха, Пеганка, Полуша, Пеликан, Поганка, Поворок, Плаванчик, Перепелка, Рыболов, Ремез, Сипь, Сова, Сова красивая, Сова ястребиная, Сорокопуд, Стралиник, Сорока, Синеворонка, Сверчок-пищуха, Свищ, Сухален, Скоробежка, Сивка, Скворец, [188] Стриж, Турпан, Турахтан, Толмач, Турух, Тетеревы, Утка, Утка голубая, Фазан, Хохлуша, Хохотун, Цапля, Цапля серая, Чернет, Чайка, Чекрава, Чупара белая, Шипун, Щурка, Ястреб. Рыбы. В Каспийском и Черном морях, составляющих Восточную и Западную границу Кавказского Края, в озерах и реках оного водятся следующие роды рыб: Жерехи, Сазаны, Лососи, Сомы, Лещи, Белуги, Плотвы, Шипы, Усачи, Ерши, Лини, Щуки, Красноперки, Форели, Подлещики и Окуни. Пресмыкающиеся: разного рода Змеи, Ящерицы, Черепахи, Жабы и Лягушки. Насекомые. Скорпионы, Фаланги, Тарантулы, Тысяченожки, Шелковичные черви, Пчелы, Мухи Шпанские, Шиферовы, Сирские, обыкновенные, Саранча, Оводы, Мошкара, Блохи, Комары и Муравьи.

По части Ботаники: Айва, [189] Абрикос, Арбуз, Альпийский трилистник, Адонис зеленый, Амарант трехцветный, Анакард, Акация, Ангельский цвет, Бук, Береза, Бобовник калмыцкий, Барбарис, Бузина черная, Белолист, Бобы Турецкие, Боб шафрано-цветный, Бедренец каменный, Бузок голубый (Syringa caerulea), Бешеные ягоды, Болотный Орех, Боярышник, Бузина, Бересклет, Белолозы, Буркун, Батлаун, Белена, Верболиственное дерево, Виноград, Воробьиное семя, Вайда Португальская, Вьюнок пестрый, Восточное Додартово растение (Dodartia orientalis), Вербеник денежный, Волчий вереск, Вязник Татарский, Вяжичка, Вероника разного рода, Ветла, Верба, Вяз, Валга, Грецкой орешник, Гороховник кустоватый, Горд, Гранат, Горчица белая, Горох обыкновенный, Гребешок Турецкий, Горчица морская, Горох кошечий, Гвоздика полевая, Грыжник, [190] Горох полевой, Гриб поджигальный (Bolctus igniarius), Гриб собачий, обыкновенный Гриб, Груши, Гребенчик, Дуб, Дерен, Двоевилчатый серебренник, Дыня, Душица, Дурман, Долгуша восточная, Дермо песье, Дубровник Сибирский, Двоещит, дерево кровавое, Ель, Еспарцет манный, Ежевичник, Ерник, Журавленник, Житник, Жабра, Жимолость, желтый Татарской корень, Завязный корень, Золотушник, Звездочка водная, Заманиха, Золотуха; (thalictrum flavum), Земляной ладан (Valeriana tuberosa), Зверобой, Иголка придорожная, Иванов цвет, Иголчатая молюкская мелисса, Ильма цветная, Камыш, Калина, Карагачь, Кизил, Ива, Ирь пряный, Кунжут, Клевер, Клен, Каштан, Кавказское Свитенево растение (Suiteniae Kavkasiensis), Крес-салат, Кислица широколиственная, Кохлеария, Кукуруза, Калгиба, Камфарное растение, [191] Каперсы дикие, Колосник песочный, Клоповник, Комарник мелкоцветный, круглокоренный Кипр, Катешу, Кокос однолетний (Cocos uuivalvis), Лох узколистный, Лимон остистый (citrus spinosa), Латотье остиндское, Ланцето листная ложечная трава, Леванда, Лебеда Татарская, Левкой выемчатый, Лихорадочник, Лоть рогатый, Луносемянник, Липа, Лебеда; Лен, Миндаль, Меспиль, Можжевельник, Марена, Мак, Медунка, Мята водяная, Майран, Мелисса, Мокрица обыкновенная, Мятлина перистая, Молочай, Манна колеблющаяся, Мох двоякой и шершавой, Молочайник морской, Музей Каролинской, Ноготок, Ольха, Осокорь, Орешник, Острица морская, Огурец, Овесец высокий, Осока, Омег врачебный, Ослиное молоко, Одуванчик, Осокорь, Огородные овощи разные, Персики, Пшат, Пшеница, [192] Пшено сарацинское, полевой Илим, Псинк, Пробковое дерево, Подмарионник, Песий язык, Пиния, Проскурняк врачебный, Портулак врачебный, Портулак капустный, Перец гвоздичный, Перец Индейский, Павилица, Пазурь восточный, Плоская колючка, Подсолнечник, Птичье молоко двуцветное, попутник, Перец водяной, Почечник, Пастушья сумка, Полынь, Пырей, Розовое дерево, Ревень, Рожа стелющаяся, Резуха пушистая, Роговик, Ривиново мышье ушко (Myssotis lapula), Репейник, Рута врачебная, Рожь распростертая (Secale prostratum), Рапонтик, Румяница, Ревун, Ржевец, Сосна, Слива белая и черная, Смородина разная, Стенник, Сасафрас, Сабельник водяный, Солнцев корень Майский, Солодковый корень, Садовая мята, Смольная трава, Слепота куричья, Сокольник (Pylosella cymosum), Сихновник луговатый, [193] Сода разного рода, Софьина трава, Сочевица, Саго, Свидина, Самшит, Сабельник, Солнечный корень, Тамариск, Табак простой Сибирский, Трилистник пенистый, Торица чашечная, Ткенна, Тысячелистник колосистый, Татарник, Тюльпан Нестеров, Тюльпан черной и белой, Тополь обыкновенный и сребровидный, Терновник, Торлок, Ужовник (Scorzonera Hispanica), Фига, Франково растение гладкое (Frankeniana laevis), Фиалка вечерняя, Хлопчатник однолетний, Хрен, Хлеб земляный, Хвощ, Хлопчатая бумага, Церва желтая, Цикорий садовый и обыкновенный, Циносик заостренный, Черешни, Червяница, Чеснок лесной, Чабер, Чудоцвет, Чемерица черная, Чистяк обыкновенный, Чужеварник шишковатый, Черные псинки, Чилим плавающий, Черный мох, Чакам, Шелковица черная и обыкновенная, Шалфей, Шафран, [194] Шандра черная, Шпинат, Шисиковое дерево, Шиповник, Щавель водяной, Щит морской, Яблони, Ясень, Ячмень.

По части Минералогии. Кавказский Край, принадлежащий России, будучи покрыт во всех направлениях высочайшими хребтами гор, изобилует всякого рода ископаемыми, а в особенности по кряжам высокого хребта Кавказа как я заметил выше при обозрении оного. Нет ни малейшего сомнения, что сей хребет заключает в себе богатые металлоносные жилы, но разведка месторождения сопряжена с величайшими затруднениями, по причине враждебных горских племен, что доказано опытами. В Древней Колхиде (Мингрелия и Имеретия), по всем древним и новейшим преданиям и разысканиям ученых, согласно утверждается о существовании золотых и серебряных руд, которые, при деятельной разведке, не [195] могут остаться долго неоткрытыми. Что же касается до существования золотоносных песков на берегах Куры, то сие сделалось уже аксиомою.

В настоящую эпоху важнейшие минералогические предметы в Кавказском Крае есть следующие: Нефтяные источники в окрестностях Баки, Каменная солеломка у С. Кульпы в Эриванской области, и такая же в Нахичеванской, хотя сия последняя и не так значительна; добывание квасцов в округе Елисаветпольском, Соляные озера, из коих важнейшие находятся в Ширванской Провинции и на Кавказской линии; все сии предметы составляют значительный доход Правительству; Минеральные источники целительного свойства; Кавказские в окрестностях Бештау, в Тифлисе и во многих местах Кавказского Края. Подробности о каждой из означенных статей будут [196] сообщены отдельно, при описании Провинций, в которых оные находятся.

В заключение скажу, что малоисследованный Кавказский Край представляет любителю Минералогии богатое поле для наблюдений, разысканий и открытий могущих принесть неисчислимые выгоды во многих отношениях.


Торговля.

Главные пути торговых сношений Кавказского Края, относительно их важности, есть следующие:

1. Торговля между Россиею, Персиею и Кавказским Краем, посредством Каспийского моря.

2. Та же торговля сухим путем через Тифлис и Тавриз.

3. Торговля с Азиятскою Турциею через Тифлис и Арзрум.

4. Прежде существовавшая, и легко возобновиться могущая, торговля [197] транзитная между Индиею и Европою, посредством Каспийского и Черного морей, судоходства по рекам Куре и Риону, равно сухопутно между означенных морей.

5. Торговля Черноморская.

6. Торговля с Горскими народами.

Каспийская Морская Торговля находится исключительно в руках Персиян Рештских, которые имеют своих кореспондентов в Астрахани. Армяне Астраханские хотя принимают в оной участие, но более в отношении к России Кавказский Край также производит довольно важную торговлю по Каспийскому морю, посредством Бакинского порта с Зинзилийским, имеющую главным предметом черную и белую нефть, соль и шафран, и Дербента, состоящую в одной марене. Подробнее о сей торговле буду иметь [198] случай говорить при описании означенных Провинций.

Сухопутная с Персиею торговля. Главные места оной: Тифлис и Тавриз. В первом отделяется та часть Персидских товаров, которая предназначается для Закавказского Края, а остальные за тем следуют по военно-Грузинской дороге на Кавказскую линию и далее в Россию, и наоборот. Приходящие из России товары равномерно сортируются в Тифлисе. Нужное количество собственно для Кавказского Края отделяется, а следующие на распродажу в Персию отправляются через Эривань в Таврис, в коем происходит главная сортировка и назначение по разным Провинциям Персии. Из сего очевидно явствует, что Тифлис в сем случае есть только пункт торга транзитного, непроизводящий собственно от себя никакой торговли. [199]

Операция по сухопутной с Персией торговле может принесть России важные выгоды и упрочить сношения между обеих Держав, потому что пребывание нашего Консула в Таврисе с 1819 года, а в настоящее время и самого посольства, обеспечивает торговцев от всяких насилий пограничных Ханов; Путь лежит исключительно через области, подвластные России, а от пограничной черты до Тавриса считается только 147 верст; весь же путь до сего города от Тифлиса, составляющий 615 верст (верхней Эриванской дорогой) пролегает по широкой удобной дороге для проезда повозок, устроенной во время последней Персидской кампании для следования осадной артиллерии. Единственное затруднение, предстоящее на сем пути, есть два огромные хребта гор: Бомбакский и Ахзебиукский, составляющие восточные отрога западного [200] протяжения Араратского хребта. Сии горы чрезвычайно высоки, подъем и спуск крайне продолжительны и трудны, в особенности в дождливое время. Но сии затруднения легко отстраняются тем, что по большей части товары, следующие в Персию, отправляются вьюками, и еще было бы лучше, если б торговцы выбирали преимущественно летнюю пору для отправления товаров через сии горы, а под вьюки употребляли бы не лошадей, быков и катеров, а верблюдов; ибо сии полезные животные, неся почти тройные тяжести против первых, делают большие переходы и довольствуются, меньшею пропорциею корма и питья, что в особенности становится необходимостью при спуске в Эриванские каменистые долины. Хотя при отправлении таковых караванов необходимо выбирать сухое время года, потому что [201] опытами дознано, с какою трудностью следуют верблюды по мокрой дороге, но выгоды, от сего произойти долженствующие, не позволяют сомневаться что означенные улучшения будут приняты со стороны благонамеренных торговцев. На сие могут мне возразить, что последние не всегда имеют возможность сами определять время отправления караванов, а должны соображаться с обстоятельствами. Конечно нельзя утверждать, что предложенные улучшения возможны при нынешнем слабом состоянии сей торговли, раздробленной в руках малокапитальных производителей, которые высоко ценят каждой день отсрочки, но при первом учреждении торговой компании, помянутое обстоятельство будет принято как самое выгодное. Недоверие в нынешнем производстве сей торговли, вкравшееся между Закавказских и [202] Персидских торговцев, происходит от неоднократно бывших обманов в доброте товара, покупаемого в кипах по предъявляемым образцам. Таковые обманы, производимые к стыду торговцев и обращающиеся им же во вред, много мешают успешному производству торговли и удачному сбыту, заставляя самые мелочные предметы пересматривать поштучно. С другой же стороны Русские мануфактуристы часто пренебрегают изящностью отделки и не соображаются с восточным вкусом в товарах, назначаемых ими для Персии, а от того сами причиною упадка цены, ограниченности сбыта и господства Английских мануфактур на Персидских рынках. Разительный пример сего, видели мы при учреждении нашей Миссии в Таврисе. Персияне обратились было сначала с большими требованиями на Русские товары, по [203] причине их дешевизны, но скоро охладели к оным, не от дозволения транзитного торга с Лейпцигом, объявленного в 1821 году, на 10 лет для Закавказа, но единственно от вышеупомянутых двух причин, которые отстранить в силах только одна торговая компания. Приобретя доверие и умея оное ценить, компания в силах снова обратить требования Персидских торговцев на Русские товары, в доброте коих они будут уверены, а мануфактуристы, исполняя заказы компании, не будут пренебрегать тщательностью отделки, сближаясь в рисунках с восточным вкусом, и тогда можно решительно сказать, что ежегодно будут увеличиваться требования Персии на произведения наших фабрик, которые своею дешевизною вытеснят совершенно Английские с Персидских базаров. Доказательством сему может служить [204] довольно значительная торговля с Персиею, производимая Коммерции Советником Посылиным, который один из всех Русских торговцев, к чести своей, не устрашился открыть за Кавказом сбыт произведений Российских фабрик в Персию с важными для себя выгодами. Кажется, почему бы и другим не взять в пример сего благонамеренного гражданина, и усилить его операции составив компанию для своей и Государственной пользы. Рассматривая далее сей сухопутный вид торговли, находим в пользу оного одно важное удобство: оный совершенно обезопасен от всех хищнических нападений, ибо от границы Донской земли до Тифлиса дорога охраняется вооруженным конвоем.  От Тифлиса же до Аракса идет странами мирными, в коих о разбоях и не слышно, а от Аракса до Тавриса, на расстоянии 174 верст, случаются [205] изредка только неприятности со стороны Кюрдов, могущие легко быть отстранены истребованием от Персидского правительства пограничного конвоя; следовать же далее от Тавриса во внутренние области Персии нахожу излишним, ибо в таком случае Рехтарные пошлины, притеснения и насильственные поборы Ханов увеличат ценность товаров до такой степени, что гораздо оказывается выгоднее продавать оные с значительною уступкою в Таврисе, нежели следовать далее. В нынешнем положении сухопутная торговля с Персией через Тифлис имеет ежегодного оборота (полагая средним числом) свыше 350 т. ассиг. Подробное описание дороги по всему протяжению Кавказского Края, принадлежащего России, показано выше, при описании сего главного пути сообщения. Теперь остается сказать о [206] предметах привоза и вывоза по операции сей торговли.

Вывозятся: Бархат, Полубархат, Атлас, полуатлас, Сукна: (светлых Цветов): Парча, Штоф, Объяр, Ситцы, большие Ситцевые платки, Коленкор, Саржа, Камлот, Пестред, Полотно, Позументы, всякого рода лакированные и стальные вещи, Самовары, Хрусталь во всех видах, Оконичные цветные стекла, Железные и стальные изделия; Меха: Лисьи, Горностаевые, Хорьковые, Собольи, Заичьи и другие, кроме Куниц; разная посуда, Чай, Сахар, Душистое мыло; разные мелочи, как-то: гребенки, щетки и тому подобное; Белила, Румяна, Кошениль, Кубовая краска, Сурик, Зеркала, Воск, Золото и Серебро, сученые на шелку, разного рода галантерейные вещи.

Привозятся. Главнейший предмет: Шелк Гилянской, ежегодно до 70 т. пуд [207] коего однако незначительная часть отправляется сухопутно через Тифлис, а самая главнейшая в Астрахань по Каспийскому морю; потом Хлопчатая бумага в большем количестве; разного рода шелковые материи, преимущественно: Термолама, Канаус, Аладжа, Кутня, Дарая, Зарбав и Магмяр; Ковры разных величин и доброт, ценою от 18 руб. до 200 руб. серебром. Кашемировые шали и платки, Бирюза, Бурмет, Багдадские платки, Табак, Кунжутное масло, Сарачинское пшено, Купорос, Чернильные орешки, Кофей, Росной ладан, Шелковые одеяла, Чадры (покрывала для женщин), Шафран, Хина; из фруктов: Финики, Винные ягоды, Изюм, Фисташки, Алибухара, и прочие; разные аптекарские медикаменты. Весьма желательно, чтоб сей торговый путь, самый удобнейшей для сообщения с Персиею, приведен был в цветущее [208] состояние посредством деятельных попечений и трудов Русских капиталистов для общего блага.


Торговля с Азиятскою Турциею через Тифлис и Арзрум.

Сия торговля находится ныне в слабом состоянии, в особенности потому, что Арзрум получает все нужные для себя предметы ближайшими путями: из Константинополя морем через Трепизонт, а сухим путем через Токат; из Сирии и других стран Востока через Багдад; из Персии и Индии через Таврис. Тифлиские караваны достигают Арзрума и привозят исключительно: Буйволовые и бычьи кожи, шерсть, воск и драгант. Но вывоз оттуда может доставить значительные выгоды, ибо Арзрум, служа средоточием торговли в северной оконечности Азиатской Турции, получает [209] товары из Смирны, Алепа, Диарбекира, Мосуля, Багдада и других, служа складочным местом большей части предметов восточной торговли. Находясь в расстоянии 425 верст от Тифлиса, имея с оным хороший путь сообщения летом, (если исключить довольно затруднительную переправу через Саганлугский хребет ) находясь под управлением Турок, менее притесняющих торговлю чем Персияне, Арзрум может доставлять в Тифлис для России собственно за умеренную цену: аптекарские медикаменты, перец, кофе, пряности, Алепское мыло, жемчуг и сушеные фрукты; что касается до шелковых материй, то оные не могут быть у нас в употреблении от странности рисунков и дороговизны; далее и самые уважаемые (Шамские или Сирийские): как мне самому удалось заметить во время бытности моей в Арзруме. [210]


Транзитная торговля между Индиею и Европою через Закавказский Край.

Существование сей торговли, по общему удостоверению древних писателей, упоминавших о сем предмете, относится к весьма отдаленной эпохе, т. е. еще до водворения Греческих колоний на берегах р. Фаза (нынешний Рион); ибо сии поселенцы, прежде производившие торговлю с Ниневией, столицею Ассирийского царства, получая из оной Индейские товары, узнали от жителей Колхиды (Мингрелии) о существовании ближайшего пути в Индию через р. Фаз, Куру и Каспийское море. Неимоверные работы, приписываемые Грекам в соединении Куры с Араксом, и к соделанию первой судоходною, есть очевидные басни: малочисленность Греческих колоний не дозволяла им устроить сообщения по столь быстрым рекам, протекающим большею частью теснинами [211] высочайших гор, ибо расчистка загроможденных камнями, песком и тиною русл, требовала вековых занятий; но, оставляя подобные невозможности, становится только вероятным, что таковая торговля действительно существовала и имела ревностного покровителя в Александре Великом; но, с водворением Птоломеев на Египетском троне, Александрия сделалась центром восточной торговли, и Индейские произведения отправлялись в Черное море уже посредством Ефрата; и хотя Фазская коммерция обладала еще исключительно шелковыми произведениями Китая, но кровопролитная война Римлян с Митридатом, Царем Понта, во время которой Колхида была театром военных действий, почти совершенно оную уничтожила, и оная возобновилась не прежде прекращения войны. При сем нельзя не вспомнить, что Помпей и до [212] него еще Селевк Никатор имели, по словам Историков, гигантскую мысль, — соединить каналом Черное и Каспийское моря; но сие осталось без исполнения.

Рассмотрим теперь, в каком виде существовал сей путь. По словам Историков, товары приходили в семь дней из Индии до р. Икара, соединяющейся с Окусом (нынешняя Аму-дария), впадающим в Каспийское море; из оного отправлялись вверх по р. Куре до замка Суриума (нынешний Сурам); от оного же сухопутно (на расстоянии 70 верст) до Шарапана, а от оного водою по р. Фазу (Рион).

По истреблении Арабами Александрии, Фазская коммерция пришла в цветущее состояние, и посредством оной Константинополь сделался средоточием всей восточной торговли. Великолепное описание города Фаза, оставленное нам [213] Арриеном, свидетельствует о важности и выгодах оной.

Тут родится сомнение — действительно ли в те времена суда могли достигать по Куре до Шарапана? — Это кажется совершенно невозможным, если принять в соображение черезвычайную быстроту р. Куры от Шарапана до Ганжи (Елисаветполь), и необходимости плыть против течения. Всего же вероятнее, что товары из Бакинского порта следовали сухопутно через Шемаху, Ганжу и Гори на Сурам. Доказательством сему служат развалины огромных Каравансараев, заметных по всему протяжению сего пути, который не представляет особенных трудностей, кроме переправы через Куру у Мингеаура; от Замка же Сурама до Шарапана товары следовали четыре и пять дней; чему конечно было причиною (как справедливо замечает г. Броневский) [214] неустройство тогдашних дорог; ибо в наше время сей путь требует только двух дней, не смотря на то, что идет по прежнему направлению, горами и лесом. Хотя р. Аракс впадая в Куру у Джевата, от сего места становится судоходным, но до Джевата от самого истока р. Аракс, по причине быстроты и многих порогов, никогда не могла быть судоходною, не смотря на удостоверение писателей средних времен.

Страшное могущество Халифов нанесло решительный удар Фазской торговле, удержавшейся только посредством переворота, произведенного Крестовыми походами. Совместничество Генуезцов и Венециан обратило Индейские товары к Астрахани, оттуда, через Волгу и Дон, к Азову, главному месту поселения Венециан; собственно же Фазская торговля осталась в руках Генуезцов, [215] и сосредоточивалась в городе Кафе (Феодосии), посредством Черного моря. Разрушение Азова Тамерланом в 1395 году сделало Генуезцов властителями Индейской торговли. Подрыв учиненный им Венециянами, возобновившими старый путь на Александрию, и потом взятие в 1475 году Кафы, Султаном Магометом II, уничтожило торговую важность Венуи, а с тем вместе было эпохою уничтожения Фазской торговли; ибо Татары Золотой Орды обратили всю торговлю Каспийского моря в Астрахань и Волгу, а оттуда сухим путем в Дон, и посредством оного в Черное море. Вслед за тем неистовства Турок, овладевших Колхидою, внутренние неустройства и смятения обратили страну сию в пустыню и погрузили жителей в то бедное невежественное состояние, в котором они теперь находятся.

Теперь следует вопрос: не [216] предстоит ли возможности обратить вновь Индейскую торговлю на р. Рион, и сделать Закавказский Край главным средоточием оной ?

Разрешение сего вопроса столь важно для Кавказского Края и России, в отношении неисчислимых выгод, произойти долженствующих, что требует внимательного соображения.

Оставляя неразрешенную задачу, действительно ли в прежние времена р. Окус (Амудария) впадала в Каспийское море, скажу определительно, что в нынешнее время всего легче возобновить прежний блеск Фазской торговли следующим образом:

Не подвергая купеческие караваны затруднительному и опасному пути до Кашемира, через владения Авганцев, назначить Генерального Консула в Бендер-Бушере, с обширным полномочием, учредить в сем последнем [217] месте складочное депо для приходящих из Индии товаров, и, по сношению с Персидским правительством, истребовать вооруженное прикрытие, долженствующее охранять купеческие караваны из Бендер-Бушера идущие в Тифлис, до Зинзилийского порта, постановя за сие особую плату. Дабы отвратить замедление в пути; через притеснения и поборы самовольные, равно всякого рода неприятности, неизбежно встретиться могущие, при взимании рехтарных пошлин в каждой провинции отдельно, испросить согласие Персидского правительства на соединение всех означенных пошлин в одну, которую взимать в Бендер-Бушере, выдавая квитанцию; чем будет наблюдена обоюдная польза. Оба сии требования Персидское правительство вероятно не отречется исполнить, есть ли взять в соображение нынешние оного отношения к России, прежние [218] торговые трактаты (хотя в те времена посредниками между обеих Держав были Англичане), и наконец то, что Персидское правительство ничего не теряет в сем случае.

Обязанность Бендер-Бушерского Консула должна состоять в закупке Индейских товаров, нужных для транзитной торговли с Европою, и отправление оных через Шираз, Испагань, Кашан и Касбин к Зинзилийскому порту, в коем должен находиться другой Консул, под заведыванием коего будут, необходимо учредиться долженствующие, пароходы, для провоза товаров к острову Саре; ибо хотя Бакинский порт есть лучший на всем Каспийском море, как я буду иметь случай говорить в последствии, и мог быть главным депо Фазской торговли, но остр. Сара должен быть предпочтен потому, что лежит против [219] устьев р. Куры; впрочем для сего может служить и Ленкорань с одинаковою удобностью. От сих портов товары могут быть на тех же пароходах отправлены до Джевата, где соединяется Кура с Араксом; ибо сие последнее пространство, будучи судоходно, и в наше время требует незначительных улучшений. От Джевата товары будут следовать сухопутно на вьюках безопасною и удобною дорогою через Шушу, Ганжу, Тифлис, Гори, Сурам, Шарапан, Кутаис до Редута Варцихе, от которого отправятся уже по Риону в Черное море на пароходах, ибо Рион от сего места становится судоходным. Достигши же местечка Поти перегрузятся на большие суда, которым уже открывается возможность сообщения со всею Европою, а посредством Константинопольского пролива и Дарданел с Средиземным морем, из коего [220] Гибралтарский пролив открывает путь в Америку.

Сей путь доставить важнейшие выгоды транзитного торга, самого обширного, и дает новые способы сбыта Закавказских и Российских произведений в отдаленные пункты Востока, оживит промышленность и трудолюбие Закавказских жителей, возбудив в них соревнование, и, будучи сопряжено с небольшими издержками, доставит неисчислимую пользу. Взглянем теперь на сей путь в отношении расстояния, времени и путевых издержек.

От Бендер-Бушера до Шираза 55 фарсанга или 318 верст, от Шираза до Испагани 77 фарсангов или 462 версты, от Испагани до Кашана 29 фарсангов или 174 версты, от Кашана до Тегерана 38 фарсангов или 228 верст, от Тегерана до Казбина 34 фарсанга или 204 версты, от Казбина до [221] Зинзилийского порта 48 фарсангов или 288 верст, а всего от Бендер-Бушера до Зинзили 279 фарсангов или 1674 версты.

От Джевата до Шуши 125 верст, от Шуши до Елисаветполя 136 верст, от Елисаветполя до Тифлиса 198 верст, от Тифлиса до Гори 98 верст, от Гори до Сурама 48 верст, от Сурама до Шарапана 70 верст, от Шарапана до Кутаиса 53 версты, от Кутаиса до Варцихе 18 верст: и того от Джевата до Варцихе 746 верст. Следственно всего сухопутного сообщения 2420 верст. Водою: от Зинзили до остр. Сары морем 168 верст, от Сары до Джевата около 100 верст и столько же по реке Риону до Поти, а всего около 370 верст, вообще 2790 верст.

От Бендер-Бушера до Зинзили товары могут доставиться по примерному исчислению в 24 дня караваном; [222] от Зинзили до Джевата, при хорошем ветре, в 5 дней, от Джевата до Варцихе в 11 дней, от Варцихе до Поти в 2 дни. Если включить сюда, примерно, 10 дней для нагрузки, разгрузки и необходимых отсрочек, выйдет, что менее двух месяцев потребуется для доставления из Бендер-Бушера к местечку Поти, которое, принадлежа теперь России, сделается одним из главных пунктов сей важной торговли.

Издержки будут следующие: Рехтарная пошлина соединенная, с вьюка в 5 пуд: За Кашан 1 серебром, за Казбин 80 коп. серебром, за Тагеран 2 сереб. и того 3 р. 80 коп. серебром. Проценты по оценке: в Ширазе 2,5%, — В Испагане 2,5%, — в Зинзилях по Туркманчайскому договору 5%, за провоз из Бендер-Бушера до Зинзили, согласно Персидскому расчету в настоящее время по 1 р. серебр. с нашего пуда на [223] каждые 500 верст; всего 3 р. 20 коп. сереб. на пуд; пошлина в наших границах 5%, за провоз от Джевата до Варцихе 1р. 50 коп. серебром. Что же касается до издержек по водяному сообщению, то они будут совершенно ничтожны при устроении пароходов. Вообще по самовернейшему расчету выходит верное заключение, что общий баланс издержек в доставлении товаров от Бендер-Бушера до Поти и наоборот, включая расходы на содержание Консулов и другие, тому подобные, составит на дорогие товары до 30%, а на дешевые до 35%, Но если принять в соображение, что Европейские товары, привозимые во внутренность Персии продаются более чем вдвое против покупной цены, а Индейские в Европе и того дороже, тогда легко будет постигнуть все выгоды, от сего произойти долженствующие для России и Закавказа от сей [224] транзитной торговли, для коей есть также и другой путь на Тифлис правым берегом Куры (как я заметил выше), посредством коего отстраняется плавание по Куре, и соделывается Бакинский порт главным средоточием Фазской торговли.

О торговле Черноморской и торговле с Горскими народами я буду говорить при описании Абхазии, Мингрелии и Кавказской области.


Деньги, вес и мера.

В Грузии исключительно находятся в обращении Российские ассигнации, золотые, серебряные и медные монеты, коих курс чрезвычайно изменяется, особенно во время Нижегородской ярмарки; ибо тогда ассигнации, становясь необходимостью для отправления на почту, меняются 3% и 4% выше обыкновенного. [225] Всегдашний же курс есть следующий (на медь) ассигнации: сто рублевая 110, а прочие по сему расчету; полуимпериалы по 20 р; серебряный рубль 4 р; Червонцы во всякое время принимаются по 12 р; (полновесные); платиновая Российская монета еще не вошла в общее употребление. Кроме того, находятся в народном обращении: чеканенные при Русском Правительстве на Тифлисском монетном дворе: двух-абазники, абазы и полуабазы, имеющие по обеим сторонам надпись Грузинскими буквами, и старинные Грузинские абазы, чеканенные при прежних Царях. Ценность оных: двух-абазники 40 коп; абаз 20 коп., полуабаз 10 коп. Российским серебром. Кроме того, есть в обращении, хотя в незначительном количестве, абазы прежних чеканов бывших Ханств Ганжинского, Шекинского и прочих, равно бывшего Царства Имеретинского. [226] Все сии монеты принимаются неохотно, и с значительным понижением курса, а тем самым служат единственно к причинению безвинно убытка тем, которые по ошибке их принимают. Сходство их с прежними Грузинскими так велико, что легко вводит в заблуждение неопытных, тем более, что вся разница заключается только в том, что старинные Грузинские имеют дурно отработанное изображение сабли на чекане, которого на Ханских нет. В Грузии существует крайне стеснительное обыкновение — принимать по настоящему курсу только те монеты, которые сохранили все тонкости своего чекана, а потертые, хотя не много, принимать по уменьшенной цене, что производит беспрестанные недоразумения, неприятности и убытки. Кажется, что сие обыкновение произошло от принятого вообще за Кавказом в Персии и [227] Турции правила принимать монеты не иначе как на вес, для чего у каждого торговца есть маленькие весы.

В прочих Закавказских провинциях Российские монеты и ассигнации также во всеобщем употреблении, с тою разницею, что в сопредельных Персии и Турции находятся также в обороте нижеозначенные монеты сих обеих Держав, преимущественно в числе.

Персидские Ценность русским серебром Ценность медью
Рубл. Коп. Коп.
зол. Туман 4    
Ярым-туман 2    
серебр. Сагал-кран или двух-абазник 40  
Панагабаш или абаз 20  
Ярым-панагабаш или полуабазник 10  
  Медные монеты Хойкского или Тавризского чекана называемые: Карапули 3

[228]

Примечание. Золотые и серебряные монеты не имеют никакого особенного изображения на чекане, кроме надписи, фигурно расположенной. Двух-абазники одинаковой величины с абазами, только вдвое их толще. Медные монеты имеют изображения весьма дурно вычеканенные: Тавризские — Льва и Солнца, а Хойские — одного Солнца.

Турецкие Ценность русским серебром Ценность против русских копеек
Руб. Коп.
золотые Махмудия 4    
Полумахмудия 2    
Дарульхлаф 1 40  
Рубия No 1 1    
Рубия No 2 50  
Стамбул No 1 1 60  
Стамбул No 2 80  
Стамбул No 3 40  
серебряные Саксанлих 1  
Юзлук 80  
Икилик 60  
Куруш Санджиралу 20 48
Куруш Чильпах 20 36
Куруш 20  
Пара самой низкой пробы, а потому причисляется к медным 1

[229]

Примечание. Все сии монеты не имеют ничего особенного на чекане, кроме вензлового изображения имени царствующего Султана. Весь счет основывается на курушах, (называемых в Европе пиастром) и парах. Сия последняя монета величиною с наш серебряный пятикопеечник, а тонка как лист бумаги, и очень удобна для перевоза, по причине своей легкости; ибо 100 пар по цене на 1 руб. ас. занимают места не более, сколько нужно для одного нашего пятака. Для счета оной торговцы имеют особенные деревянные лоточки с небольшими закраинами, потому что самый малый ветер или дуновение принимающего и отдающего может рассеять сию монету по воздуху.


Вес.

В Грузии употребляется ныне по большой части Русский вес; ибо [230] употребление камней, вместо гирь, строжайше воспрещено со стороны полиции но в других провинциях еще дозволяется. Кроме того, находится в употреблении еще старинный Грузинский вес, означенный в нижеследующей таблице.

  на Русский вес
пуд. фун. зол.
Коди 2 10  
Литра 9  
Наховар-литра 4 48
Черек 2 24
Наховар-черек 1 12
Стиль 54
Наховар-стиль 27
Руби 131/3
Мисхали 1
Данги 1/6
Мухуди ровна горошин      


В провинциях, соседственных с Персию и Турциею, употребляется следующий вес: [231]

  на Русский вес
фунт. золот.
Башман 32  
Ярым-башман 16  
Черек 8  
Гокка 4  
Биста 2  
Тяга 1  
Стиль 48
Ярым-стиль 24
Руп 12
Ярым-руп 6


Приложение. Во всем Закавказском Крае все земные произведения: хлеб, фрукты и тому подобное, вообще продаются на вес, а не на меру и кроме Грузии собственно, также и вино, коего батман составляет около 20 бутылок. Для означения же больших тяжестей полагается (кроме Грузии) умственный вес — Холвар, равняющийся 20 Русским пудам, а в важном счете денег — Курур равный 2 миллионам Русским серебром. [232]


Мера для сукна и материи.


В ГРУЗИИ.

  на Русскую меру
арш. верш.
Кроме обыкновенного русского аршина    
Адли 1 8
Наховар-адли   12
Черек   6
Гре   11/2


В ДРУГИХ ПРОВИНЦИЯХ.

  на Русскую меру
арш. верш.
Шахский аршин 1 4
Чарек   5
Сия   21/2
Каре   11/4

[233]


Мера жидкостей в Грузии.


  считая против фунтовой бутылки
Кока (в Карталинии) 96
Чапа (в Кахетии) 34
Тунга 8
Наховар-тунка 4
Черек 2
Стиль (в тунге полагается 20 стилей)  
в Имеретии считается доками, около и более тунги каждая, смотря по величине кувшина, а потому мера сия неопределенна  


Мера земли. Поле в Грузии исчисляется обыкновенно днями пахания, т. е. числом земли, которую может обработать в сутки один человек, и называется Гтреури Сахнави-мица. Мера сия очень неопределенна, ибо зависит от проворства работника. Земля под строениями и самые строения [234] исчисляются Газандарским аршином, коих два составляют Русскую сажень. В Нахичеванской и Эриванской провинциях считается Танапами, из коих каждый (квадратный) заключает в себе 400 Русских аршин, а холвар 1,244 квадр. саж.

Мера времени у Грузин и у Армян совершенно сходствует с нашею; а у Татар согласно общему Магометанскому календарю. Названия месяцев у Армян также сходны с нашими, у Грузин же только до Июня месяца, а потом: Тибатве (Июнь), Кататве (Июль), Марион-бистве (Август), Энкенистве (Сентябрь), Гвинобистве (Октябрь), Георгоба (Ноябрь), Христишоба (Декабрь.)

Конец первой части.


Имена особ, благоволивших подписаться на сию книгу.

В Санктпетербурге.


Их Светлости.

Князь Александр Сергеевич Меншиков... 1.

Грузинский Царевич Михаил Георгиевич... 1.


Их Сиятельства.

Граф Егор Францович Канкрин… 3.

Граф Павел Иванович Кутайсов… 1.

Граф Николай Семенович Мордвинов… 1.

Граф Александр Григорьевич Кушелев… 1.

Безбородко… 1.

Граф Дмитрий Иванович Хвостов… 1.

Князь Александр Гаврилович Чавчавадзе… 1.

Князь Василий Сергеевич Голицын… 1.

Княгиня София Александровна Мадашова… 1.


Их Превосходительства.

Антон Васильевич Моллер… 1.

Константин Константинович Родофиникин… 1.

Сергей Павлович Шипов… 1.

Александр Александрович Саблуков… 1.

Егор Васильевич Карнеев… 1.

Христофор Якимович Лазарев… 1

Константин Владимирович Челкин… 1

Александр Иванович Михайловский-Данилевский… 1

Александр Иванович Арсеньев… 1

Павел Петрович Караулов… 1

Николай Александрович Саблуков… 1


Его Высокородие

Николай Иванович Гречь… 1


Их Высокоблагородия

Василий Николаевич Семенов… 1

Лазарь Якимович Лазарев… 1

Монах Иакинф Бичурин… 1


Институт Корпуса Горных Инженеров… 1

С. Петербургское Английское собрание… 1


Его Благородие

Александр Ермолаевич Наумов… 1

Василий Мартьянович Ершов… 1

Герасим Алексеевич Заборов… 1

Купец Дмитрий Гаврилович Теняев… 1


В Одессе

Новороссийский и Бессарабский генерал-губернатор граф Михаил Семенович Воронцов… 5


В Петрозаводске

Олонецкий Гражданский Губернатор Александр Иванович Яковлев… 2


В Тифлисе

Командир 2-й бригады 21-й Пехотной дивизии Генерал-Майор Князь Волконской… 1

Их Благородие Георгий Алексеевич Хотяновский… 1


В Моздоке

Командир 2-й бригады 20-й пехотной Дивизии Генерал-Майор Коханов… 1


В Новгороде

Его Высокоблагородие Петр Андреевич Воронов… 1


В Москве.

Полковник Павел Александрович Муханов… 1.


В Кяхте.

Почетный Гражданин Николай Матвеевич Игумнов… 1.


В Чигирине.

Его Высокоблагородие Владимир Павлович Романов… 1.


В Дерпте

Университет… 1.



Текст воспроизведен по изданию:
Зубов Платон. «Картина Кавказского края принадлежащего России и сопредельных оному земель». В 4-х томах. Том 1-й.
С. Петербург, 1834, 1835

© Текст — Зубов П.
© Scan — Thietmar. vostlit.info
© OCR — A.U.L. 2012
© Сетевая версия — A.U.L. 09.2012. kavkazdoc.me
© С. Петербург, 1834, 1835